(в "The Fall of Thessia, линия 1")

[Лиара пишет:]


— Фалере скоро приведет в действие бомбу. Слышите? — Рила склонила голову набок. Где-то близко послышались мерзкое шипение и скрежет, и металлический вой.
— Враги идут. Мы многих позвали сюда.
Внезапно глаза дочери Самары подернулись тьмой, она согнулась в три погибели, жестом призывая держаться подальше:
- Нет... Нет, уходите! Они... они приказывают... они в голове, так трудно... Мама! — Рила резко выпрямилась, помотав головой. — Останови Фалере! Они еще не поймали ее! Она - приманка! Богиня, как же болит... Как же болит!
Почти одновременно с ней другие ардат-якши бросились на троицу. Перед Самарой возникла биотическая сингулярность, заслонившая дочь, которая, воспользовавшись этим, опрокинула Т'Сони и убежала под своды храма. Оценив главную угрозу, четверо ардат-якши окружили мощным барьером Явика, еще три не давали проходу Самаре, а последние две держали Лиару, прижимая к земле: одна схватила за отростки, заставляя запрокинуть голову, другая приблизилась к лицу, вторгаясь гибельной тьмой в объятый паникой разум.
— Обними вечность, — прошептала ардат-якши, и в мозг Т'Сони словно вонзились тысячи игл.

Кхар'шан, Земля, Палавен, Декууна, Ируна. Дальше в списке Жатвы сразу Рахана, Кахье, Сур'Кеш и Тессия.
Жнецы охотятся на носителей кода запуска Горна.
Левиафаны и Протекторат отбивают Кхар'шан.
"Цербер" потерпел крах на Омеге и Цитадели.
Кроганы и турианцы вступают в военный союз.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам вселенной Mass Effect! В основе сюжета нашей ФРПГ лежит третья часть игры.


Форум для лиц старше 18 лет.
Обратите внимание на [правила].

В игре: 20 - 25 октября 2186 года. Все события игры плюс история галактики: Сюжет и хронология.

Заглядывайте в акции: каноны, неканоны, нужные!

Полный список ролей с перечнем эпизодов по
каждому персонажу.

Масс Эффект: Возрождение

Объявление



Пропал доступ к rebornme.ru? Воспользуйтесь адресом rebornme.rusff.ru.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Масс Эффект: Возрождение » Архивы данных » [16.10.2186] We are the resistance. Линия 4


[16.10.2186] We are the resistance. Линия 4

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Время действия: 16 октября 2186 года

Место действия: Омега

Описание эпизода: Все же на Омеге есть существа, которых сторонятся даже Цербер. Адъютанты, по больше части вышедшие из под контроля, пожирали сектора один за другим, не обращая внимания на своих создателей. Однако, оккупантам удалось их изолировать то в переходах, то в районах благодаря тем самым испепеляющим барьерам. Или, если солдаты Цербера не могли взять под свой контроль сектор, то туда запускали адъютантов, устраивая зачистку. Пусть они и не представляли теперь угрозы для любом из противоборствующих сторон, но зато знатно мешали передвижениям бойцов Сопротивления. К тому же узурпаторы фактически сами отдают территории, заполненные адъютантами, партизанам. Оставалось только правильно ими воспользоваться. Изначально план Хантера состоял в том, чтобы взломать барьер и выпустить адъютантов на волю, но первый план вышла серьезная проблема - в этом районе все еще оставались выжившие. Каким бы предстало Сопротивление пред светом, если он отдал их на растерзание мутантам? Собрав небольшую маневренную группу, Эдвард лично отправился на защиту гражданских. Операция не предвещала беды, но лишний снайпер и уж тем более медик не помешает. Пробравшись через переходы, группа с боем прорвалась к заброшенному зданию, отдаленно напоминающему двухэтажный бар. Укрепившись на этой позиции, они начали отстрел адъютантов, попутно выискивая выживших.

ГМ: Edward Hunter

Участники: Anabel Miller as Erin, Harley Warren, James Nolan (выбыл), Edward Hunter

0

2

Омега стала домом Эрин двадцать пять лет назад. Не то, чтобы она любила эту омерзительную станцию, совсем не подходящую для таких, как она, но деваться было некуда, если ты здесь родилась и выросла, пообещав родителям не оставлять их одних никогда, быть опорой и поддержкой. Почти каждый житель этого места являлся преступником или просто-напросто хотел им быть, иначе, считалось, можно погибнуть, но так поступала только не семья девушки. Её родители занималась добычей тяжелых металлов и нулевого элемента на астероиде. Работа была тяжёлая, но они выживали, имея хоть какое-то пропитание. Став изгоями на своей родине, они искали шанса именно здесь. Впрочем, это можно назвать фортелем, так как было много всяких мест, где жизнь, по сравнению с этим местом, казалась сказкой. Стоит ли говорить о том, что можно было стать жуликами, аферистами или тем, кто имел хоть какую-то влияние на Омеге, но честность считалась залогом успешного существования. Возможно, это так и есть, если посмотреть на то, что Эрин жива и здорова, несмотря на влияние нулевого элемента. Родители научили её стойкости и умению выживать в трудных условиях. Мирную жизнь невиновных омеговцев нарушили. Если бы несколько недель назад ей сказали, что она умеет стрелять или хотя бы биотикой передвигать небольшие предметы, девушка бы рассмеялась, трезво следуя пацифистскому настрою своей семьи. Эрин лишь работала в «Загробной жизни», отмахиваясь от хамоватых клиентов и зарабатывая себе на жизнь танцами на стойке.
Всё изменилось, когда пришёл «Цербер». Прочеловеческая организация, говорившая о защите людей во вселенной, устроила нечто невообразимое для юной девушки. Ходили слухи, что, выгнав Арию, они стали здесь хозяевами, начали ставить эксперименты не только над инопланетянами, но и над теми, кого обязывались защищать – людьми. Опять бежать. Родители не могли этого, да и «Цербер» никого не выпускал за пределы станции. В этих условиях работа была невыносимой. Да ещё люди стали пропадать, и в один день исчезли родители Эрин. Это, как она слышала, было связано с монстрами, которых создали новые хозяева – адъютантами. От отчаяния девушка вступила повстанческую группу, чтобы не быть жертвой, а мстить виновником её трагедии. Конечно, специализированную тренировку новичков никто проводить не собирался, однако девушка была убивать, и она это делала, ни капли не задумавшись. Месть стала её целью, а дальше пустота, съедавшая её. Неспособность разом уничтожить оккупантов заставляла её чувствовать гнев и лишь кровью врагов она могла загасить эту пронизывающую её боль.
Оперившись на старую ржавую лавку, она смотрела прямо, высматривая, если кто-либо появится впереди. Огонёк в её глазах говорил о том, что ей не терпелось начать миссию. Правда, ей об этом было малоизвестно. Эдвард Хантер, человек, которого Эрин искренне уважала, собрал маневренный отряд, чтобы спасти гражданских. Девушка предпочитала  действовать, нежели обдумывать тактику.
Вода, капавшая из сломанной трубы, заставило Эрин обернуться, но, увидев лишь свою тень, вернулась в исходное положение. Задумавшись, она проговорила вслух:
- Чёрт, Хантер опаздывает. Называйте меня невротичкой, но слишком часто члены Сопротивления стали пропадать. Сами знаете, кто виноват. Уже не центурионы, а адъютанты. Вы встречались с ними?
Эрин вопросительно посмотрела на своих спутников, стоявших поодаль. Она надеялась, что они разделяют её тревоги по поводу всего этого. Бемроуз знала их не очень хорошо, но, если им доверяет Эдвард, то она тоже им доверяла.
Они все были разными, каждого привела сюда своя дорогая, но их объединяло одно – свергнуть «Цербер», уничтожить Петровского.  Способны ли на это люди, не имеющие тех же технологий и оружия, что было у их врагов? Время покажет. Одна битва может изменить всё.
[NIC]Erin Bemrose[/NIC][AVA]http://cs14113.vk.me/c619223/v619223279/2234/j6j6PP8xJLw.jpg[/AVA]

