(в "The Fall of Thessia, линия 1")

[Лиара пишет:]


— Фалере скоро приведет в действие бомбу. Слышите? — Рила склонила голову набок. Где-то близко послышались мерзкое шипение и скрежет, и металлический вой.
— Враги идут. Мы многих позвали сюда.
Внезапно глаза дочери Самары подернулись тьмой, она согнулась в три погибели, жестом призывая держаться подальше:
- Нет... Нет, уходите! Они... они приказывают... они в голове, так трудно... Мама! — Рила резко выпрямилась, помотав головой. — Останови Фалере! Они еще не поймали ее! Она - приманка! Богиня, как же болит... Как же болит!
Почти одновременно с ней другие ардат-якши бросились на троицу. Перед Самарой возникла биотическая сингулярность, заслонившая дочь, которая, воспользовавшись этим, опрокинула Т'Сони и убежала под своды храма. Оценив главную угрозу, четверо ардат-якши окружили мощным барьером Явика, еще три не давали проходу Самаре, а последние две держали Лиару, прижимая к земле: одна схватила за отростки, заставляя запрокинуть голову, другая приблизилась к лицу, вторгаясь гибельной тьмой в объятый паникой разум.
— Обними вечность, — прошептала ардат-якши, и в мозг Т'Сони словно вонзились тысячи игл.

Кхар'шан, Земля, Палавен, Декууна, Ируна. Дальше в списке Жатвы сразу Рахана, Кахье, Сур'Кеш и Тессия.
Жнецы охотятся на носителей кода запуска Горна.
Левиафаны и Протекторат отбивают Кхар'шан.
"Цербер" потерпел крах на Омеге и Цитадели.
Кроганы и турианцы вступают в военный союз.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам вселенной Mass Effect! В основе сюжета нашей ФРПГ лежит третья часть игры.


Форум для лиц старше 18 лет.
Обратите внимание на [правила].

В игре: 20 - 25 октября 2186 года. Все события игры плюс история галактики: Сюжет и хронология.

Заглядывайте в акции: каноны, неканоны, нужные!

Полный список ролей с перечнем эпизодов по
каждому персонажу.

Масс Эффект: Возрождение

Объявление



Пропал доступ к rebornme.ru? Воспользуйтесь адресом rebornme.rusff.ru.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Масс Эффект: Возрождение » Архивы данных » [17.10.2186] We are the resistance. Линия 2


[17.10.2186] We are the resistance. Линия 2

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Время действия: 17 октября 2186 года

Место действия: Омега

Описание эпизода: Важнее удержания оккупантов от заполучения полноценной власти на станции может быть только лишение их поставок медикаментов, термозарядов и провианта. Благодаря достаточно быстрой реакции и работе сопротивления вкупе с бандами Омеги, им удалось лишить Цербер наживы в виде последнего, отчего так же приходится обеспечивать жителей станции и самих себя постоянно убывающими запасами. Наслышанный о новой поставке, Хантер в спешном порядке собирает вокруг себя тех, кто способен незаметно проникнуть в самое сердце опухоли в виде узурпаторов. Закрытые доки станции и до Цербера были настоящим муравейником, а теперь изменилось лишь то, что здесь нет никого, кроме солдат в броне и различных мехов. Боясь срыва операции и возможных проблем со связью, Эдвард принимает решение руководить операцией непосредственно из места действий. Большая часть их пути составляют внутренние переходы станции, скрытые и незаметные для глаз оккупантов, отчего они и зовутся венами Сопротивления. Оно захлебнется, если противник прознает о тайных путях совсем рядом с собой. Были и минусы. Например то, что группа двигалась почти все время пригнувшись из-за малой доли свободного пространства. Еще немного, и они будут у цели. Хантер в очередной раз останавливается, сверяя данные и время.

ГМ: Edward Hunter

Участники: Helen Wise, Kite Simmons, Hain Fractum, Edward Hunter

0

2

оос

Как самый настоящий теневой хрен, веду теневую игру. Доношу до сведения соиграков, Уайз одурманена Карателем после звёздного города, в связи с некоторыми событиями после Цербера на Цитадели, которые я пока не могу разгласить, у персонажа импланты обоих рук, так что теперь на половину синтет и чёрт побери убить её тоже нельзя...существа света, мать их так...и да, Кайт, я даже привела тебе на растерзания Гримма, корейца который тебя расстрелял на Бире ХД

Однажды Хелен дала себе слово, что ни в ком случае не вернётся в это гнездо садомии. Туда где так круто её судьба свернула с проторённой колеи, занося Уайз в самую глубокую жизненную задницу - в «Чистилище».
Однако всё меняется, люди и обстоятельства. И вот, снова она - грязная, шумная, бандитская Омега. Как казалось, тут живут исключительно отбросы Галактики. На кого не посмотри или наёмник, или торговец оружием, или маньяк-извращенец, даже бармены в клубах убивали за неуплату за выпивку. У всех оружие, все скрытны, грубы и ушлы. Идеальное место! Омега учила «Съешь или будь съеден», хороший жизненный урок, который, к слову, Уайз запомнила. Отличало нынешнюю станцию от старой, пожалуй, только то, что командир тут теперь был другой.
Уайз на доли секунд растворилась в облаке сигаретного дыма, которое окутывало тяжёлым ароматом, когда фрегат слегка тряхнуло, при проходе через защитные экраны, установленные Церберовцами, дабы незваные гости так просто не приблизились к станции. «Чёрный мор» направился к стыковочному доку, а из его чёрного чрева вылетели два челнока, до отказа забитые наёмниками Химеры.
На блокпосте организованном не далеко от стыковочного отсека, забегали люди в броне с отличительными знаками. Либо они не ожидали появления данных «гостей» на челноках, либо не ожидали такого скорого появления оных. Однако охранные системы станции промолчали, чего бы им опасаться?
Уайз вышла первая, облачённая в более увесистую броню чем обычно. Она кинула холодный и внимательный взгляд на столпившихся Церберовцев, и предполагая град вопросов, громко рявкнула, опережая:
- Кто главный?
Командир данного отряда, растолкав своих бойцов, вышел вперёд:
- Нам не сообщали о чьём либо прилёте, - заскрежетал внешний динамик его шлема, - Командование…
- Теперь я – командование, - обрубила его Химера и всучила в руки террориста датапад. Командир не долго изучал данные и окликнул Уайз которая уже двинулась к опорному пункту, а точнее к терминалам связи:
- Постойте, но от генерала не было ни каких указаний!
- А я действую не от имени Петровского, всё гораздо серьёзнее. Вы не можете справиться с горсткой ополченцев, я же знаю эту станцию практически наизусть и могу перерезать все сухожилие борющейся руки. Вам останется только отрубить её окончательно. Ваше место займут мои бойцы, а вы свободны, - Хелен не стала слушать возражения, а только установила свой блок данных у терминалов Цербера и подключила его.
Солдаты Цербера постепенно растворились из зоны, как белые хлопья снега, тающие в глубине коридоров Омеги. Уайз была занята взломом сети прочеловеческой организации, когда её тронули за плечо:
- Вы уверена? А если нас раскроют? Будет проблематично вырваться отсюда, - рядом с Хелен стоял высокий худощавый кореец, явно переживающий, что из гущи дурно пахнущего дерьма, будет вылезти сложнее, а особенно если ты в эту кучу зарылся по самые уши.
- Не волнуйся, - Химера мельком глянула в глаза парню, пытаясь передать ему хотя бы толику её уверенности, - Ты мне нужен с холодной головой и сердцем, - она ткнула Гримма в грудь, - А иначе, ты мне вовсе не нужен. А теперь по делу. Выследи командира отряда, который был здесь. Убери и переправь его тело на фрегат. Тихо, как ты умеешь.
Гримм чуть нахмурился и передёрнул плечами:
- Зачем? – он не мог скрыть явного удивления
- Мне нужно изучить хасков Призрака.
- Вам? Когда это Вы стали проводить такого рода изыскания?
Уайз перестала скользить пальцами по голографической клавиатуре и слегка пришёрилась. Ей стало странно и не ясно, а действительно для чего? Однако все мысли вытеснил резкий приступ головной боли. Сенсоры визора слегка сбились, а все сомнения улетучились:
- Вопросов много задаёшь, - отвествовала она, продолжив свою работу. На этом разговор был закончен.
Пока наёмники Уайз рассредоточивались по периметру, она подключила провода блока данных к разъёмам визора. По обыкновению вошла в дрифт с сетью Омеги и начала штудировать информацию, накопившуюся за время оккупации станции. В воздухе как всегда повисли три голографических экрана, отражающих и фильтрующих данные, скачиваемые из недр Цербера.

+5

3

Битый час Кайт уже сидит в этом захудалом и противно пахнущем баре, помирая от скуки и ловя подмигивания не совсем трезвых представителей мужского пола. Даже суровые испепеляющие взгляды не помогали избавиться от назойливых глаз. Положение спасла внезапно появившаяся миловидная азари с привлекающими округлыми формами, и Симмонс смогла наконец-таки вздохнуть спокойно. Развалившись на диванчике, она свесила голову вниз и закинула ноги на стену. Так ей лучше думалось. Лежишь себе, рассматриваешь стену, плюешь в потолок, кровь притекает в мозг и можно поразмыслить о смысле жизни.
К слову, о жизни. Уже который день "Цербер" не даёт права на таковую. Снуют туда-сюда, будто ищейки с кроваво-красными безжизненными глазами, вынюхивая запрятавшуюся добычу, чтобы схватить её за горло и свернуть нежную шейку. Пока что Кайт удавалось ускользать от их цепких лап, но, к сожалению, не без посторонней помощи. Пожалуй, ей есть кого благодарить за всё ещё текущую свою жизнь. Хайн хоть и был невыносимым (или это она была невыносимой?), но, тем не менее, отличался умом и сообразительностью. А главное — умел ими пользоваться, в отличии от Симмонс, у которой тараканы в голове периодически устраивали вечеринку.
— Да эти люди просто твари! — внезапно громкое восклицание, принадлежавшее, кажется, массивному крогану, сидевшему в центре поддатой компании, привлекло внимание Кайт, и она повернула голову, чтобы бросить восторженный взгляд на этого дерзкого людененавистника.
Впервые за всё время Симмонс была согласна с подобным высказыванием. Конечно же, себя к тварям она не относила, но к "Церберу" она питала особую любовь. Всю свою несознательную жизнь вместе с дюжиной таких же, как она, детей Кайт провела в их лабораториях, став маленьким подопытным крольчонком. И как после такого они смеют заявлять, что борются за человечество? За власть, за свои амбиции, но не за человечество.
Взгляд девушки упал на циферблат старых, слегка потрёпанных, наручных часов. На современную технику полагаться не стоило, особенно после инцидента с компьютерным вирусом, поэтому старомодные часики прошлых десятилетий теперь были на вес золота.
Ярко-зелёные циферки показывали без десяти минут пять. Пора, подумала Кайт, опуская ноги и вскакивая с диванчика. Аккуратно, стараясь никого не задеть, Симмонс пробралась сквозь толпу и со вздохом облегчения выскользнула на свежий воздух. Относительно свежий. Система жизнеобеспечения по прежнему давала сбои, но, если об этом не думать, то всё было не так уж страшно. Накинув широкий капюшон на голову, Кайт не спеша направилась к обусловленному месту, которое, кстати, находилось всего в двух минутах от бара, в котором сидела девушка.
Место не совсем безлюдное, но ничем не примечательное. Иногда случались мимо проходящие тёмные личности, но у них к девушке не было никакого дела, как, собственно, и ей — к ним. Здесь можно было смело снять капюшон. Миловидным личиком на наёмницу она похожа не была, да и те неприятели, которые её уже знают, вряд ли бы опознали в ней её после встречи с барьером и внезапно новой стрижкой и цветом волос.
Подмигнув сидящему в куче лахмотьев бомжу (хотя бомжем он на самом деле не был), Симмонс вскочила на большой мусорный бак, стоявший неподалёку от входа с ярко-голубой вывеской, и, усевшись поудобнее, достала игровую консоль, которая тут же с головой втянула девушку в кровавую стрелялку.
— Явился? — не отрывая взгляда от игры, ехидным тоном поинтересовалась Симмонс, когда рядом с ней едва слышно приземлилось чьё-то тело.

Отредактировано Kite Simmons (2014-03-22 12:11:09)

+4

4

С того момента, как "Цербер" без всякого стеснения протянул свои грабли к Омеге, прошла целая вечность. Через два дня после этого Фрактум перестал считать время. Он всегда знал, что не стоит до конца доверять электронным приспособлениям, но собственный инструментрон сыграл с ним злую шутку именно после того, как половина станции оказалась под контролем этого культа. Не раньше и не позже. С того момента дрелл прекратил доверять голографическим экранам, программам и прочим великолепным вещам, не желая больше даже смотреть на них лишний раз.
Такого понятия, как день и ночь больше не существовало в принципе. Несколько суток протянулись, как одно целое, издевательски длинное и нестерпимо медленное. И это самое целое дрелл провел преимущественно в темноте частично или полностью обесточенных улиц и закоулков, оборудованных ныне как хоть какое-то убежище для несогласных. Открытых стычек с приверженцами прочеловеческой секты больше не происходило, а сомневающихся и пугающихся вокруг становилось все больше и больше, стоило "Церберу" только продвинуться хоть немного вглубь. Фрактум все чаще и чаще начинал чувствовать себя канализационной крысой даже несмотря на то, что до обитания в этой самой канализации оставались еще нижние уровни Омеги.
Чтобы избавиться от этого ощущения убийца постоянно переходил с одного места на другое. Так называемые повстанцы, которые умели лишь говорить о том, что пора что-то делать, но не собирались делать ровным счетом ничего, вызывали у него омерзение. Становиться таким же не хотелось. Поэтому он бросал одну нору за другой, уходя то дальше от "Цербера", то подбираясь ближе к нему. Своей привычной любви - этим ничем не заменимым посиделкам у разных барных стоек - дрелл не изменял даже сейчас.
Но сегодняшние сутки должны были внести разнообразие.
Сегодня придется посмотреть на время и даже придется следить за их ходом, чтобы прийти в нужный момент в нужное место. Приходить раньше Хайн не особо любил. В общем-то, как и опаздывать.
У него было еще пять минут, чтобы посидеть в окопанном коридоре, набитом недовольными человеческой диктатурой. Здесь были и турианцы, и азари, и кроганы, и даже батарианец, но землянина - ни одного. С одной стороны это было странно, а с другой стороны совершенно логично. Население Омеги в большинстве своем всегда сплачивается против общего врага. Видимо, попавшиеся сегодня индивиды не очень хотели соседствовать даже с людьми со станции. Фрактум этого тоже не особо хотел, хоть и понимал, что не все люди поголовно готовы прислуживать сборищу своих полоумных сородичей. Но находиться рядом с человеком было бы куда приятней, чем бок о бок с батарианцем. Это предпочтение у наемника всегда было впереди всего мира, и при таких обстоятельствах единственное, что он мог себе позволить - это просто отдалиться от четырехглазой мрази на самое большое расстояние, которое только возможно. Чтобы снова не затащить его в темный угол и не спровоцировать на драку.
Из четырех должных глаз на лице батарианца присутствуют лишь три, и все они сейчас смотрят на дрелла. Фрактум смотрит на расположенный неподалеку экран, отыскивает взглядом время - и на инопланетянина становится совершенно плевать. Пора бы, по-хорошему, уже идти, иначе не избежать ему ехидных замечаний со стороны одной неповторимой особы.
Между прочим, единственной, с кем Хайн вообще может сейчас находиться рядом, разговаривать и не зудеть при этом на отвлеченные темы.
Они выбрали место потише, где находится не так уж много народу. Однако на пути к нему то и дело попадались то ксеносы с Омеги, то прихвостни "Цербера", то просто-напросто очередной рыжий барьер, рубящий любую улицу на две разные части. До того момента, как дрелл приблизился к нужному месту, прошло полчаса. Он все-таки немного припоздал. Увидев, что Кайт сейчас совершенно не до его непунктуальности, Фрактум устроился рядом с ней и взглянул в экран консоли одновременно с ее репликой. Неизвестно, что именно, увиденное или услышанное, заставило его вздохнуть, но он это сделал.
— Явился, — ответствовал он тут же.
Продемонстрировав на лице подобие гадкой ухмылки, ящер несколько раз ткнул пальцем в экран консоли, ломая девушке всю идиллию, и чинно сказал при этом: — Нечего дурью маяться.

Отредактировано Hein Fractum (2014-03-24 13:48:18)

+5

5

- Чертов коллектор... - цедил сквозь зубы Хантер, согнувшись в три погибели пробирающийся через горы мусора и весьма неприятной на запах вязкой жидкости. Это была не самая лучшая идея - украсть контейнеры с припасами прямо из под носа Цербера. Но зато какой дерзкий поступок! Он должен был вывести из себя Петровского, заставить его сомневаться в своих решениях. Заставить ошибаться. А когда он начнет мазать, не попадая по клавишам судьбы, тут свою партию сыграет Сопротивление. Отовсюду, подобно термитам из разрушенного дома родного, партизаны начнут прямую борьбу с оккупантами, сталкиваясь с ними лоб в лоб... и не опуская гордо поднятой головы. Но это все планы. Сбудутся ли они вообще?
   Однако, поход по переходам дал свои результаты. Эдвард разузнал несколько новых путей и парочку запечатанных, которые вполне можно скрыть, если это потребуется. Как только пометки были внесены в интерактивную карту, осталось удостовериться, что за ним не следят. Более того, в этих с натягом называемых коридорах даже не было ни намека на средства слежения. Это только на руку. Похоже, в венах Сопротивления появились новые ответвления. Пусть немного и зловонные.
   Примерно десять минут понадобилось ему для того, чтобы выйти "из сумрака" в жилые районы. Глупо было бы соваться на улицы. Посему, пришлось сделать довольно короткую прогулку по достаточно оживленному сектору. Цербера как такового здесь не было, но смрад его ощущался довольно-таки прилично. Взять хотя бы этот проклятущий барьер, изолировавший район вместе с его жителями от всей остальной станции. Слишком много факторов, влияющих на боеспособность Сопротивления. И это странно. но кто сказал, что подачки со стороны судьбы брать не стоит? К тому же Хантер был из тех людей, чья философия в данных случаях описывалась достаточно кратко: "Бери все, и не отдавай взамен" Пускай Цербер жирует, пока он это может.
   Ведомый планами, мужчина не заметил, как очутился на другом конце сектора. Порой, мысли ему мешали здраво рассуждать. Они просто затмевали собою взор, устраивали хоровод в голове, кружась все быстрее и быстрее... Рано или поздно это лишит его разума... или сведет в могилу. Ему относительно везет. Еще ни один из сопротивленцев не видел его припадков. Нестабильная психика сама по себе неприятна. Вот ты отчетливо ведешь игру, следуешь всем планам и маршрутам... а потом бросаешь все к чертям и приглашаешь своего оппонента в грубой форме выйти "поговорить по-мужски". Контроль и только контроль. А если кто-то будет против его действий и вдруг предъявит: "Ни стыда, ни совести", останется ответить лишь одно: Ни того, ни другого. Ничего лишнего".
   И в прошлой жизни Хантер сторонился баров, ресторанов и прочих мест большого скопления людей. Грубо говоря побаивался. Но так уж получилось, что именно в питейных заведениях можно узнать много интересного. К тому же информаторы Сопротивления зачастую просиживают там задницы или же работают, в ожидании часа "икс". И вот желтые визоры с оттенками полыхания огонька блеснули в едком свете барных светопреставлений. Придется потерпеть, если информация того стоит. Короткий кивок крогану, и туша последнего растворяется в проходе, освобождая путь до одного весьма наглого турианца. От бармена сейчас были видны лишь одни гребни. Хотя стоит только удивляться, каким это образом довольно низкая барная стойка скрывает рослого ксеноса:
- Видать, плохо нынче с гостями?
- Завтра будет еще хуже... - протянул турианец, шевеля мандибулами. Типичная шифровка, пусть и была она так себе. Эдвард над этим не шибко заморачивался, предпочитая менять коды как можно чаще, исходя из обстановки: - В доках что-то странное. Наши так и не смогли разобрать, но похоже там теперь щеголяет какая-то спецгруппа или что-то вроде того, - задумчиво произнес ксенос, протирая опустошенные сосуды: - С грузом проблем быть не должно. Придет в назначенный час. Что же все-таки там?
- То, без чего ни нам, ни Церберу не обойтись, - Хантер облокотился на полированную поверхность стойки, сверля взглядом окружающих его посетителей заведения: - Провизия, медикаменты, термозаряды... Полно всего. Главное, ухватить кусок побольше...
- Как бы не подавиться. Людей там огого. Как ты собираешься туда пробраться? Дойти - это одно. Совершить диверсию - совсем другое. Там уже не будет переходов, не будет коллекторов...
- У меня есть план, не беспокойся, - прервал того Эдвард: - Ладно, плесни мне чего-нибудь... в интересах революции, - после чего принял у турианца пойло и одним махом опустошил стопку. Этого более чем достаточно.
   Выйдя из бара, Хантер в очередной раз удостоверился, что этот сектор на стороне Сопротивления. Крысы есть везде, это несомненно. Главное, оказаться в нужном месте именно в тот момент, когда этой крысы там нет. Теперь можно было преспокойно отправиться хлюпать ногами по толще грязи:
- Группа, как слышно, прием? - по ходу дела связался он с теми, с кем должен был совершать налет. Сам он их не шибко хорошо знал, но, приняв советы со стороны знающих лиц, Хантер решил взять именно их: - Сбор в точке Б-12. Две минуты на сборы. Конец связи.
Дислокация оговаривалась сразу, еще за день до операции. Сектор этот не шибко большой и двух минут вполне достаточно, чтобы добраться из одного его конца до другого. Быстрым шагом. Б-12 - ничто иное, как шахта, ведущая в переходы. Именно там и начинается их путь.
[AVA]http://sf.uploads.ru/mRk2C.jpg[/AVA]