Отредактировано Anabel Miller (2014-03-26 00:23:18)

+3

3

[AVA]http://savepic.org/6269033m.jpg[/AVA]Харли Уоррен был из тех людей, которые если себе что-то запланировали, то это никогда не пойдёт таким путём. Скажем, придумай он себе какой-то план или примерный распорядок на дня два, обязательно кто-то вмешается или испортит отдых. И вот, ты спокойно расхаживаешь себе среди людей, цели которых тебе так же нужны, как дополнительные ботинки космонавту в открытом космосе. Сильно они нужны космонавту? Харли сомневался, что эти люди выполнят свои цели и достигнут успеха – вот почему, он присоединился к небольшому отряду, состоящему из не менее странных личностей.
Когда речь заходит о странных личностях, это вовсе не значит, что это сборище самых разномастных дреллов с ирокезами, которые под углом отжимают у коренного гражданина Земли его гель, бритву и прочие принадлежности к приличным людям. Просто, эти люди напоминали собой, целую фруктовую корзину. Разные настолько, что Уоррен уже на подходе к ним почувствовал покалывание пониже спины. Возможно, следовало довериться этому важному рефлекторному чувству, оно особенно не шалило попусту, но наёмник послал его дальней галактикой через ленту Мёбиуса… Да, он помнил что это такое, из тех времён, когда сидел в офицерских курсах и проходил переподготовку в диспансере, в надежде, что сможет вернуться в ряды Альянса. Но, на данный момент – жалоб на то, что у него сложилось все неудачно, не было. Напротив, он вооружён, сыт, одет и обут в полную экипировку. Но его вернуло в этот мир вовсе не высказывание стоявшей поодаль девушки, которая судя по всему, изрядно нервничала. Задолго до этого, он попросту сидел на перевёрнутой вверх ногами плите, что исполняла роль смягчителя пола для задницы, а потом его куда-то позвали и попросили помощи. И вот после длинного перехода – такое. 
Конечно, он не мог слышать её фразы. Но монотонные движения, слившиеся в одно – унылая штамповка действий при походах, была прервана её мимикой и движением. Он почти, что оторвался от своих мыслей про опасность и поднял худое, небритое лицо с глазами цветами тухлой селёдки. Капюшон его костюма был расстёгнут и опущен, ведь в маске не было нужды – никому так и не известно его лицо. А если что – то сбривается очень запущенная бородка и фрик превращается в галантного бизнесмена. А уж при атаке – то от струи гадости не спасёт даже и маска, а вот линия обзора – важней.

Уоррен поднял свою винтовку на странный шорох позади и чуть расслабился, подходя ближе к фигуре, которая, по всей видимости, ожидала их. Так как, каждый заботится, прежде всего, о группе и о расположенности каждого из членов к другим, то Харли попросту решил сделать так, как поступал всегда – промолчать и буравить глазами новичка. Холодный взгляд был ничем иным, как простой проверкой «на прочность» что называется, и оценкой доверия. Всё же, не каждому ты доверишь свою задницу или спину в этой жизни, а Уоррен, привыкший к одиночным рейдам – не слишком доверял своим новым «друзьям». Хорошо, если Хантер окажется, хотя бы вполовину таким надёжным, как гротеск этой его маски, которую он носит так, словно боится остаться без неё.
- Взведи курок, подними оружие и следи за звуками…  ты… салатница, – слегка запнувшись на букве «м» проговорил Уоррен низким голосом, неожиданно для себя решив вынести этот вопрос на общее воззрение. Он уже с ходу, доставал свою винтовку и приводил её в боевую готовность, снимая неуловимым и лёгким движением её с предохранителя. Ремни позволяли ему держать её одной рукой, тогда как во второй находилось нечто, что, по мнению многих – показалось бы смешным. Это был обычный контактный «демократизатор» как его называют на сленге трущоб и подполья. Заделав его механическим и закреплённым на кисти, Уоррен добился определённых успехов и сумел даже выработать что-то вроде определённой системы боя. Но сегодня, его больше волновали его соратники, так как слишком уж серьёзной была обстановка: "Салатница, думаю, что я правильно обозначил это прозвище. Салага – это больше для мальчишки с соплями, а салатница в самый раз для Омеги," - подумал наёмник, чуть усмехаясь своей же шутке.

Положение было тихим, пока…  и он решил ответить на вопрос девушки, которая задала его так вовремя. Уже сам вопрос нехорошо пощекотал его нервы.
- Я встречался с ними, - словно нехотя выдавил он из себя информацию.– Мелкий калибр – бесполезен. Только если ты поразишь их голову или сочленения. Крупный – даёт определённый успех, но лучше всего выбрать оружие с мощным останавливающим эффектом, так как от града мелких патронов – толку ноль. Ещё, следует остерегаться их атак и стараться держать дистанцию… - нехотя, он расстегнул перчатку и стянув её, показав заживший след раны. Дальнейшие комментарии он решил придержать и только добавил.
- Целься в глаза. Или в нижние конечности и никогда не расслабляйся, так как один неверный шаг и тебя поминай, как звали, - говорил он скорее голосом, не допускающим возражения. Пока он читал эту тираду, его глаза следили за пространством позади неё, а палец был готов выпустить очередь крупного калибра прямо в грудь или глаза очередной твари. Всё же, у Уоренна был определённый опыт после того завода с турианцем  и странной девушкой-наёмницей. Дежавю какое-то, всюду наёмницы женского пола, правда – та не была «салатницей», спасибо за такое разнообразие жизненных ситуаций тебе, Господи? Если тебя так, конечно, зовут в эпоху межгалактического материализма.
К слову, Господь, в голове двуликого наёмника рисовался очень крутым парнем с рыжей шевелюрой, связкой гранат класса «А» в правой руке и хорошим дробовиком последней марки в другой. Также, одет он был явно во что-то современное и отлично сделанное, т.к. во все времена перфекционизм это существа поднимался на высоты недостижимой величины. Много лет назад, древние дикие племена с торжеством перерезали горло пленнику на алтаре и пускались в походы, совершив все ритуалы и богослужения. А гнусный лик, вырезанный в камне ничтожно смотрел на мучения пленника, словно хотел сказать «Я не оценил». Спустя сотни лет менялась и форма, а лик Господа всё так же низменно и презрительно смотрел на потуги людей заслужить его благость такими средствами, словно хотел сказать: «Ешьте меня мухи с кошмарами!». В эпоху межгалактических скитаний, образ Бога должен был взирать на людей исключительно из под очень крутых линз и сам он был должен быть обвешан последними низками оружия и облачён в современный костюм. Впрочем, Уоррен себе представлял, как же должны были утомить этого полу-реального персонажа такие манипуляции. Сперва, придумывают тебе кучу непонятных функций, потом зарабатывают на тебе барыши, а ещё чуть спустя, чуть ли не считают себя подобными тебе.
Отвлекшись от мыслей про то, как ему будет удобней испортить очередной пейзаж очередью, Харли прошёл чуть вперёд и занял наблюдательную позицию, опершись на бетонную плиту. Чисто из своих привычек он полагал, что кто-то из их отряда всё же прикрывает их тыл. Так как оказаться в таком месте и пострадать от мелкой глупости – все равно, что пытаться приготовить омлет в состоянии невесомости. Вроде и ты пообедать хотел, а вроде и с трудом у тебя это выходит.