+4

6

Машины Уайз вовсю работали, выкачивая данные из сети Цербера, её визоры пристально наблюдали за бегущими строками, а умелые синтетические пальцы, перебирали по экранам, фильтруя приоритетные данные, с завидной скоростью.
- Мэм? – наушник ожил, - Назначенное время прибытия груза наступает через тридцать минут. Жучок запущен в охранные протоколы. Как только проверим груз, можно будет отключать барьеры.
- Принято, Мигель. Подберитесь как можно ближе к докам, замените охрану, включите сигнальные глушилки. Груз нужен живым.
- Эм…живым? – осёкся голос на том конце, - Что значит живым?
Хелен вздохнула:
- Мигель, - она попыталась вложить в голос как можно больше спокойствия, - Цербер тут не в бирюльки играет. Поставка будет куда больше важна, чем просто «вкусности» для солдатни.
Уайз смутно представляла, что же конкретно состряпали биологи Цербера. Только одно словосочетание «мутагенная масса» в одном из отчётов перехваченных Химерой, заставило её копнуть чуть глубже. Уже давно не было секретом, что ребята из прочеловеческой организации внедряют рипертех в человеческие ткани, а уж что они там делают со всякого рода мутантами! М, просто пальчики оближешь!
Конечно, Химера не собиралась заводить себе ручное заморское чудо-юдо, одурманенное и желающее пришибить и сожрать потроха, но вот покопаться в таком чуде, и найти какие-либо полезные вещицы было бы не дурно. Как говориться «на войне все средства хороши»…
Мысли прервал свист пули, угодившей прямиком в блок данных. Экраны пошли рябью, а затем, полыхнув ярким облаком, испарились, железяка заискрилась, отдавая резкой болью в зоне затылка Уайз, где провода были подключены к разъёмам визора. Хелен прошипела едкие грубости и скрючилась за терминалами, уклоняясь от следующей россыпи термозарядов, угодивших в терминалы и перебивая сеть на корню.
- Твою грёбанную мамашу, - ругнулась Хелен, переключая наушник, - Что, блять, у вас там такое, Мигель!?
Послышалась трескотня, винтовок, потом дробовик Мигеля громко гухнул, отправляя мелкую дробь в нагрудник вторженца, наверняка снимая большую часть щита:
- Мэм, - магазин дробовика «ахнул» перезаряжаясь, - Небольшая группа ополченцев. Не плохо вооружены, видимо пытаются прорваться к докам! – перекрикивая шум стрельбы, сообщил боец.
Уайз снова прошипела крепкие ругательства и сняла с держателя «Коготь», активировала систему броникостюма и синтетическая мускулатура рук налилась свинцовой мощью и такой же тяжестью:
- Как вы умудрились проворонить горстку местных засранцев! Не из воздуха же они появились! – Повысила голос Уайз и выглянула из своего укрытия. Обзор тот ещё. Пришлось маневрировать среди беспорядочно расставленных коробок и грузных контейнеров набитых чёрт знает чем. Хотя, эта станция как ни что другое пронизана подземными, а точнее поуровневыми переходами и коллекторами как крысиная нора, и не мудрено, что бойцы Уайз попросту и не ожидали явления ополченцев.
Недалеко от того места где укрылась Хелен, пролегали бетонные укрытия, за которыми и схоронились ополченцы. Женщина настроила визор на тепловую частоту и проследила за тепловыми метками, оставленными омеговцами. В общем-то, ей и дела не было что тут происходит, отвоюют ли эту убогую станцию местные, или всё - таки контроль захватит «Цербер», но вот простить то, что её прервали в самый разгар работы, прострелили её блок данных и в наглую пристрелили пару бойцов, Уайз простить не могла.
Тепловые метки вели поодаль от бетонных блоков, и исчезали за углом:
- Мигель, прими данные полученные с моего визора. Перекрой чёртов муровейник и убери эту мразь с моей территории, не до перестрелок мне, - с этими словами Уайз снова скрылась за своим укрытием, благополучно успев, прежде чем очередь из винтовки оставила углубления в стенке контейнера.
Стрельба продолжалась, а Мигель с парой бойцов отправился по направлению к выходу из коллектора. До слуха Уайз донеслись шаги, видимо кто-то из более смелых, решил продолжать движение к докам. Чуть выждав, Уайз появилась из своего укрытия и, ухватив омеговца за шлем мёртвой хваткой, впечатала его прямиком в бетонный пол. От удара поднялся небольшой столб пыли, а щит вторженца пошёл рябью. Уайз приподняла голову бойца, и синтетические пальцы впились в шлем ещё сильнее, повреждая его. По забралу пошли трещины, а потом последовал ещё один гулкий удар об бетонный пол. Тело обмякло, а Хелен словила пару-тройку шальных пуль, что прорезали её щит, и одна полоснула по лицу, повреждая ткани.
Стрельба поутихла, Химера стёрла выступившую кровь с тут же затянувшейся не глубокой раны. Носком ботинка она перевернула тело ополченца и негромко фыркнула:
- Вольный стрелок значит, - на броне не было ни каких отличительных знаков, - Мигель, что у тебя?
- Мэм, мы прошли по следам. Видимо большинство из группы ушли обратно. Не думаю, что они струсили. Скорее решили ретироваться и наступить с новой силой. Они не глупцы. Думаю, решили проверить обстановку.
- Что не глупцы – это точно. Глупцы, столько бы не смогли продержаться, - Уайз окинула взглядом  затихший периметр и раздавила подошвой ботинка шлем убитого окончательно.

+3

7

Как девушка и ожидала, дрелл тут же начал водить пальцами по консоли и сбивать всю игру. Такое было не в первый и не в последний раз, но Кайт всё равно со стоном возмутилась, когда консоль пару раз жалобно пискнула, оповещая о том, что у игрока на исходе все жизни.
— Ну вот посмотри, посмотри, что ты наделал! — воскликнула девушка, тыча консолью Фрактуму под нос. — Я их почти всех убила! А ещё они похожи на церберовцев, а ты не дал убить!
Симмонс и дальше продолжала бы возмущаться (ради приличия), но тут игра снова подала звуковой сигнал, на эжтот раз сопровождавшийся фразой Epic win. У Кайт даже глаза широко раскрылись от удивления, а в следующий миг с её губ сорвалось победное "Х-ха!", и она не преминула показать Хайну язык. Удача не всегда поворачивалась к ней лицом, но сегодня, видимо, было исключение.
— Ну да ладно, — вздохнула Кайт, отбрасывая дальнейшее ликование, и взглянула на часы. — Ты опоздал, кстати. Этот... Хантер, или как там его? уже бесится, наверное...
Не успела она это сказать, а в ухе у неё раздался низкий мужской голос, требующий немедленного сбора в какой-то там точке. Что это за место — Кайт понятия не имела, лишь знала приблизительное направление. В подробности плана она не вдавалась, полагая, что этим будут заниматься люди, получше неё ориентирующиеся на Омеге. Всё, что девушка для себя определила — надо устроить «Церберу» ад, а подробности не так важны.
— Точка Б-12, — продублировала Симмонс, дабы лучше запомнить (хотя ей это мало что могло дать), и, засунув игровую консоль обратно в один из карманов, с тяжелыми охами и ахами поднялась на ноги.
— Что же... Прошу! — добавила она, делая картинный поклон и уступая дорогу с мусорного бака Хайну. — Мужчины вперёд.
Накинув капюшон и подмигнув бродяге (который в общем-то им не был), Кайт скользнула за своим наставником в ближайший поворот. Они шли относительно быстро, стараясь не выходить из тени, да и вообще редко возникали в местах, где могли встретиться даже случайные прохожие.
На улицах стояла глобальная тишина на фоне ровно шумящих систем станции. Казалось, что вся жизнь попряталась от нависшего над Омегой «Цербера» где-нибудь в подвалах, канализациях. Или в барах, чтобы запить своё горе. Сам контингент станции предполагал, что перед лицом серьёзной опасности все просто разбегутся по углам, если не смогут что-нибудь сделать в одиночку или своей сплоченной компанией. Даже пресловутые группировки, готовые были друг за друга горло перегрызть, сейчас разбежались, как крысы, и сдают друг друга только ради спасения собственной шкуры. Что бы не задумал этот Хантер, ему пришлось потрудиться, чтобы собрать воедино хотя бы тысячную часть Омеги. Если у него это получилось, то есть шанс, что церберовцы будут выкурены из станции, как белки из дупла. Но всё равно такая возможность оставалась призрачной и практически нереальной, и цель — недостижимой.
Поглощенная своими думами думными, Кайт не сразу заметила, как Фрактум исчез из поля зрения. И поняла она это только уткнувшись носом в стену. Почувствовав столкновение, Симмонс тут же с громким фырканьем отпрыгнула назад и, оступившись, полетела вниз через открытый люк. Падение было недолгим, но приземление — болезненным. Кайт упала на дно шахты в противно воняющую лужу сточных вод. К тому же в ней плавало что-то очень неприятное на ощупь. А ещё под задницей Симмонс что-то хрустнуло и с добавкой в виде резкой боли, девушка уж было подумала, что сломала себе какую-нибудь важную кость. Но, почувствовав разряд электрического тока на своей пятой точке, Кайт тут же поняла в чем дело.
Тяжело вздохнув, девушка слегка склонилась набок, приподнимая левое бедро и вытащила из промокшей штанины игровую консоль с раздробленным экраном и торчащими микросхемами в местах, где отвалились кусочки корпуса.
— Ну вот, — раздосадованно вздохнула Симмонс, отбрасывая в сторону сломанную игрушку, которая теперь вряд ли когда-нибудь заработает. — Надеюсь, ты доволен, Фрактум? — спросила она в темноту шахты, но ответа не последовало.
— Хайн? — переспросила девушка, беспокойно вглядываясь в непроглядную тьму шахты. — Это не смешно.
С громким хлюпанием, Кайт поднялась из лужи и несколькими резкими рывками стряхнула с себя вонючие капли. Снова оказавшись в тишине, девушка внезапно услышала чьи-то дальние шаги. К счастью, она тут была не одна. Или это плохо?

+3

8

Все, чего Хайн хотел добиться своей выходкой — возмущения. Беспрестанные, неукротимые и беспощадные, раскрывавшие всю суть его темного Я. От кого же их еще выпрашивать, если не от Кайт? Конечно же от нее, ведь это единственный человек (и вообще живое существо), схема поведения которого была для Фрактума одной из сложнейших загадок и которому за эти нескончаемые причуды стоило отплатить той же самой монетой.
— Вот так, значит, да? Сама пялишься туда, а мне не даешь, — с самым серьезным видом проговорил дрелл и еще раз ткнул пальцем в экран. Чтобы жизнь хорошей не казалась.
Но стоило только Фрактуму понять, что они с Кайт — наемники, вниманием которых завладела какая-то идиотская игровая консоль, ему стало дурно. Он отвернулся и не обратил своего взгляда на Симмонс даже тогда, когда ее игровой персонаж оказался между жизнью и смертью. Ему не было дела до судьбы этого маленького голографического ультрабойца, и жестокость его была такова. Он замер и подал признаки жизнь вновь лишь тогда, когда Кайт начала радоваться тому, что герой ее игрушки был спасен.
— Если бы не я, он бы уже сдох, — все тем же не признающим веселья утвердительным тоном сказал он, глядя на свою торжествующую собеседницу, — А вообще, забудь про эту хрень. Пора бы, по-хорошему, идти уже.
Раздался давно приевшийся сигнал коммуникатора, после которого послышался голос второго человека, с которым Фрактуму приходится сотрудничать в свете последних событий. На этот раз это был мужчина. Эдвард Хантер, если быть точнее, — вот как его звали. Ранее дрелл знать не знал, кто это и что это, но в последние пару дней (да и в последующие, наверное, тоже) этот мужчина был одним из тех, кого можно считать "своим". Киллер знал о его деятельности и когда выяснилось, что случайный встречный в виде очередного человека оказался вовсе не случайным, не отклонил заманчивого предложения подкинуть проблем "Церберу" и выиграть что-нибудь для Омеги.
— Вас слышно, — ответствовал ящер и, выслушав координаты места встречи, уже вознамерился спрыгнуть с мусорного бака на землю, но всячески вздыхающая Кайт опередила его очередной своей выходкой. Хайн обязательно ответит позже чем-нибудь этаким.
— Так стонешь, как будто тебя кто-то отпинал, - заключил Фрактум, легко соскальзывая с крышки бака и вставая на свои две, — И, да: я опоздал всего на минуту.
Он накинул капюшон из плотного волокна, идущий на этот раз не от того длинного плаща, который дрелл имел обыкновение носить раньше (тот самый, который теперь, в свое отсутствие, казался Хайну жутко неудобной и лишней вещью), а был прикреплен прямиком к вороту брони с целью избежать различных казусов с неудачными потерями всяческих прикрытий для лица.
— И еще кое-что: если ты потеряешься, я тебя искать не буду. Вот, — сурово заключил Фрактум, наставительно поднимая в воздух указательный палец, после чего нырнул за ближайший поворот и резко ускорился в шаге.
Сказано это было к тому, что он предполагал отсутствие у Кайт четких представлений о том, где именно находится эта самая точка "Б-12". Хайн знал, что им предстоит спуститься в шахты и уже оттуда двигаться дальше, отлично знал даже, где находится вход в эти самые тоннели, а потому пошел впереди. Но на этот раз у него не было лишней минутки, чтобы оглядываться назад и лишний раз удостовериться, что позади него движется его спутница.
Они шли молча, держась безлюдных мест, чтобы избежать любой возможности встретиться с кем-нибудь посторонним — привычная для Фрактума мера предосторожности, и это наемникам вполне удалось. Как только они приблизились к закрытому на вид люку, дрелл наконец обернулся и к великому неудовольствию обнаружил, что к этому самому люку подошел он один. Если бы это была другая ситуация, если бы на передвижение с места на место было больше пары минут, он бы непременно нарушил свое обещание и пробежался бы взад-вперед, чтобы выцепить где-нибудь отставшую от него девушку, но сейчас, именно сейчас, он укладывался точно по времени, и лишнего момента не представилось. Хайн легко справился с замком, находящимся на крышке люка лишь для создания иллюзии закупоренного входа, и спрыгнул в открывшийся ему зияющий чернотой узкий проем. Спертый воздух и зловоние, исходящие от гнилой жижи, навскидку доходящей до щиколоток никак не повлияли на дрелла. На его броне, между ключицами и грудью загорелись приглушенным белым светом две небольшие полоски встроенных фонарей, и Фрактум пошел вперед. Идти оставалось недолго, и Кайт очень повезет, если она окажется где-нибудь по пути.
Впереди послышался знакомый голос. Симмонс и вправду оказалась той еще счастливицей. Может быть даже ей удастся отделаться от Хайна лишь легким испугом. С противоположной стороны слышались еще чьи-то шаги. Наверняка их новый знакомый тоже подоспел вовремя.

+3

9

Он уже был там. Точка "Б-12" ничто иное, как спуск в стоки. Прохудившиеся скобы в стене и ржавый люк над головой. Все как обычно. Черт знает, почему Цербер еще не стал контролировать канализацию и коллекторы. Не уж то они такие чистюли, что им противно спуститься вниз и завалить проходы? Наверное, Хантер никогда не узнает ответ на этот вопрос. Впрочем, Сопротивлению это только на руку. Со скоб капала вода. Капала и плюхалась в жижу под ногами. Кап-кап-кап. Эдварду это настолько надоело, что он был готов встать прямо под каплями, лишь бы прекратились эти звуки. Но до этого не дошло. Эту идиллию прервал шум с дальней стороны коллектора. Что-то с треском плюхнулось в воду. Или кто.
   Хантер взял на изготовку пистолет с глушителем, включил тепловизор и медленно двинулся вперед. Хлюп. Хлюп. Хлюп. Хреновая маскировка. Правда, если не поднимать ноги высоко, то шума издаешь меньше. Диверсант не стал подходить слишком близко, на то и нужен был визор. Он увидел желтое пятно разных оттенков, и было оно не такое уж большое. "Бегает тут всякое зверье, понимаешь ли" - заключил для себя Хантер. Он не стал подходить. Просто убрал пистолет на магнитный держатель и направился к месту встречи. А затем раздался не просто шум, а настоящий грохот, донесшийся теперече из другого тоннеля. Голос женский. Даже, скорее, девушки. А значит и угрозы особой не представляет.
   Подойдя поближе к люку, Хантер приметил фигуру, спускающуюся внутрь. Дрелл. Похоже, тот самый, с кем и связывался. На свету от светодиодов блеснули линзы визора, затем из всепоглощающей темноты туннеля появился силуэт Эдварда в своем долгополом плаще. Как и всегда:
- Хайн? - прозвучал искривленный респиратором голос, человек приподнял руку ладонью обращенную к ксеносу, выражая отсутствие враждебных намерений. Он огляделся, но уже так как ранее вглядеться в темноту не смог из-за света. Напарницы при дрелле не оказалось. Значит, мысли Хантера подтвердились:
- Похоже, твоя спутница нашла более короткий путь? Что же, пусть так, - он развернул интерактивную карту с инструментрона и провел пальцем по подсвеченной траектории: - Нас ждет дальняя дорога. Времени в обрез.
   Именно в этот момент в ухе писком проявил себя коммуникатор. Хантер свернул карту и прикоснулся пальцами средства связи:
- Что там? - собеседник сообщил о изменениях в планах операции. В доках появились какие-то странные люди, ну никак не похожие на церберовцев, хотя вели они себя довольно вальяжно, самонравно. Важные шишки? Или еще одни наглые оперативники? Скорее всего второе, если судить по донесениям. Дослушав до конца, Эвдард кивнул и ответил: - Принял к сведению, конец связи, - человек поднял взгляд на ксеноса и поспешил объяснить ситуацию. Этот разговор был на закрытой частоте и у оперативной группы в лице двух личностей, находящихся здесь, сигнал не был принят: - Возможны осложнения. В доках появилась неизвестная группа. Похоже, особое подразделение Цербера или что-то в этом роде. Информации слишком мало, чтобы судить об этом. Вперед, нам пора выдвигаться.
[AVA]http://sf.uploads.ru/mRk2C.jpg[/AVA]

+3

10

- Мигель, - вновь связалась Химера со своим солдатом, - выстави охрану у коллектора, сам проверь ещё возможные точки выхода. Не хочу, что бы всё это превратилось в грёбаные догонялки. Учуешь, увидишь даже если, блять шестое чувство начнёт тебе подсказывать что у нас гости, научи этих уродов курить лбом!
- Блядские выкормыши, - бурчала себе под нос Уайз укладывая пистолет на магнитный держатель и двигаясь в сторону раскуроченного блока данных, - Задница Вселенной, а не станция! Нужно заложить большую бомбу и пи*здануть это место к еб*ням!
Да, Хелен была более чем просто зла. Ремонт блока данных займёт более двадцати минут, а это могло плохо кончиться для всей операции. Химера уселась на один из ящиков подле дымящегося терминала и принялась заниматься тем, что лучше всего умела – чинить железяки. Не сказать, что она была этому несказанно рада, но слегка успокоиться ей это помогло.
Время идёт очень быстро, а особенно когда это время работает против тебя:
- Мэм, - наушник снова ожил, - я насчитал как минимум ещё три выхода, но скорее всего, есть ещё один, только там обвал, не пройти. Не думаю, что они туда сунуться.
- Не думает он, - ругнулась Уайз, - Выстави оцепление и там. Мне бы не хотелось, что бы эта шпана вылезла именно там, где ты, блять, не думаешь! – с этими словами Химера подключила блок данных к терминалу снова. Машина нехотя запустилась, а голоэкраны не сразу явили себя взору окружающих, но спустя несколько минут, всё заработало как часы. Уайз выдохнула облегчённо и взглянула на часы, оставались считанные минуты:
- Мигель, как закончишь пулей ко мне, время подходит!
Проверив заряд щита, Химера двинулась к докам, в которых ещё оставались малочисленные бойцы Цербера. Уайз не стала считать их явной угрозой, поэтому даже не обратила на них особого внимания.
Некоторое время спустя сирены огласили прибытие корабля. Грузный фрегат благополучно миновал защитные экраны и, повис в воздухе, заходя на стыковку. Химера была напряжена, теперь она ожидала с каждой стороны какого-нибудь подвоха. Всё оказалось совсем некстати. Пока суд да дело, фрегат благополучно пристыковался и, мерно заурчав, практически затих.
Химера встретила вышедших бойцов Цербера:
- Груз приоритетной важности, поэтому и встречаем его мы, - ответствовала Уайз на вопрос о том, почему в доках не привычные бело-жёлто-чёрные ребята. Взяв датапад и сверив все данные, Химера кивнула, что всё верно и указала рабочим начинать выгрузку товара.
Ящики, что выгружали из грузового трюма фрегата, были защищены получше остальных. Электронный замок и герметичная оболочка. Сразу увидеть, что в контейнерах было не возможно. Однако стоило активизировать экран и камера, установленная внутри контейнера, сразу оживала, показывая, что происходит внутри.
Химера разглядывала – то необычное существо, что находилось, будто в дрёме. Однако хватило видимо только одного запаха человеческой плоти, что существо, сверкнув жуткими глазами, встрепенулось и кинулось к камере, попутно расшатывая клетку и издавая рёв, что пронёсся по докам с гулом, заставляя присутствующих замереть.