+2

4

Много времени прошло. Последние дни посещения Омеги были на подобие обычного фильма про горячих парней. Ведь тогда, два года назад обстановка была лучше для местных жителей. Ария была так называемым руководителем станции. Наемники старались прикончить друг друга за жирный кусок сфер влияния. А жители попросту старались выжить во всей этой кутерьме где сплошь и рядом творится бесчестье и произвол. А по другому жить не реально в этих местах. Все было бы хорошо если бы не оккупация Цербера.
     Нолан не застал этих перемен лично, но все-таки слухи и прочая информация не обошли его стороной. Связи в альянсе всегда помогали узнать новости в галактике. Так называемый переворот, организовали церберовцы. И настал общий хаос. Под железный кулак, попали все без исключение, не только инопланетные расы но и сами люди. Это не нравилось абсолютно всем. Вот собственно и появилось сопротивление. На каждое зло, можно найти противоположность. Но в этой ситуации одно зло может остановит только другое. На волков нужно идти с другими волками. Наверное так говорилось в одном из древних фильмов.
      Джеймс после своего фееричного выступления перед майором ВКС, был вышвырнут с корабля и списан на берег. Остановиться решено было на Цитадели, там где у Нолана были знакомые из Альянса. Квартирка была не очень большой но зато уютной. Дальнейшие планы строить не было просто смысла, так как сам Джеймс подозревал что долго задерживаться ему не придется в Цитадели. Душа и сердце хотели странствий, боя и приключений.
       Отправиться на Омегу было не особо хлопотно. Пришлось то всего-то зайцем добраться туда на корабле контробандистов. Высадившись на станции Джеймс понял, что застрянет здесь навсегда. Работы было по горло. Мало того что все было под контролем организации Цербер, так еще и похоже они вывели породу каких-то тварей, напоминающих людей. Но свирепых буд-то спущенных с поводка крановый-психов.
      Противовесом были повстанцы. Кучка людей решившим дать отпор завоевателям. А ведь такая закономерность происходит всегда. Не все травится новый режим, и даже если не нравится двум, то не будет нравится и четырем и шестерым, пока все не дойдет до более массового противостояния, и вуаля сопротивление готово.
      Начать следовало с того,  что новый  знакомый Джеймса, Эдвард Хантер, собрал сопротивление. На подобие Джона Конора, он руководил всеми ресурсами, давая отпор многочисленным силам противника. Откуда столько энергии у этого человека Нолан не понимал долго.  Были конечно и провалы вылазок, но без этого никак, вечно выигрывать трудно. А поражения дают бесценный урок. Хочешь жить умей вертеться.
     И сейчас задание, которое требует особой осторожности, и полной выкладки. Джеймс был готов всегда. Новый почти не ношеный защитный костюм альянса, смотрелся на атлетичном теле Нолана. Верный друг пистолет Палач на своем законном месте по левую руку. Парень стоял  недалеко  от девушки, которая сидела на ржавой скамье.
      - Он придет, я уж точно знаю что Эдвард нарисуется. Его не так то просто поймать.
     А вот, на самом деле оптимистичный настрой Кристофера был как ширма. Он внутри себя переживал похлеще всех. Но не за себя. А больше за исход операции и за жизни ни в чем неповинных людей.  Его всегда терзала боль за то что люди погибают по вине его просчетов, больно вспоминать видя лица умирающих на твоих глазах друзей. Когда лежащий на земле соратник с оторванными ногами по колено, тянет к тебе руку, хрипло зовет на помощь, и в один момент жизнь покидает его, и он роняя руку на землю закрывает глаза. Кто видел это, тот знает всю боль. Нолан знал, что все окружающие люди, видели подобное, и хотят отомстить. Месть дело плохое, но когда нет выбора, она самый верный способ.

Отредактировано James Nolan (2014-03-23 01:31:19)

+2

5

- Час от часу не легче... - процедил сквозь респиратор Хантер, закрывая веки убитого человека. Он его знал? Хрен там. Эдвард впервые видел этого болезненного вида дядьку с окладистой бородой. Умереть от пули - это одно, а медленно погибать, разрываемый на части мутантами - совсем другое. На досуге диверсант выдумал с сотню экзотических казней Петровскому, в том числе и медленное поедание его же адъютантами. Впрочем, ритуальное сожжение на входе "Загробной жизни" ему нравилось больше, не будем это отрицать. За все время нахождения в этом секторе Хантер лично упокоил пару десятков адъютантов. И это, как чувствовала вездесущая задница, только начало. Укреппозиция в баре приняла много беженцев, позже переправленных через "вены Сопротивления" в более безопасные места. Единственное, о чем жалел Эдвард, так это то, что забыл дома огнемет.
   Этот район безусловно был потерян. Чтобы его очистить, нужно потратить несколько дней, а то и целую неделю. Черт знает, откуда идут адъютанты. Ни одна вылазка за пределы бара не дала точных результатов. Посему повстанцы стали базироваться на эвакуации. Истребление мутантов стало второстепенной задачей. Есть и плюсы от того, что здесь вырвавшиеся из под контроля создания Цербера - эти "бело-желтые" напрочь отказываются сами сюда лезть, давая огромную волю действиям Сопротивления. Как говорится - "против лома нет приема". И ломом здесь было Сопротивление. как бы Цербер их не изводил, они всегда находили место, куда можно побольнее уколоть. Отчасти это из-за того, что у Эдварда есть связи в самой прочеловеческой организации, как бы это странно и не звучало. Нет, не законсперированные омеговцы, а двойные агенты, действующие во благо Альянса. Как никак они тоже заинтересованны в том, чтобы станция не осталась под контролем Цербера надолго.
   А в числе минусов, помимо ограниченности запасов разного рода, были предатели. Уж слишком многих подкупал Олег, обещая пищу и кров. Правда, перебежчики сами становились кормом, а кров им заменял свод станции в десятках метров над головой. До сих пор агрессором был Цербер. На сей раз Хантер хотел показать себя во всей красе, дабы у каждого отпало желание бросить камень в повстанцев. Была информация, что где-то в этом квадрате была перехвачена связь между дезертиром и Цербером. Осталось только узнать, кто это и каким образом держал связь с оккупантами.
   Тем временем Эдвард осторожно пробирался между снующими адъютантами, скрытый от их взора технической маскировкой. Оставалось уповать лишь на то, что заряд внезапно не иссякнет. А попасть в бар незаметно для чьих-либо глаз из-за убеждений безопасности поможет недавнее приобретение. Правда, это не раскрывает всю суть того, как эта вещица оказалась у Хантера. Прыжковые ранцы церберовцев были просто отличной частью экипировки. И как только Альянс до этого не додумался. Ведомый завистью, во время последней операции он позволил себе "изъять в интересах революции" один экземпляр. Местные кулибины покряхтели над ним, и, помимо сведения этой ужасной бело-желтой раскраски, ранец приобрел некие преимущества. Он не стал более энергоемким, да и набираемую высоту он не изменил. Дело в расширенном списке того, что можно делать с его помощью. Помимо того, что на нем теперь можно делать яичницу буквально за пару секунд, силы выходного огня достаточно для того, чтобы за мгновение сделать из того же адъютанта жаркое.
   Вот и сейчас, подойдя вплотную к забаррикадированному зданию, Эдвард воспарил вверх, оставляя после себя дымным след, и мягко приземлился на крышу бара. Оценка обстановки была удручающей. Не смотря на проведенные здесь часы адъютантов меньше не стало. Открыв люк, диверсант спустился по лестнице на второй этаж бара, ныне забитый всяким ненужным хламом. Спускался он на первый этаж погруженный в свои мысли, изредка воспринимая исходящие от ополченцев звуки:
- Я не прихожу слишком поздно. Впрочем, как и слишком рано. Я появляюсь тогда, когда это необходимо, - тихо произнес Эдвард, пусть и благодаря респиратору его голос звучал как-то зловеще. Однако, у него не было цели напугать. Напротив, их ждут великие дела! А прохлаждаться будем потом. В Аду, например:
- Как нога? - что было адресовано Харли. Эдаврд знал, какие последствия бывают при проведении полевых операций, и нудная боль была лишь меньшим из всего списка. А пока завязывался разговор, диверсант подошел к портативной технике и вошел в контакт с информационным полем Сопротивления. Чтобы они делали без переносных компьютеров.
[AVA]http://sf.uploads.ru/mRk2C.jpg[/AVA]