+3

11

— Итак, о чем это я? — задала сама себе вопрос Кайт, и внутренний голос сразу же изложил в голове всю ситуацию одной фразой: «Ты в дерьме».
— Я в дерьме, — в голос повторила Симмонс, но, как оказалось, всё сложилось не так уж плохо.
Со стороны, где были слышны шаги, послышался приглушенный голос, а за ним последовал едва заметный проблеск белого света. В словах говорившего девушка вроде разобрала знакомое имя, но речь была такой тихой и приглушенной, к тому же долетала до Симмонс только благодаря эху в туннелях, что быть уверенным в слышимом на сто процентов нельзя. Но всё же вернёмся к интуиции Кайт, которая подсказывала, что в словах стоящего впереди человека послышалось что-то вроде «Хайн», хотя на самом деле это был бессвязный набор звуков на немецкий манер. Без всяких задних мыслей, девушка решила двинуться вперёд, но прежде, чем сделать шаг и объявить о своём присутствии (о котором уже все, включая мелкую туннельную живность, наверняка знали), Симмонс прислушалась, нет ли поблизости других признаков жизни, один из которых, кстати, тут же объявился.
Кайт чуть не взвизгнула, но вовремя подавила испуг, когда что-то мягко шлёпнулось ей на голову и начало топтать макушку мелкими лапками. Не то, чтобы девушка боялась крыс (её сестра очень любила этих мелких животных, домашних, конечно же), но в такой напряженной ситуации тихий писк за углом заставит вздрогнуть даже самого смелого обитателя Омеги. Если он не самоубийца, конечно.
Сглатывая подкативший к горлу комок отвращения, Симмонс аккуратно двумя пальцами взяла крысёныша за хвост и не спеша стащила с волос. Бедное животное начало извиваться, то и дело намереваясь укусить обидчика, но вверх ногами у него получалось не очень. Всё так же медленно Кайт опустила животное на пол, стараясь не создавать лишнего шума. Получилось очень даже ничего, и крыса, бесшумно работая лапками, уплыла по сточным водам восвояси.
Испустив вздох облегчения, девушка тут же забыла о всякой конспирации и размашистым шагом направилась к двум стоящим впереди людям.
Как она и ожидала, они действительно были теми, кого она искала. В мягком свете фонарей блеснули глаза Фрактума, которого она потеряла из виду минут семь назад, а другая личность, вероятнее всего, была тем самым Эдвардом Хантером. «Ну, если они ещё на друг друга не бросились, то, наверное, так оно и есть».
По мере приближения к дреллу и человеку, Симмонс начала четче различать слова Хантера. Там было что-то об осложнениях, каком-то отряде «Цербера» и ещё куча непонятных слов, рассеявшихся эхом и респиратором (о котором Кайт узнала, включив собственные фонари, встроенные в броню, и повнимательнее рассмотрев незнакомца). В один момент этот человек так напомнил ей Дарта Вейдера из классики космического кино, что, мысленно хихикая, она чуть не упустила момент, когда вся группа двинулась по тоннелю. Вовремя спохватившись, девушка в пару быстрых прыжков догнала Хантера и Фрактума, и теперь молча плелась за ними, не осмеливаясь даже пискнуть. Вероятно, на мокрой крысе, шмякнувшейся на голову девушки, все необычайные приключения Кайт Симмонс в тёмных тоннелях Омеги закончились. Теперь ей необходимо быть тише воды и ниже травы, послушно выполняя всё, что скажут. Те, кто знают Кайт (или знали Микаэлу) прекрасно осведомлены о том, что она не любит подчиняться приказам и в любой удобный момент всё переиначит и сделает по-своему. Но сейчас не время выпендриваться, одёрнула она себя. Теперь предстоящая операция не казалась детской забавой, и к делу надо отнестись серьёзно. Об этом говорила даже повисшая в тоннелях тишина, разрываемая лишь тихим плеском сточных вод.

+3

12

До встречи с еще одним гостем подземных тоннелей много времени не прошло. Совсем скоро Фрактум встретился лицом к лицу (в данном случае лишь образно) с мужчиной. Взгляд, направленный из нарочито сильно натянутого капюшона быстро исследует встречного, хотя сейчас, когда между дреллом и человеком остается какая-то пара метров, сомнения излишни. Долгополый плащ, визор, искаженный респиратором человеческий говор — тот же самый набор, что и в прошлый раз, при первой встрече. Перед ящером стоял никто иной как Эдвард Хантер. Наемник чуть убавил яркость встроенного в броню освещения, чтобы не доставлять встреченному неудобств, стоя напротив него, но и не оставаться в кромешной темноте.
В голову убийцы закралась интересная мысль о том, что игнорировать наличие шахт и других ходов было очень опрометчиво со стороны «Цербера». Чем было вызвано такое запустение, банальной безалаберностью или еще более глупой уверенностью в том, что все, кому еще удалось выжить на Омеге, будут сидеть на пятой точке ровно, оставалось неясным. Впрочем, Фрактум об этом особенно и не задумывался.
Дрелл стянул ставший непривычным капюшон и коротко кивнул человеку в ответ, не поднимая рук и не произнося ни слова. У него так и не завелось привычки демонстрировать отсутствие враждебных намерений там, где это нужно было бы делать.
Мужчина начал оглядываться, видимо, в поисках Кайт. Которой, между прочим, до сих пор нигде не было видно. Чувство у ящера на этот счет возникло двойственное: вроде бы как, девочка не маленькая да и мозги на месте, но с другой стороны — а мало ли.
— Не потеряется, — коротко отрезал Фрактум, мысленно все же прикидывая, что именно случилось с его напарницей. Будет плохо, если Кайт не явится в назначенное место с минуты на минуту. Правда, то, кому именно будет плохо — всем, кто принимает участие в сегодняшнем мероприятии или лично девушке, но позже — очень хороший вопрос.
Неожиданно Хантер отвлекся на коммуникатор. В принципе, это могло послужить знаком для чего угодно, ведь число сегодняшних энтузиастов со станции явно больше трех, но первое, о чем подумал наемник — это возникновение всеми любимых непредвиденных обстоятельств. Но он не мог утверждать наверняка, потому что не слышал чужих слов лично. Но это и не потребовалось, разъяснения, что к чему, не заставили себя ждать. Ксенос сообщал Фрактуму о появившихся в доках подкреплениях. Хайн не любил, когда в сообщения подобного рода примешивалось слово «Неизвестный». Это значит, что какая-то доля плана — в сущности, Неизвестная доля плана — неумолимо пойдет под откос. Рано или поздно это произойдет — уже другой вопрос; люди, объявившиеся в доках, могли быть даже не церберовцами, а просто бойцами, набранными на стороне. Но пока что это не играло особенной роли, потому что ополченцы еще не сдвинулись с места.
Со стороны послышались шумные шаги. По стенам тоннеля поползли лучи света, и Фрактум обернулся. Того взгляда, которым он встречал идущую к точке сбора Кайт, за последнее время не удостаивался, наверное, никто. Но весь укор, с которым ящер сверлил девушку около пары секунд, остался невысказанным — дрелл быстро переключился обратно на Хантера и пришел в движение незамедлительно, одновременно с мужчиной.

+3

13

Всю последующую дорогу Хантер не произнес ни слова. Только лишь останавливался, чтобы свериться с интерактивной картой в инструментроне, а последние сводки по докам он прослушивал молча. Глупо было надеяться, что после выходок Сопротивления в таких важных объектах как доки выходы из коллекторов будут оставлены без присмотра. Но все-таки не понятно, почему Цербер не спустится в них или хотя бы не завалит проходы? Казалось, этот вопрос навсегда останется без ответа. Правда, было несколько случаев, когда в коллекторы выпускали адъютантов. И что это дало? Ни черта. Только ходить по "венам Сопротивления" стало противнее.
   Весь путь до места назначения занял около получаса. Могли бы явиться и раньше, но обвалы на пути заставляли делать крюк, изредка возвращаясь назад на пару сот метров. Не смотря на то, что карта туннелей постоянно обновляется, такие вот "нежданчики" не редкость. Мало ли что может случиться на поверхности, отчего коллектор просто напросто завалит. Хуже, когда эта самая поверхность проваливается напрочь, оставляя после себя вход в коллекторы. Такие проблемные участки сопротивленцы стараются укрывать за пластами металла, но не всегда это получается.
   Он снова замедлил шаг, обращаясь к омни-тулу. Налево. Развилка пусть и вела обоими путям в доки, но левый выход был ближе. Еще минут пять. И чем ближе, тем медленнее шел Эдвард в надежде, что их не засекут. Что-что, а темная жижа под ногами все еще неприятно хлюпала. Впрочем, именно сейчас это должно перестать быть проблемой. Перед ними предстала лестница из ржавых скоб. Пара уровней наверх, и они окажутся совсем рядом с доками. Хантер полез первым, и не зря. Забравшись повыше, он вцепился рукой в очередную скобу, потянулся... и чуть было не упал вниз. Ржавая загогулина с корнем вырвалась из опоры, осыпая сопротивленцев бетоном. Крепкая ругань вырвалась изо рта Эдварда, приглушенная респиратором. Вроде бы "фу, как не прилично", но с другой стороны какая разница?
   Все последующие скобы оказались без сюрпризов, пусть одна из них и была расшатана до жути. когда же они оказались в нужном тоннеле, диверсант приказал всем остановиться и замолкнуть. Оказались, они выбрались так близко, что через какие пять-десять метров уже был виден просвет выхода, откуда доносились голоса. Однако, были и плюсы. Этот проход был сухой и относительно чистый. Можно было не бояться, что тебя выдаст вода под ногами. Пара мгновений, и тепловизор отразил распределение температуры. Двое. Ну что же, пора начинать.
   Эдвард жестом приказал оставаться на месте, а сам медленно и мерно направился к выходу, следя за каждым шорохом.С той стороны что-то раздалось, и он замер. Спустя пару секунд продолжил перемещение. Выход из тоннеля был много дальше, но на этом месте произошел очередной обвал. Причем это обвалился сам тоннель, а в метре вниз от него был пол доков. Пришлось ухитриться согнуться в три погибели, чтобы подойти к нему вплотную. Теперь нужно отвлечь противника. Обвал зиял вполне себе приличной дырой, а солдаты время от времени в нее поглядывали, не перебивая свой разговор. Ну что же.
   Хантер мелькнул, после чего его поглотила маскировка. Он аккуратно ступал, перенося вес с пятки на носок. Подойдя к самому обвалу, Эдвард снял с магнитного держателя на поясе "Глушитель" и снял с предохранителя. Час икс. Сейчас или никогда. Он приподнял левую руку, обратным хватом держащую старый армейский нож и... Спрыгнув, он с размаху вонзил клинок в шею меж позвонков (спасибо анатомии), а пистолет тихо плюнул зарядом меж глаз второго противника. Маскировка спала одновременно с падением обоих на землю. Нож вновь занял свое положение на ноге:
- Путь свободен, выдвигаемся, - произнес он, приблизившись к ближайшей куче контейнеров и прочего барахла. Стоило только подойти к ним, как вновь раздались выстрелы. Велико было любопытство высунуться и посмотреть, кто на сей раз решил испортить операцию, но благоразумие оказалось сильнее, и Хантер связался по коммуникатору со связными:
- Какого черта творится?
- Неизвестная группа омеговцев вновь пытается пробиться в доки. Как я могу судить, их около десяти существ, - пробилось сквозь помехи. На что Эдвард тяжело вздохнул и произнес:
- Суицидники, мать вашу...
[AVA]http://sf.uploads.ru/mRk2C.jpg[/AVA]

+3

14

Хелен отшатнулась от контейнера, ощутив несколько животный страх от этого рёва, такой страх который она давно не испытывала, ровно с того момента на Гагарине. Ни люди, не машины не вселяли в неё такой ужас.
- Мэм? – голос вынырнул совершенно неожиданно, заставляя сбитую с толку Уайз прейти в себя. Она перевела немного безумный взгляд на тронувшего её за плечо Мигеля.
- А? Что? – ответа, конечно, не последовало, но и не собиралась Химера ждать этого ответа. Она махнула рабочим, давая знак продолжать выгрузку. Сама же отошла чуть поодаль, провожая подозрительным взглядом контейнеры, что рабочие выстраивали в ряд. У Уайз почему-то похолодели пальцы рук, вот только она осознала, что это фантомные ощущения, ведь металл, что теперь был её руками, не может чувствовать холода, зноя или боли.
А что чувствуют эти создания? Чувствуют ли они хоть что-то…боль…наверное только её, которая может их подхлёстывать. Бездушные, жуткие существа рождённые человеком из металла и гнева. Ни жалости, ни сострадания, ни сочувствия. Может ли Уайз стать такой? Бродить без души и желать лишь одного, стать непобедимой, но не из плоти и крови, а из железа и чистой ненависти. Стать подобным монстром, потерять привычный всем облик. Она взглянула на свои синтетические пальцы, впервые начиная понимать, что же с ней происходит.
- Мэм, выгрузка закончена, - сообщил Мигель.
Уайз отвлеклась и молча кивнула, потирая пальцы друг об друга, словно пыталась что-то ощутить.
Динамик разразился треском, приводя Химеру в чувство, а следом послышалась очередь винтовки, совсем близко:
- Мэм, группа на входе у доков молчит, ополченцы, мэм!
Уайз нахмурилась и активировав визор указала на контейнеры:
- Смотри за ними, не дай добраться сюда. Гримм? – рыкнула она в эфир, когда взяла на изготовку свой «Коготь», - Что видишь? – спросила она на ходу, направляясь в сторону стрельбы.
- Небольшая группа ополченцев, только силы не равны, они положили тройку наших у входа. Двигаються быстро и резво. Могут стать проблемой. Только, Хелен, у нас есть ещё проблема. У канализационных люков ещё группа, твои соглядатаи мертвы, - кореец передёрнул затвор «Вдовы».
Уайз крепко ругнулась и укрылась за выступом стены, дальше коридор ведущий из того блока доков где пристыковался корабль Цербера. Если ополчение сюда прорвётся, наделают много шума. А шум не к чему.
- Мигель, вернись к опорному пункту, разберись с канализацией раз и навсегда! Но прежде надо расчистить путь – Хелен прицелилась в лампы под потолком коридора и расстреляла их. После того как стекло перестало сыпаться на пол, повисла тишина, только беспокойные существа в контейнерах выли не человеческим голосом, голосом больного или раненного животного.
- Щиты на полную мощность, - активировала Химера системы своего костюма и опустила щиток шлема, - Шоу тайм!
Уайз вынырнула из-за укрытия и бегом двинулась по коредору, выхватывая тепловизором две фигуры у входа. Видимо ополченцы были хорошо вооружены, так как темнота не особо повлияла на них, и они тот час же начали вести прицельный огонь по движущейся цели. Хелен хватило щитов, что бы добежать до двух первых людей и ухватить их за шлемы приложить хорошенько об пол. Синтетические части её тела налились новой силой и со всей мощью вонзились кулаками в забрала шлемов, разбивая их и начисто размозжив лицевые кости ополченцев. Расправившись с первой парой, Уайз вылетела из коридора, буквально на ходу сбивая с ног ещё одного, от чего боец ополчения пропахал несколько метров по земле задницей:
- Системы на полную мощность! – прорычала Уайз настигая упавшего бойца. Амортизаторы понож ухнули и нога впечаталась подошвой в кадык нападавшего, переламывая шейный отдел позвоночника. Теперь остальные ополченцы уже укрылись кто за чем мог и наградили Химеру огненным градом из своих орудий. Щиты не успели до конца восстановиться и поэтому ей пришлось ухватить мёртвое тело как щит, а потом прошмыгнуть за стену и там укрыться:
- Мигель, пошёл-пошёл! – скомандовала она, выглядывая из укрытия. Её визор быстро нашёл положение бойцов ополчения и выстроил карту их нахождения.

+3

15

Похоже, эти тоннели не собирались заканчиваться, а сама тройка ополченцев, не считая крыс, обречена призраками вечно бродить по этим никому не нужным шахтам. Кайт уже тысячу раз собиралась пожаловаться, огрызнуться, простонать, побормотать, высказаться о наболевшем, но всё равно молчала. Взгляда её наставника хватило, чтобы благоразумно проглотить свой длинный язык и молчать в тряпочку. До тех пор, конечно, пока Симмонс в голову, как обычно, не ударит какая-то неведомая фигня, сподвигающая на самые необдуманные поступки. Это называется смелость по глупости, вытекающая в одну большую необъятную необратимую глупость с дальнейшими последствиями.
Но всё же Кайт не смогла удержаться от злорадного смешка, когда Хайна осыпало приличным таким облаком пыли на лестнице, ведущей на верхние уровни. Самой-то Симмонс почти не досталось, так как она лезла последней, но она благоразумно пригнулась на пару секунд. На всякий пожарный случай.
Нужный им тоннель оказался куда лучше всех предыдущих. По крайней мере воздух был здесь чище, и Симмонс смогла вдохнуть полной грудью. Вдалеке даже показался свет, что значило — выход уже близко. 
«Ну наконец-то!» — мысленно вздохнула с облегчением Кайт. За эти долгие минуты, проведенные в шахтах, девушка всерьёз начала опасаться клаустрофобии. Раньше она таким недугом не страдала, но мало ли: закрытое пространство с несвежим воздухом и запахом канализации с мелкими жителями легко может свести с ума. Но куда уж дальше.
Через пару метров Хантер приказал остановиться и дальше двинулся сам. Спустя пару моментов внизу послышался глухой удар и, кажется, в наступившей давящей тишине Кайт различила звук булькающей крови от которого по всему телу пробежалась мелкая дрожь и по коже прошлись мурашки. Чем-то он похож на звук раздавленных мозгов. Симмонс отлично помнила этот звук. Воображение живо нарисовало соответствующую картинку, от чего к горлу подкатил комок.
Нервно сглотнув, Кайт мысленно взмолилась, чтобы её неведомая фигня побыстрее ударила в голову дозой адреналина и все ненужные воспоминания ушли в туманную даль.
Через минуту Хантер сообщил, что проход чист, и Кайт с дреллом двинулись дальше. Когда они присоединились к своему зачинщику-инициатору, неподалёку послышались звуки разгорающейся перестрелки. Понять, кто кого и зачем, не предоставлялось возможности, но, судя по недовольству Хантера, это было очень плохо или, по крайней мере, не желательно. Но вся эта неопределенность мало помалу начинала бесить Кайт, и она не выдержала.
— Слушайте, что мы вообще тут собираемся делать? Втроём?! Тоже суицидом заняться решили? — девушка говорила, что называется, громким шепотом, но почему-то собственный голос ей показался очень громким в наступившем затишье. Она уж было занервничала, что случилось что-то не то, но вздохнула с облегчением, когда перестрелка возобновилась.
— Ладно, забудьте, — отмахнулась Кайт, доставая пистолет. Скоро и он пригодится.

+2

16

Узкий тоннель подземной шахты тянулся куда-то вперед на необозримое расстояние уже больше двадцати минут и, казалось, даже не собирался кончаться. Темнота обволакивала троих ходоков со всех сторон, едва-едва расступалась навстречу и дышала в спину. Ополченцы двигались молча, и в этой тишине отвратное хлюпанье зловонной жижи под ногами слышалось особенно громко, буквально резало слух, как едва ли не единственный звук, который разносился по проходу. У дрелла то и дело возникало раздражающее ложное ощущение, будто звуки этого немого шествия слышатся даже на поверхности. Зато в этом все же был один-единственный плюс: необходимость периодически поглядывать на Кайт исчезла сама собой - эту занятную мадам безо всякого затруднения можно было услышать. Это избавило Фрактума не только от лишних слов в адрес соратников, но и от взглядов - фактически тоже. Разве что свет встроенных в броню фонарей, упиравшийся в спину впереди идущего инопланетянина, заставлял дрелла по большей части смотреть в затылок человеку, нежели конкретно вперед.
Насчет того, что группа ополченцев вот уже полчаса петляла по каналам, наемный убийца не возмутился ни разу, однако показавшуюся наконец лестницу самого заурядного для шахт вида где-то внутри себя все же воспринял как спасительное разнообразие. Хантер взобрался первым, Фрактум последовал за ним, когда тот оказался на расстоянии пяти-шести ступеней. Кто знает, сколько лет этим проходам и кем они вылеплены: вполне возможно, что когда на скобах повиснут все сразу, стена рухнет от нечего делать.
Вопреки слабому опасению, этого не случилось. Из всего возможного вниз слетел лишь раскрошенный кусок бетона с торчащей из него металлической скобой. Облако пыли щедро легло на капюшон, плечи и спину Фрактума, а Кайт со всем присущим себе великодушием предоставила этому событию свое звуковое сопровождение. Дрелл не стал отвлекаться на то, чтобы стряхнуть с себя сероватую насыпь, и полез дальше, правда, уже на порядок осторожнее.
Не успел небольшой отряд толком подняться по лестнице, как на расстоянии не столь отдаленном послышались чьи-то голоса. Человек, ведущий группу, среагировал быстро и, подняв в воздух всем понятный лаконичный жест, устремился вперед, в низкий тоннель. Ящер прекратил движение, останавливаясь перед Симмонс сплошной стеной и вот тогда деловито смел ладонями куда-то назад, в пространство, все то, что обрушилось ему на голову и плечи минутой ранее. Он нагло пользовался тем, что в ответ на его идиотскую выходку землянка будет просто обязана смолчать.
Совсем скоро характерные для быстрого убийства звуки освидетельствовали Фрактума и Кайт о чьей-то смерти. Этот человек определенно знал свое дело - об этом можно было судить уже по тому, как быстро послышалось уведомление о том, что можно продолжать путь. В узкий коридор, заставляющий идти едва ли не на карачках, наемный убийца нырнул первым, быстро добрался до пролома и спрыгнул вниз, с минимальным для своей комплекции шумом приземлившись на носки и лишь потом - на всю стопу целиком. Только они с Кайт успели присоединиться к Ханетру, как раздался шум новой перестрелки. Человек не посчитал нужным пояснить, кого он назвал суицидниками, но вполне логично было предположить, что раз наверху кто-то с кем-то сцепился, то не одна эта троица рвется насолить захватчикам. Немудрено. Однако, среди троих ополченцев все же нашелся особо неравнодушный.
— Нет, прости. Не наша область, — отрывисто прошипел он, бросая молниеносный взгляд на свою так называемую протеже, после чего мотнул головой в обратном направлении. Благо, Кайт сама быстро успокоилась.