+3

6

Невозможно представить себе существование во Вселенной без какого-либо повода на это. Во младенчестве человек не понимает этого, его родители лишь выполнили свою задачу. Взрослея, он познаёт мир, начинает свою жизнь, задаётся тысячами вопросами о том, как он будет жизнь, для чего или для кого.  Будь то несбывшиеся мечты, надежды или, может быть, стимул в продолжение рода, осуществлению контроля над людьми,  силы, знаний и наград. Однако это окажется попросту желание остаться в истории, не важно, кем или каким, главное – быть там, чтобы тебя вспоминали, рассказывали истории, даже молились, боялись. Эрин была не из таких. Всё это было для неё далеким и непознанным, о таком она даже не задумывалась. Не потому что не хватало ума, потому что для неё мир был совсем иным: построение отношений, познания себя через окружающую обстановку, любящие родители. Ей незачем было отказывать от такой жизни, которую ей подарили мать и отец. Её жизнь никогда не была наполнена каким-то особенным едким смыслом, которого ищет почти каждый живой человек. Не существовало какой-то страсти к жизни, подпитываемое какими-то делами, просто так надо было, и никто не возражал. Никто не спрашивал почему, зачем, просто-напросто так существует большинство. Со своими ценностями, желаниями и мировоззрением. Непримечательные, обычные люди, пытающиеся сосуществовать с остальными в огромном мире. Эта теория затрагивает все аспекты жизни. Но зачем тогда, спрашивается, столько людей гибнут? Всё ради какой-то благой цели, ведомой только «Церберу». Сначала Жнецы, теперь вот они. Разве им мало крови, мало страданий? Переступая через множество жизней, никто из них не повернётся и даже не обратит внимания на свою жертву.
Поговаривают, что Призрак сошёл с ума, но доподлинно неизвестно, в каком он состоянии, но его эксперименты говорили всё за него.  Всё, что он совершил, не имело цены, подобной потере родителей Эрин. Горе, захлестнувшее девушку, заменилось гневом, исходившим от резко потемневшего сердца. Некогда бывшая безразличная, лицемерная особа являлась оружием, как и многие другие омеговцы, боровшиеся за что-то утраченное ими. Пусть потерянное не вернуть, но можно бороться за тех, кто ещё имеет это. Этим прикрываются самые эгоистичные мысли, но в них есть доля правды.
Месть, как способ выживания. Это больно, но эффективно. Кроме той потери, ты не можешь ничего чувствовать. Самоблокировка регулируется самим человеком, давая ему шанс на нормальную жизнь, чтобы забыть и простить. Замену найти нелегко, ведь равноценных вещей в этом мире мало, а от своих убеждений уйти совсем нелегко. Вероятно,  появление такого шанса для Эрин было маловероятно, тем более ей не за что было жить дальше. Всё, во что она верила, сгинуло к чертям безвозвратно, превратившись в космический мусор.
Девушке было довольно сложно отличать реальность от своих пространственных мыслей. Только усилием воли она могла достичь последнего островка спокойствия, привычного для остальных.
- Слишком манерно, мистер Хантер, - улыбнулась Эрин, ответив Эдварду, - Но вам по статусу это полагается. Впрочем,  я, точнее мы, волновались за вас. Сами понимаете, адъютанты не отдыхают и не устают, в отличие от нас. Знаю, не подобает подрывать обстановку в отряде обсуждением таких тем, но молчать я не могу. Могу я поговорить с вами наедине?
Не дождавшись ответа и подойдя к нему ближе, Бемроуз тихо сказала:
- Эдвард, пожалуйста, скорее, я долго не могу контролировать себя. Эти твари, они…я хочу убивать. Это чувство меня съедает изнутри. Эти твари, я не хочу представлять, что одни из них могут оказаться моими родителями. Это ужасно! Я почти не могу отличать реальность от этих чёртовых иллюзий.
У неё взмокли глаза, горло запершило, и Эрин отвернулась от Эдварда. Ей было стыдно за свои слова, но, чтобы не усугублять ситуацию, командиру нужно было знать обо всём, чтобы сократить вероятность непредвиденных случаев. Раньше везло девушка, убивая, уменьшалась боль, но потребность всё росла. 
Разговоры частично помогали, но Бемроуз никто не мог выслушать. Здесь была война, поэтому не до этого. Да и ничем ей уже не поможешь…
[NIC]Erin Bemrose[/NIC]
[AVA]http://cs14113.vk.me/c619223/v619223279/2234/j6j6PP8xJLw.jpg[/AVA]

+1

7

Вести борьбу против мутантов, тварей которые не давали покоя никому, было делом правильным. Ведь все же лучше чем торчать на Цитадели, где все тихо и спокойно, а здесь есть возможность, хоть немного да облегчить участь других. Ведение войны не на жизнь, а на смерть не пугало Джеймса. Он не боялся умереть, он всегда жил последним днем, готовый увидеть смерть, стоять к ней лицом.
    Самым страшным испытанием для него мог быть только плен. Так что сдаваться он не видел смысла никогда. Даже в безвыходной ситуации, парень мог воспользоваться гранатой, которая могла лишить его жизни, а так же прихватить еще десяток других. Вот почему его сравнивали с кроганом. В бою Нолан мог пойти на врага с голыми руками, если кончатся патроны. С виду вроде тихий, а внутри огонь. Только в бою этот огонь выплескивался наружу адским пламенем, обращенным во врага.
      Оборонительные позиции были заняты, все ждали атаки Адьютантов. Дать отпор тварям было необходимо. Гражданским нужна была защита, и срочная эвакуация. А куда эвакуировать? На этой станции все скоро должно было заполниться чудовищами, которые некогда ранее были такими же людьми. Вот именно сейчас Нолан понимал,  как необходимо сопротивление. Пока есть сопротивление, Омега жива. Есть шанс на выживание.
     А ведь сейчас по всей галактике ведется крупная война. Жнецы начали выполнять свое предназначение, которое никто не понимал. Наверно и не суждено понять никому.
    На этой мысли Джеймс осекся. Вспомнив о жнецах, он вспомнил о Земле, как ей тяжело. Он поменялся в лице, и сел на обломок бетонной колонны. Смотря на площадку перед забаррикадированным зданием, тяжелым взглядом. Когда в поле зрения показался Эдвард, Нолан махнул ему рукой, и хриплым голосом спросил:
     - Как обстановка командир? - неизвестно зачем этот вопрос прозвучал, было и так ясно что вокруг полная задница, - разобраться бы поскорее с тварями, и остановить весь этот хаос. А потом уже найти виновных.
     На словах это было легко, но все в округе понимали, что на осуществление этих планов, уйдет осень долгое время.  Все очень похоже на эпидемию чумы. В такой ситуации, единственное решение, это взорвать к чертям всю Омегу. А ведь такой шикарный был бы трах-бабах.

+2

8

- Мы в полной заднице, - бросил через плечо Нолану Эдвард, продолжая свою деятельность. Однако, его тут же потревожили: - Что такое? - от размышлений и наблюдения Хантера отвлек женский голос, пусть он и не сразу отвел взгляд от экрана. Как только Эдвард услышал это, его тут же перестала интересовать информация. Он понимал ее. Слишком хорошо понимал. Убивать в первый раз всегда трудно, но когда ты входишь в раж... впадаешь в ярость... Это чувство неописуемо. Оно опасно... и прекрасно. В пылу битвы ты можешь с легкостью лишить жизни своего же, или невзначай встать на прямой линии огня. Одно нажатие на спусковой крючок - и тебя уже нет. Его собственная судьба далека от идеальной, но она его более чем устраивала. Он так же долго не мог отойти от того, что его родители вернее всего погибли при нападении Жнецов на Землю. Нет. Нет смысла тешить себя ложными надеждами. Они как наркотик. Наступит время, и ты без них уже просто не сможешь жить.
   Вот и сейчас Хантер хотел облагоразумить девушку. Отпрянув от стола, он положил свою правую руку на ее плечо, и хотел было развернуть ее к себе лицом. Но в последний момент передумал:
- Жажда крови... ты должна научиться копить ее, научиться сделать из себя резервуар для ярости. И в нужный момент выплеснуть всю злобу на врагов. Не стану отрицать, возможно твои предки разлагаются где-то в подворотне или стали жертвой эксперимента. Ты должна пройти через это. Пройти через боль, отчаяние и утраты, чтобы стать действительно сильной. Независимой от чего-либо, - зная, что собеседница обернется, Эдвард снял с себя капюшон и сдвинул визор на лоб, обнажая часть своих шрамов, большую из которых до сих пор укрывает респиратор. Полуслепой левой глаз-бойница неморгающим взглядом уставился на Эрин. Убедительный аргумент, ничего не скажешь:
- В тебе есть тяга к жизни. Тяга к тому, чтобы выжить. Так борись до последнего. Борись и не позволяй кому-либо вставать у себя на пути. Хочешь сохранить себя? Хочешь сохранить свою семью, свой дом и друзей? Будь готова в нужный момент выстрелить и изрешетить соперника. Во чтобы то ни стало.
   Хантер сделал глубокий вздох, отвернувшись к частично заколоченным и забитым окнам, в которых остались лишь небольшие прорези для возможности ведения прицельной стрельбы:
- Адъютанты - уже не люди. Кем бы они ни были. Ты должна понимать это. Это - твари. Даже если у тебя есть комплекс пацифизма - их убивать легче всего. Нужно усвоить лишь одно, - пауза обернулась кромешной тишиной: - Врагов нужно уничтожать. Любой ценой, слышишь меня? Любой ценой уничтожать... - в то же время его голос не был грозным или злым. Наоборот. Он говорил обыденно, спокойно и хрипловато. Лишь респиратор искажал его голос, придавая некий темный оттенок его словам.
   Все это стало каноном, правилом жизни для Эдварда, прошедшего через огонь, воду и медные трубы. На войне - как на войне. Цель оправдывает средства. Если бойня неизбежна - нужно быть готовым ко всему. Нужно научиться контролировать свою ярость, научиться ее копить. Но далеко не все решается только силой. Все это необходимо для того, чтобы использовать свои резервы для основного рывка, смертельного броска. В том и состоит тактика. На том стоит стратегия. А если солдат может совместить в себе чудовище и расчетливого бойца - он становится воистину непобедимым.
   Однако, их разговор прервал крик, донесшийся снаружи. Хантер закончил разговор и надвинул на глаза визор, совсем позабыв про капюшон:
- Всем боевая готовность! Огонь по моей команде. Створки дверей открывать только по сигналу, - с этими словами Эдвард поднялся на второй этаж, попутно беря в руки винтовку. Все-таки он здесь единственный снайпер, пусть и приходится рулить процессом. Адъютанты начали стекаться к дальним баррикадам. Похоже, там и правда что-то происходило.
[AVA]http://sf.uploads.ru/mRk2C.jpg[/AVA]

Отредактировано Edward Hunter (2014-04-04 22:09:25)

+2

9

Противостояние желания и возможности действа всегда происходило остро в Эрин. Ей неподвластен  самоконтроль, который свойственен большинству ныне живущих. И с этого начиналась тёмная сторона, уничтожавшая её и заставлявшая её разрываться. В каждом человеке есть те качества, которые можно назвать хорошими или плохими, но в глубине души, неоткрытой для самого обладателя, скрывается так называемое противоположное существо. Оно вырывается в моменты сильного потрясения или ярости, горя или потери. Может, всё измениться вследствие одного какого-то поступка, возможно, повлиявшего на судьбу. А бывает, что это происходит неизвестно почему, по воле случая.
Если бы Бемроуз была мальчишкой,  ей было бы намного легче, ведь мужчины сильнее, имея больше духовной и физической стойкости.  Феминизм ей был не свойственен, но логики у Эрин не отнять, и в чём-то она права. Не то, чтобы Бемроуз была слаба, нет, её возможности просто-напросто были ограничены физическим телом, а биотикой она научилась управлять лишь неделю назад, открыв для себя нечто новое. Духовная натура была на грани, и это заставляло девушку творить то, что она никогда не делала.
Ей не хотелось ни о чём думать, ей хотелось убежать от мести, от совести, от стыда. Совесть её заключалась в том, что она не смогла защитить своих родителей от угрозы. Никто не был виноват в этом, кроме неё, как она считала. Это её изматывало, и внутренние чувства её обострялись до предела, делая Эрин более опасной и уязвимой не только для врагов, но и для неё самой. По иронии ярость девушки была стыдом, скрываемым недостаточно хорошо от других, но она не могла ничего с этим поделать, пытаясь лишь его направлять.
Слова Хантера благоприятно на неё повлияли, он уловил её, понял страдания, которые терзали Эрин, за что она была ему благодарна. Не зная его биографию, она не могла судить о нём достаточно полно, но его действия и фразы заставляли уважать его,  попытаться отплатить тем же, тем самым помочь в трудную минуту, если это необходимо.
- Я не умею, пытаюсь, но из этого ничего не выходит, боюсь, это может помешать мне, - проговорила она, пытаясь оправдаться, - Жестокая правда, я пыталась не думать об этом, но мне даже стало легче. Всё состоит в том, что лучше смириться, чем рыдать о несуществующей надежде. Родители, пусть они и адъютанты, никогда уже не станут прежними.
И его шрам произвёл должное впечатление. Это говорило о том, что потери есть, но, стараясь игнорировать их, нужно идти дальше. Ты жива, и можешь драться, так сделай это, используй свой гнев.
- У меня нет больше семьи, Эдвард, - тихо прошептала она, - Но я хочу, чтобы выжил ты, потому что ты можешь разбудить в людях то, за что им стоит сражаться, вы знак победы, - в её словах был слышан восторг, ей искренне не хотелось, чтобы умирал такой человек, как Хантер, - А пока я жива, я обещаю, что буду убивать врагов любой ценой.
Хотелось ей это или нет, Эрин не знала, но, находясь рядом с ним, девушка искренне верила в то, что так надо, и пусть это было горестно слышать, в этих словах она видела отражение своих внутренних желаний. Да, Бемроуз хотела жить дальше.
Услышав крик, Эрин разом забыла о своих мыслях и, прижав к себе, свой пистолет-автомат, кинулась к окну. Гнев закипал в ней, и она, стараясь отвлечься, окинула взглядом напарников, мысленно призывая  Эдварда начать бой и дать команду стрелять.
[NIC]Erin Bemrose[/NIC]
[AVA]http://cs14113.vk.me/c619223/v619223279/2234/j6j6PP8xJLw.jpg[/AVA]

+1

10

[AVA]http://savepic.org/6269033m.jpg[/AVA]Несмотря на то, что его проигнорировали, Харли лишь усмехнулся сам себе, заслышав о том, что эта «салатница», хочет убивать. По его мнению, расстреливать этих тварей – дело крайнее, так как если бы была такая возможность, то не вступать в бой – самое оно. И хотя, бдительность и решимость – важны, но лучший бой – тот, который ты смог отвести от себя.
Довольно спокойно подняв руку вверх в знак того, что с его ногой всё в порядке, Уоррен замер и вздохнул. На глаза ему попался Эдвард в его самом красивом исполнении. Пожалуй, лучше не спрашивать кушает он через трубочку или вилкой, это вызвало бы совершенно не те ассоциации с столь странным и холодным образом наёмника. А после последовали поучения, которые были похожи на моральные пинки, и это немного напугало Харли. Если каждый член их отряда настолько пуглив, что приходится такими живительными пилюлями лечить психику, то ничего хорошего ждать не следует. Нужно приготовить всё оружие, которое только может быть – так как лишнего не будет, а патронов не так много.

Уоррен давно уже следил за непонятной обстановкой, которая сложилась вокруг них, и потому приказ поднять стволы и быть готовым не стал для него неожиданным. Только вот последняя фраза девушки его немного нахмурила, так как «любая цена» совершенно не то понятие, которое вязалось с мировоззрением наёмника. Он только фыркнул и выставил ствол своего «Разорителя» в проём и начал прицеливаться, фиксируя движения. Несмотря на приказ Эдварда, Уоррен решил выступить самолично и понимал, что тут самым главным фактором будет далеко не групповой бой. Надежды на напарников у него почти не было, разве что Эдвард – который в прошлом зарекомендовал себя бойцом почище знаменитых головорезов Омеги.
Стоило только верить в то, что охлаждение, установленное не так давно – позволить ему вести буквально поток огня, перемежая его с периодами точечных выстрелов. Оружие отобранное у церберовца послужит Уоррену намного лучшим образом, а кроме того было бы лучше – будь у кого-то патроны со смещённым центром тяжести, но это уже было то, что сам Харли называл «если бы». Первая очередь из трёх снарядов сорвалась с дула его винтовки и распорола одной из тварей то, что именовалось бы у гуманоида горлом. Громкий хрип и утробный вопль показали, что, по крайней мере, точные выстрелы могут иметь шансы на успех. Уоррен остался бесстрастным и продолжил давить на спусковой крючок с хладнокровностью стрелка повидавшего всякое. Коллиматорный прицел позволял ему вести подсчёты движений практически без ошибок, а лазерный целеуказатель – выводил точку попадания. Спустя секунд пятнадцать он разрядил в ещё троих тварей целый магазин патронов и коснувшись затвора, ругнулся – горячий. Всё же нельзя так быстро расстреливать снаряды. Попадания уже были хуже. Одной твари распороло только часть плоти, а две других похоже собирались искать обидчика и несмотря на зияющие раны – вполне были способны двигаться. Стрелок же отдыхал укрывшись за стеной, рядом с окном.
- Бейте в шею и сочленения, - коротко дал совет Уоррен, и перезарядил винтовку, оставляя её в режиме «три патрона». Следующий его заход мог оказаться менее результативным, он смотрел на передвигающихся тварей и старался давать упреждение, однако, во многом – это было слишком даже для опытного автоматчика. Одно дело стрелять по известным тебе объектам, а другое дело всадить в тварей три патрона и увидеть, что иногда она умирает, а иногда ей не хватает и обоймы. Итогом следующих двух его очередей стало то, что приближающиеся адъютанты лишись своих ног. Уоррен стрелял в пятерых тварей, но хороший результат был заметен лишь на одной, у которой от выстрелов нога вообще перестала функционировать и это чудовище рухнуло на пол.
Сейчас шёл бой, но не менее серьёзным стрелок считал момент после боя, когда ему придётся отвечать за нарушение субординации. Он ждал своеобразного суда команды и был готов выйти сухим и из него, а пока он сменил позицию, стал рядом с Эрин и перевёл винтовку на режим автоматического огня. Монстры приближались, и в ведении огня дальним методом больше не было смысла, оставалось надеяться только на то, что самопальная система охлаждения – выдержит. Стрелок коснулся пальцем кнопки охлаждения и корпус «Разорителя» заметно охладился, а на табло выскочила надпись утверждающая, что запаса жидкости хватит лишь на два раза. Харли только вздохнул и проверил пистолет. Выстрелы остальных он фактически не считал, за исключением тех моментов, когда их цели совпадали. Психология стрелка не позволяет думать о других, нужно всегда раздумывать о себе и только своих достижениях, тогда ты сможешь спасти не только целую группу, а целые сотни жизней. Характерный звук передёргивания механического затвора его винтовки снова привёл его в своеобразный режим «стреляй и заряжай» он открыл автоматический огонь на подбирающихся тварей и через секунд 10 – уже лез за следующей обоймой.

- Хантер. Будь готов к тому, чтобы стрелять по ним, - проговорил он повысив голос и высунувшись, сконцентрировался и резко выбросил руку вперёд, применяя техническое умение. Низкотемпературные частицы в форме шара вырвались из инструментрона и ударили прямо в толпу адъютантов. Эффект получился не таким мощным, как если бы его сделал биотик-ветеран, но способностей Уоррена было достаточно по его мнению. Кроме того, он не собирался раскрывать все свои возможности, иначе возникнут вопросы. А их и так уже, кажется, скопилось слишком много. Пока остальные стреляли, он копил силы и ждал – кто знает, сколько их там ещё, вдруг понадобится применять решительно весь арсенал сил?

Отредактировано Harley Warren (2014-04-14 21:37:54)

+3

11

офф:

В связи с долгим отсутствием Нолана, очередь его пропускается

Все дорогу до второго этажа Хантер обдумывал слова девушки. В кой-то веки кто-то хочет, чтобы он выжил. Да и кто мог подумать, что якобы погибшего солдата, а по факту дезертира, будут считать знаком победы. Смешно. И в то же время печально. Придет время, и он тоже снимет свою маску, за которой кроется изуродованная моська слабого и, в какой-то мере, беззащитного человека. Одно неверное движение, один вздох без респиратора, и придется целый день харкать кровью. Кто мог подумать, что врач станет... вот этим.
   С жутким скрипом металлические ставни окна на втором этаже приоткрылись. Ствол винтовки лег на импровизированный подоконник, а задница диверсанта примостилась на барный стул. Кто знает, сколько ему придется здесь торчать. Зачем тратить силы на стояние? Вновь надвинутый на глаза визор отразил мир в инфракрасном свете. На дальних баррикадах толпились горы мяса и... что-то еще. Или кто-то. Адъютанты просто так бродить не станут, им тоже нужен для этого повод. Пока Хантер его разглядеть не мог, но он безусловно рядом с дальним кордоном. Голова адъютанта показалась в перекрестье оптики винтовки, палец лег на спусковой крючок. А теперь плавно...
   Очередь. Харли. Почему он? Да у него единственного среди всех была штурмовая винтовка. Да не абы какая, а церберовская. Трудно не узнать ее по звуку. Эдвард было хотел сделать ему выговор, но тут же осекся. Тот самый мутант, что был в прицеле, залился кровью и плюхнулся мертвой тушкой в ноги своих товарищей. Будь Хантер бравым солдафоном, он бы выругал Уоррена на десять лет вперед и отстранил от дела. Но, не смотря на выкрутасы судьбы, он не совсем то солдат. В любом случае он бы не стал обращать много внимания такой выходке со стороны всех трех его подопечных по разным причинам. Харли потому, что он знал, что делает; Эрин за счет ее возраста и психического состояния; а Нолана... он бы вряд ли нарушил приказ будучи солдатом.
   Харли был прав насчет шеи. Но следующим своим выстрелом Эдвард доказал, что калибр покрупнее может пробить тушку и в куда более защищенные места. Раздался грохот от "Черной вдовы", а голова адъютанта разлетелась к чертовой бабушке. Передернуть затвор, выбор цели, выстрел. И так далее. За свою жизнь он отработал эти действия до автоматизма, позволяя не обращать на это свое внимание. Но все-таки против такой орды он бы предпочел стационарный пулялку:
- Эх, два пальца бы отдал за крупнокалиберный пулемет... - пробубнил он себе под нос, в очередной раз клацая спуском.
   Командной работой здесь и не пахло. Это скорее было "стрелять по готовности, мерно и без фанатизма. Впрочем, пока. Коммуникатор передал голос Уоррена, а Эдвард лишь молча кивнул, направляя дуло винтовки в момент замороженных мутантом Цербера. Выстрел, затвор, выстрел, затвор. Скорее, пока они не отошли от заморозки. Один из них успел вернуться в свое состояние и мотнуть головой, когда последний заряд, выпущенный диверсантом, вместо шеи разнес его голову на кровавые ошметки. Бывают в жизни огорчения, что поделать.
   Спустя несколько мгновений можно было заметить, как что-то метнулось к другим баррикадам, ближе. А затем еще и еще. Несомненно, это то, что заставило адъютантов прийти в движение. И это оставалось их приоритетной целью, не смотря на то, что их косили выстрелами из укреппозиции. Раздался раздирающий душу крик. Что-то случилось, и существо залегло по ту сторону баррикад от бара. Его не было видно, но как мутанты тянули к нему свои лапы было трудно заметить:
- Внимание! Расчищаем путь этому недомерку! Он не должен пострадать! - и в подтверждение своим словам он выстрелил в ближайшего мутанта, мешком опрокинув на спину. Тень беженца перемахнула через баррикады и помчалась ко входу в бар.
[AVA]http://sf.uploads.ru/mRk2C.jpg[/AVA]

+1

12

Сердце бешено колотилось, отдаваясь пульсирующей болью в груди. Все мускулы сводились от непривычной нагрузки.  Вырываясь из собственных панических мыслей, Эрин пыталась успокоиться и добиться максимального самоконтроля, но ничего не выходило. Животный страх присутствовал везде, и никуда от него нельзя скрыться. Пусть даже сегодня она умрет, но ореол ужаса никуда не денется, преследуя всех и каждого на своём пути.
Бемроуз сжимала в ладонях свой небольшой пистолет-автомат и не отпускала курок, направляя дуло туда , куда ей казалось, находились враги. Открывая на доли секунды глаза, девушка видела страшные, изуродованные морды адъютантов,  их непонятные формы и фигуры, сине-фиолетовое сияние и ужасающие глаза. Ей казалось, что от них не скрыться, они будут преследовать её повсюду, и трудно было понять, видят ли они тебя или нет.
Наконец оторвав свои вспотевшие от усилия руки, она выбросила одну из них вперед по направлению к ящику. Биотический заряд вылетел и врезался в металл, сильно толкнув предмет в адъютанта. Ящик почти не причинил вреда существу, расколовшись надвое, но зато оно точно заметило Бемроуз.
- Он меня заметил, - выкрикнула она и снова взялась за оружие, целясь в монстра.
Прошло несколько минут, прежде чем Эрин осознала, где она находится и что делает. Того существа на месте не было, поэтому она перебежала поближе к Харли, задав вопрос, который должен был воодушевить бойцов:
- Сколько убито? – она не видела трупы, которые, по её мнению, сливались с тьмой.
Честно говоря, ей не хотелось этого знать, потому что втайне Бемроуз знала:  этого всё равно будет недостаточно. Девушке просто хотелось, чтобы враги испарились и никогда больше не появлялись здесь, оставив её в покое. Она хотела взять и заплакать, отдавшись вволю своему горю, забыть обо всём, возможно начать новую жизнь вдали от этого места и жить в мире. Возможно, Эрин так бы и сделала, если бы месть так не задевала её.
Выглянув в щель, она увидела адъютантов, уходящих в противоположную сторону от них.  Её мучило то, что в каждом ей мерещились исчезнувшие родители. На мгновение у Бемроуз промелькнула мысль, что они уходят по её воле.
Но тут раздался голос Хантера, извещавший о том, что живой человек за баррикадами отвлек монстров на себя. Случайно или специально – это было неизвестно. Живой человек был в опасности, и нужно было ему помочь. Время перебороть свой страх пока не поздно.
Как только она выбила дверь, возле неё находился сгусток эффекта массы, который притянул её к себе. Сингулярность адъютанта застала её врасплох, и Эрин не могла вырваться, беспомощно барахтаясь в воздухе. Её биотика была слишком слаба, чтобы уметь сопротивляться таким ловушкам.
На вид неуклюжий монстр резко очутился недалеко от девушки, его гибкая мышечная ткань позволяла ему быстро перемещаться в пространстве. Бемроуз смотрела на него во все глаза и понимала, что вот он её конец. Мало того, что не спасла другого, так не сумела спасти себя.
[NIC]Erin Bemrose[/NIC]
[AVA]http://cs14113.vk.me/c619223/v619223279/2234/j6j6PP8xJLw.jpg[/AVA]

Отредактировано Anabel Miller (2014-05-25 23:07:36)

+2

13

[AVA]http://savepic.org/6269033m.jpg[/AVA]Харли вёл огонь правильними згустками, перемежая нагрев и очереди которые докрасна распаляли ствол его штурмовой винтовки. Рык цербервской грушки приятно грел слух, но постепенно шквал стал реже, а концентрация монстров была большей, чем ожидалось. Фронт был за ним, но он чувствовал, что было вокруг, последовав за «салатницей» к тому месту, где был предполагаемый человек, нуждающийся в спасении. Показатели тепла на винтовке буквально вопили о том, что ему нужно дать передышку оружию, иначе даже теплостойкий сплав покажет ему свои изьяны. Уоррен дёрнул рычаг охлаждения, давая зашипевшему металлу струю обледенителя. Какие-то 5-10 секунд он пользовался пистолетом, выдернутым из кобуры ради того, чтобы плотность огня не так сильно чувствовалась неполноценной. И тут его кольнуло по ушам, явно кто-то вблизи применил способность близкую к его собственной сфере сил.
Наёмник повернул голову, страшно вращая глазами и силясь определить источник колотья, после чего завидел девушку, угодившую в лапы способности монстра.
- Эрин, - хрипло вылетело из пересохшей глотки Уоррена, который понял, что кажется, скрывать свои способности ему не выйдет. Тонкая волна адреналина колотьём прошлась по телу, а вокруг биотика появилась осязаемая аура, которая почувствует каждый. Уоррен решился на применение своей способности нестандартным образом, заряжая правую руку сгустком биотической энергии и шагая вперёд, туда, где в поле барахталась девушка и где её поджидала тварь. Насколько наёмник помнил, сфера притягивала к себе лишь тех, кто попал в первоначальное поле действия, подобно мине, а не тех, кто попадал после. Руку покалывало уже так, что можно было гладить ежей и скорпионов, после чего мужчина резко выпрямился и рывком оказался в том же помещении, что и тварь. Кулак с силой врезался в туловище адьютанта, производя одновременно активацию способности. Накопленная масса вызвала сильную кинетическую бурю, отталкивая туловище твари назад. Будь у Уоррена больше сил, он бы умудрился ещё прострелить твари полости в полёте, но отдача была слишком сильной и Харли отошёл назад словно от сильного порыва ветра. Отряхнув ладонь, Уоррен, молча, выдохнул и заметил, что способность твари начала слабеть, а спустя какие-то 10 секунд и вовсе перестала иметь свои гравитационные свойства.
Замечать очевидные факты, уже не было времени, и он пошёл дальше. Тварь улетела в какой-то из проёмов и могла вернуться. Харли молча, засунул пистолет обратно в чехол и вернул в боевой режим свою винтовку.
- Хантер. Осторожно, они пользуются высшими видами биотики. Одна из этих тварей – дальше в одном из проёмов, - было адресовано подошедшему напарнику по бою. Девушка же его вовсе не волновала, хотя было бы неприятно осознавать, что её сожрёт какое-то чудовище. Вот почему, Уоррен дождался, пока он придёт в себя и коротко проговорил.
- Лучше не отставай от меня, я лучше обращаюсь с биотикой, чем ты, - это короткое замечание сопровождалось тем, что он высунулся из-за угла и всадил очередь в очередную тварь, заметив тот силуэт беженца и сделав тому распространённый знак того, что помощь уже идёт. Вскинутая раскрытая ладонь и растопыренная пятерня.

Приглушенное рычание из дальнего сектора Уоррену нравилось меньше и меньше. Поэтому, он пошёл вперёд, рукой поманив за собой Эрин и давая понять Хантеру, что он ведёт оставшегося члена их группы, а тот замыкает шествие этого странного и разношёрстного отряда. Как только они вышли из небольшого проёма, возобновившийся рык «Когтя» говорил о том, что Уоррен продолжает вести огонь по тварям там, где только видит, беря на упреждение, поражая их сенсоры и конечности. Правда, иронией было то, что на всех тварей патронов не хватит даже у армейского отряда. Им нужно было двигаться и как можно скорее.

+1

14

Все шло как по маслу. Пока. Скудное освещение играло на руку мутантам, но никак не сопротивленцам. Черт знает, как эти твари узнают свою жертву: чуют, слышат, чувствуют вибрации. Но ясно одно - выявлены множественные нападения адъютантов в секторах с кромешной тьмой. Впрочем, они пока еще держались, да и тот неизвестный человек (или ксенос?) все еще был вполне себе живой. Так уж случилось, что Хантер по жизни все же больше снайпер, отчего дело оставалось за малым - как можно точнее целиться и жать на спусковой крючок. Опять ближайший к неизвестному мутант захлебнулся собственной кровью после очередного гремящего выстрела Эдварда. Затвор вновь щелкнул, винтовка выплюнула опустошенный термозаряд.
   Большие неудобства, по сравнению с освещением и незваным гостем доставляли только всплески биотики. Как и любой "технарь" в смысле того, что не одаренный биотическими способностями и вынужденный полагаться на технические приспособления человек, Хантер недолюбливал биотиков хотя бы потому, что их силы не равны. Что-что, а диверсант привык биться честно. Впрочем, ему ли об этом судить, когда ты способен незаметно подобраться вплотную и перерезать глотку своему сопернику? Конечно же нет. Но тут такое не прокатит. Мало того, что трудно подобраться к мутантам, так еще и противно. Кто знает, что ты от них подхватишь. Ополченцам про них неизвестно почти все, а вот их создателям - Церберу, наверняка кое-какие детали. Всегда так бывает, когда желаешь поиграться с матушкой природой и технологиями.
   Было ли хорошей идеей приказывать подопечным привести под белы рученьки неизвестного? Черт знает. Как только створки укрепленного здания распахнулись, мутанты учуяли новые жертвы. Те, что были ближе к бару, обратили свой взор на соратников Хантера, а дальние продолжали следовать за гостем. Возня у входа, пальба, совсем близко. Что-то пошло не так. Было бы время посмотреть вниз, но нет, не до этого. Ситуация стала ухудшаться с каждой секундой. Адъютанты не убывали, сколько ты их не отстреливай. Перезарядка. Рука Хантера вновь скользнула в контейнер с боеприпасами, но нащупать термозаряд было уже проблемнее. Ящик почти полностью опустошен. Хватит всего лишь на какой-то жалкий десяток выстрелов. Так дело не пойдет.
   Пан или пропал. Эдвард пошел в ва-банк. Он снялся с позиции и прямо на ходу произнес в коммуникатор:
- У вас будет лишь один шанс привести этого идиота сюда. Один! Десятисекундная готовность! А потом бегом за ним и обратно так, чтоб только пятки сверкали! Отчет пошел! - пусть зрение и не самый главный орган восприятия у мутантов, но все-таки более подвергаемый воздействию. И Именно на это воздействие полагался Хантер. Он сиганул до третьего этажа, больше похоже на чердак и, по истечении срока в десять секунд, дернул рубильник вниз. Вся площадь вокруг укрепленного бара залилась режущим глаза светом. Настолько ярким, что, казалось, внутри станции появилась собственная звезда. Семь прожекторов не щадили электричества и выжигали растопыренные глаза адъютантов. Вот оно. Они сжались, стали мотать головой и пытаться прикрыть глаза тенью от поднимаемых рук... конечностей.
   А теперь - вниз. Если Хантер не просчитал, то именно сейчас нужно взять в руки черный ящик. Что же в нем? Большая игрушка. Игрушка, стоившая жизни многим ополченцам. А теперь настало время воздать им за доблестную геройскую смерть, применив это оружие. В руках Эдварда оказалась "Гидра". Боеприпасов мало, но этого должно быть достаточно для того, чтобы отбить нападение мутантов. Хотя бы на время, пока ополченцы не перегруппируются. Диверсант спешно направился к выбитому входу и прислонился к стене, дабы в нужный момент показаться в дверном проеме и зажать гашетку.
[AVA]http://sf.uploads.ru/mRk2C.jpg[/AVA]

0

15

Синеватая оболочка тяжко давила на тело, заставляя всё время перемещать, было сложно оторваться от эпицентра сингулярности, но и приблизиться к нему было невозможно. Словно была какая-то грань, определяющая положение заманиваемой жертвы. Для Эрин это было интересно узнать, ведь такими тонкостями она не владела, тем более что это отвлекала её от мыслей о смерти. Разглядеть адъютантов было трудно, поэтому девушка просто-напросто зажмурила глаза. Уже, ожидая рывка, она почувствовала, что сила эффекта нулевого элемента её отпускает, Беймроуз не плывет, а падает. Неудачно приземлившись, юный биотик обнаружила у себя кровь на запястье, но подсознательно знала, что это не все проявления этого падения. Голова звенела от издаваемых