Отредактировано Hein Fractum (2014-07-06 15:14:27)

+1

17

Хантер прижался спиной к контейнеру, за которым пока так успешно прятался, обернувшись лицом к соратникам. Болтать о произошедшем не было ни желания, ни времени. Сейчас они должны были просто воспользоваться ситуацией. Что же дело касалось приказов, то Эдвард требовал бесприкословного подчинения. Если нужно было немедленно атаковать, значит надо идти вперед и стрелять. Если надо затаиться и не рыпаться, значит нужно засунуть свое любопытство и безрассудство глубоко в задницу и подчиниться. Что же до тех, кто сейчас пустил всю его операцию коту под хвост, их учесть незавидна. В команду диверсанта входят три человека, и все они здесь. Остальные же будут являться противником и без единого сомнения будут приговорены к смерти.
   Стрельба доносилась до его слуха, но сворачивать операцию он не собирался. Нужно было выбираться с этого уровня в сами доки, что было вполне себе не проблемно - сопротивленцам нужно было всего лишь подняться по обыкновенной лестнице. Черт знает, засекли ли их троицу, но Хантер все-таки решил больше не надеяться на случай и сменил пистолет на "Ураган", после чего жестом приказал выдвигаться. Они шли достаточно быстро, и чем дальше, тем сильнее заглушались собственные шаги звуками пальбы.
   Заварушка коснулась их у самого выхода. Лестница вывела их в непосредственный сектор доков, перила все еще закрывали обзор... но как только глаза поднялись над ними, как диверсантов встретил огонь противника. Нет, их вылазка уже не была неожиданностью, но сам факт встречи лицом к лицу столь быстро, вероятно, заставил соперника стрелять от бедра. Воцарилась перестрелка, и до пальбы вдали интереса больше не было. Главная проблема троицы заключалась в том, что они до сих пор оставались на лестнице, пусть и на самых первых ее ступенях. К ним с легкостью могли запустить гранату, посему нужно было действовать незамедлительно. Кивнув остальным, Хантер вновь включил маскировку, выбежал на какие-то три-четыре метра от укрытия и открыл беспорядочный огонь по противнику, становясь легкой мишенью. Эдвард надеялся на напарников, ибо ближайшее укрытие для него было в виде небольшого контейнера, до которого еще надо было дойти.
   Рывок, диверсант прыгнул в сторону ближайшего ящика, выплевывая из дула "Урагана" последние заряды, и плюхнулся на бок за укрытием. Как на зло, он упал той стороной тела, что не так давно страдала от многочисленных травм. Пусть никто этого и не услышал, но человек издал приглушенное "Дерьмо" и скорчил под маской харю, от вида которой могли поседеть волосы. В один момент над головой перестали свистеть заряды, похоже, соратники разделались с противником. К тому же никто не отменял тот факт, что своей стрельбой Хантер, если не убил, то хотя бы ранил кого-нибудь из них.
   На карачках поднявшись из-за укрытия, он перезарядил свое оружие и направился в сторону борьбы:
- Вперед, другого шанса перебить Цербер в доках нам может не представиться, - после чего перебежками двинулся туда, где было жарко. Спустя несколько секунд они могли узреть тех, кто сражался. Но ненадолго. Свет приказал долго жить, и различить что-либо можно было только по дульным вспышкам. У Эдварда не было с этим проблем, его визор был приспособлен к подобным ситуациям, из-за чего он включил режим инфракрасного сканирования. Благо, они успели добраться до кое-каких перекрытий, послужившими им укрытием. Осмотрев всю ситуацию, оказалось, что троица зашла с тыла церберовцам, что не могло не радовать. Осмотрев ситуацию через оптический прицел, диверсант обнаружил ну очень интересную до боли знакомую личность. Ту самую, что была на Антаресе:
- Если у вас есть тепловизоры или ПНВ, то самое время ими воспользоваться. После моего сигнала открываем прицельный огонь. По всем целям, без исключения. Никто отсюда не должен выйти живым, ясно? Они сделали свой выбор, и тем самым подписали себе смертный приговор, - после своих слов Хантер снял с себя связку светошумовых, и, пригнувшись перебежками перебрался ближе к противникам, после чего швырнул вдаль гранаты с выкриком "Бойся!". Расчет был на то, что они упадут рядом с той самой персоной, которую приметил Хантер. Яркая вспышка в темноте и грохот, разрывающий барабанные перепонки послужили тем самым сигналом. это было не самое лучшее место для стрельбы из "Черной вдовы", но только из этого оружия Эдвард мог вести прицельный огонь. Приоритетными целями все-таки для него оставались церберовцы. Пальцы аккуратно легли на спуск, после чего началось непосредственное его участие в этой перестрелке. Соперники оказались под перекрестным огнем.
[AVA]http://sf.uploads.ru/mRk2C.jpg[/AVA]

+2

18

В суматохе боя, Уайз проследила, как некоторые бойцы ополчения минули коридор и оказались в тылу её группы:
- Защитите контейнеры! Мне нужны эти твари! – скомандовала Хелен.
- Мэм, если стрельба не прекратиться, эти монстры разнесут тут всё, - отрапортовал один из инженеров укрывшийся как раз за этими контейнерами. И действительно, твари, что находились в контейнерах, начали беспокоиться, выть и биться изнутри.
Хелен лишь скорчила недовольную гримасу и, ругнувшись, проверила заряд щита, который теперь восстановился. Визор показывал, что живых целей, угрожающих прорывом через коридор осталось десять. Сколько ополченцев находилось в тылу, было не ясно, но огонь был не слишком сильным, значит, точек могло быть не больше пяти, а может и меньше.
Медлить было нельзя и Уайз недолго думая, опустив забрало шлема, выглянула из-за укрытия, отстреливая зазевавшихся ополченцев. Дуло «Когтя» мерно выплёвывало заряды, первые два снять щит, оставшиеся три на повал. Перезарядка и всё снова. Так Химера убрала ещё троих, кто не слишком уделил внимание, за чем прятаться, однако пока следила за простаками, более разумные подобрались со спины. Выстрелы застали врасплох, укрывшуюся за стенным выступом Хелен и утонули в вспыхнувшем щите. Уайз пригнулась как раз в тот самый момент, когда рядом с ней и подкараулившими бойцами ополчения россыпью что-то упало. Экран шлема вспыхнул красным, сообщая об опасности. Поножи костюма зашевелились и ботинки автоматически выпустили дополнительные опоры, что впились в бетонный пол, Уайз не успела выпустить когти, что бы ещё больше укрепить себя, но системы костюма сработали, вовремя затемнив забрало шлема. Разорвавшиеся совсем рядом снаряды подняли облако пыли и хорошо потрепали Химеру, что от взрывных волн хорошенько приложило о стену корпусом. Те ополченцы, что попали под «дружеский огонь корчились на земле, но оставались живыми. Уайз потребовалось время, что закоротившая электроника восстановилась, и экран шлема перестал рябить. Встав, Хелен слегка повела плечами и достала Коготь, что бы добить уже почти павших воинов. Однако не успела, сработал Гримм, который как всегда молча добил ополченцев из «Чёрной вдовы».
С этой стороны воцарилась тишина, но внутри доков уже разгоралась не шуточное противостояние. Мигель уже был внутри, а Гримм снова поменял укрытие, перебравшись ближе к кораблю Уайз, как он сообщил в переданном сообщении.
- Грузите контейнер в корабль, - скомандовала Уайз, - Как только погрузите, сообщите мне! – инженер, что всё ещё был за контейнером с адъютантом, принял сообщение и начал отгрузку крайнего контейнера на «Чёрный мор».
Практически под перекрёстным огнём, Уайз пробралась через тёмный коридор и укрылась у выхода за уступом.
- Прекратить огонь! – скомандовала она своим, - Пусть выдадут своё укрытие…Гримм,- практически шёпотом продолжила Химера, - Гляди в оба….они твои.
В доках воцарилась тишина со стороны отряда Уайз, и эту тишину нарушали только вой взбесившихся адъютантов. Уайз всматривалась в темноту дали доков, выхватывая замысловатые перекрытия и тепловые следы рядом. Однако она не успела ни сказать не слова, один из контейнеров, просто разлетелся в стороны, похоронив под своими обломками Мигеля, которому буквально отрубило пол головы. С такой силой монстр из клетки вырвался на свободу и, издав пронзительный рёв, бросился в толпу бойцов Хелен.
Повреждённый обломками контейнер рядом, тоже держался на честном слове, а та беспорядочная стрельба, что воцарилась в доках, помогла ему развалиться совсем. Так в доках оказалось два монстра. Уайз не когда было думать и единственное что могло помочь её людям, это отвлечение второго адъютанта на группу ополченцев.
Химера, ухватила одно из тел, что валялось в коридоре, и швырнула его прямиком в монстра, отвлекая его от убийства её парней. Тело несчастного убитого угадило прямиком в морду мутанту, и тот, рассвирепев, ринулся на Уайз. Успев активировать поножи, Уайз рванула в сторону примерного укрытия ополченцев. Прыжком мутант настиг Хелен и швырнул в сторону, от чего она хорошенько впечаталась в перекрытия, на некоторое время потеряв координацию. Монстр оказался около, вяло поднимающейся Уайз, однако его внимание привлекло что-то в дали и сверкнув синими глазами адъютант ринулся через перекрытия к укрывшимся омеговцам.

0

19

Быстро продвигаясь, вся троица в считанные минуты оказалась на лестнице. К докам уже рукой подать, но не успели они подняться на верхние ступени, как их тут же обдало волной зарядов. Либо их тут уже ждали, либо мисс удача вдруг решила повернуться к ополченцам своей прелестной пятой точкой.
Кайт прижалась спиной к перилам, выжидая прекращения пальбы, чтобы и самой открыть огонь. По её телу скользнула голубоватая волна, обновляя барьер, а вокруг правой руки скопились огоньки биотического поля, готово в любой момент превратиться в ударную волну. Краем глаза девушка смотрела на Хантера, который, кивнув своим спутникам, готовился к отвлекающему манёвру. Вот он пропал из поля зрения, видимо, включив маскировку, а в следующий момент с их стороны началась ответная пальба. Мысленно досчитав до трёх, Кайт высунулась из-за открытия и выбросила вперёд правую руку, посылая вперёд ударную волну. Двое тут же были сбиты с ног, их осталось всего лишь добить, пока не очухались, но это Симмонс предоставила дреллу, а сама, сделав пару выстрелов, вновь скрылась за укрытием, давая биотике время восстановится. Решив, что пистолет здесь неуместен, Кайт быстро сменила его на недавно приобретенную штурмовую винтовку и быстрым движением сменила в ней термозаряды. Сделав глубокий вдох и снова восстановив барьеры, Кайт показалась из-за укрытия, обстреливая врагов. Сбитые с толку церберовцы не знали, на кого обратить своё внимание — то ли на безумца, стоящего напротив и поливающего их пулями, то ли ещё на двух врагов, прятавшихся на лестнице, а потому разбить их группу было несложным делом. Буквально через пару минут пальба смолкла, а наступившую тишину разрывал лишь звук дальнего боя да стоны истекающих кровью церберовцев.
Не отвлекаясь на последних, группа двинулась дальше на звук драки.
Через минуту они были на месте. Увидев эту кровавую бойню, Кайт оставалось только присвистнуть и ещё раз задуматься над тем, действительно ли они втроём были самоубийцами или ей только кажется, что противников на той стороне слишком много? Обводя поле битвы глазами, Симмонс попыталась оценить силы противника, но, как только её глаза добрались до нескольких больших контейнеров прямо в центре драки, как послышался характерный звук отключающихся генераторов, похожий на короткий вздох, а в следующий миг вокруг стало темно
— Как у негра... да-да, именно там, — буркнула Кайт, пытаясь приспособиться к отсутствию света. Лишь изредка темноту разрывали огни оружия, но они только мешали, сгущая мглу вокруг себя.
— Если у вас есть тепловизоры или ПНВ, то самое время ими воспользоваться, — посоветовал командир их отчаянного отряда, на что Симмонс только фыркнула:
— ПНВ? Ты серьёзно? — на Омеге Кайт с трудом раздобыла винтовку, а уж раздобыть какую-то другую полезную технику вообще не представлялось возможным. А тепловизор, выданный Альянсом для её экспедиций (третий по счету), разбился уже на четвёртый день пребывания на астероиде, а к сегодняшнему дню из всей привезённой ею техники остался только пистолет и игровая консоль. Которая, кстати, тоже сломалась.
Тяжело вздохнув, Кайт на ощупь, не выходя из укрытия, двинулась куда-то в сторону, пытаясь найти место, из которого было бы удобнее вести огонь, когда будет подан сигнал. Она приметила его ещё когда только вошла — несколько контейнеров разных размеров, стоящих пирамидой чуть левее их местоположения. Кое-как добравшись до них, полагаясь на ощущения, Кайт быстро взобралась почти на самый верх. Она рассчитывала, что на возвышении, пусть и небольшом, огонь будет вести проще, но в темноте, один хрен, ничего не видно. И всё же, пристроившись за самым верхним контейнером, Симмонс послушно дожидалась сигнала Хантера, чтобы начать атаку.
Долго ждать не пришлось. Уже в следующий момент внизу поднялся такой грохот, что, казалось, затрясло всю станцию, а яркая вспышка ослепила всех, кто находился в радиусе нескольких десятков метров.
— Что, черт возьми, за сигнал такой?! — тут же рявкнула Кайт, протирая заслезившиеся от яркого света глаза. — Ни хрена же не видно! Че-е-ерт...
Следом за яркой вспышкой и громким взрывом последовала не менее оглушающая пальба, и Симмонс пришлось забыть о том, что нихрена не видно. Не особо целясь, девушка начала палить по всем подряд, прерываясь только для того, чтобы поменять термозаряд или спрятаться для восстановления барьера. Ей тоже досталось не слабо — барьер снимался очень быстро, так что Симмонс не успевала их вовремя создавать, и несколько пуль всё же пробили броню, ранив плечо и руку. Но адреналин в крови заглушал любые проявления боли, так что Кайт даже не отвлекалась на то, чтобы использовать меди-гель.
Она бы так и продолжала, пока не закончатся все термозаряды, но с той стороны вдруг наступила тишина и, если бы Кайт в это время не перезаряжала бы оружие, то точно выдала бы своё местоположения. Вместо этого она замерла на полудвижении и задержала дыхание, вслушиваясь в происходящее. Ни стрельбы, ни голосов, только душераздирающий рёв и звук тяжелых ударов о стену. Самое время вспомнить о странных контейнерах.
— Интересно, что в них... — прошептала сама себе Кайт, вглядываясь в темноту в сторону, откуда доносился грохот.
Внезапный звук рассыпающегося металла, сродни настоящему взрыву, заставил Симмонс машинально отшатнуться, от чего она чуть не свалилась вниз из своего укрытия, но вовремя ухватилась пальцами за край контейнера и подтянула тело обратно. Из разрушенного контейнера показалась огромная тварь с голубыми светящимися прожилками и начала яростно рвать всё, что оказалось рядом. А в следующее мгновение рядом с ним оказалась ещё одна такая же штука, и они вместе яростно молотили всех противников.
— Да-а! — возликовала Симмонс, почти подскочив от радости, от чего снова потеряла равновесие и чуть не свалилась, но, пошатнувшись, всё же сумела восстановить своё положение, на всякий случай покрепче ухватившись за контейнер.
Но радоваться пришлось недолго. Кайт не разглядела, что произошло там внизу, но чудовище резко изменило направление и понеслось в их сторону. Кажется, тварь убрала с пути какую-то зазевавшуюся помеху, а затем с разбегу влетела прямо в укрытие ополченцев, зацепив пирамиду, на которой возвышалась Кайт.
Девушка всегда знала, что с контейнерами у неё дружбы не будет и в очередной раз это подтвердила. Выбитые в основании ящики спровоцировал падение всех остальных. Образовавшаяся из пирамиды Пизанская башня начала накреняться и рассыпаться, уходя из-под ног девушки. Пытаясь взобраться обратно на самую вершину, чтобы не оказаться под завалом, Кайт начала яростно работать руками и ногами, скользя по наклонившемуся контейнеру, но они уходили быстрее, чем она могла двигаться. В последний момент девушка оттолкнулась и, выпустив винтовку из рук, ухватилась за удачно подвернувшуюся балку.
— Это что, мать твою, адъютант?! — завопила Кайт, дергая ногами в безуспешных попытках подтянуться. До земли было все каких-то три метра, но там бесновал бесконтрольный генетический урод, а Симмонс совсем не хотелось превратиться в груду костей под его лапами.
«Что делать? Что делать?!» — мысли вопили в голове у Кайт, пока взгляд бешено метался от рук, держащихся за балку до носящегося внизу адъютанта.
Симмонс безуспешно пыталась разглядеть в темноте своих сопартийцев, как в друг в её ухе прозвучал голос их лидера, приказывающий уходить. Легко сказать, но не так-то просто сделать. В знаки дались ранения и Кайт почувствовала, как начинают слабеть пальцы, вот-вот грозясь отпустить сжимаемую балку. Попытавшись не думать о боли, девушка, приложив все свои усилия, подтянулась, но тут же вновь повисла, не в силах поднять свой вес.
Внезапно что-то негромко загудело где-то совсем рядом, а вслед за звуком, дергаясь, будто в агонии, начали один за одним включаться лампы, освещая пространство. Симмонс прижмурилась от света ближайшей из них, которая светила прямо ей в глаза и опустила их вниз, осматривая поле боя. Люди, устроившие бойню возле контейнеров поспешно разбегались кто куда, по мере возможности оттаскивая своих раненых товарищей, но большинство из них просто бросали всех и вся и делали отсюда ноги. С другой стороны всё ещё находился адъютант. Но он был чем-то очень поглощён, а потому не заметил болтающуюся в нескольких метрах от него Кайт. Вот он, шанс.
— Время для марафона, — выдохнула Кайт, разжимая руки.
Затормозив падение биотическим полем, Симмонс как можно мягче приземлилась на пол и что есть силы принялась бежать, пока адъютант её не заметил. Побежала прямо в сторону врагов, захвативших станцию, но едва ли кому-то из них было дело до сумасшедшего сопротивленца, вздумавшего убежать прямо из-под носа мутанта да ещё и в логово врага. Они занимались тем, что спасали свои шкуры. Но кто-то всё же решил выстрелить. Кайт успела уклониться, но звук привлёк адъютанта, и теперь огромная многотонная туша неслась на людей, покинув своё прежнее занятие.
Симмонс припустила ходу, не осмеливаясь даже поворачиваться, и лишь примерно через пятнадцать минут беспрерывного блуждания по коридорам и улицам смогла остановиться. Оказавшись в знакомых местах, Кайт тут же нашла себе убежище — огромного диаметра труба, проходящая через основание какого-то здания. Пахло, конечно, как из канализация, нотам оказалось сухо, а главное — на первый взгляд безопасно. Не долго думая, девушка полезла вглубь и уселась в паре метров от входа, обхватив колени. От продолжительного бега всё тело вспотело, а раненая рука ныла не переставая. Введя себе пару капсул панацелина, Симмонс попыталась связаться с кем-то из своей группы. В первую очередь с Хайном, но он не отвечал. После пяти неудачных попыток, Кайт наконец бросила это занятие и, откинувшись назад, прикрыла глаза. Сама того не заметив, она вскоре провалилась в сон. Поверхностный, но сон, что в последнее время было роскошью.

Эпизод завершен.
Химера, прибывшая со своей группой на Омегу получила доступ к данным, но в результате были ввязаны в бой с повстанцами. Диверсионная группа Хантера успешно проникла в доки, но саботаж был сорван из-за попыток сопротивленцев пробиться к кораблям. Главным же потрясением обеих сторон стало то, что "ценным грузом" оказались адъютанты. Не желая уходить с пустыми руками, Эдвард оглушил и пленил Хелен Уайз, а своей группе приказал отступать, оставляя ситуацию в доках течь своим чередом. Продолжение эпизода здесь уже другим составом.

Отредактировано Kite Simmons (2014-09-19 21:41:59)

+3


Вы здесь » Масс Эффект: Возрождение » Архивы данных » [17.10.2186] We are the resistance. Линия 2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC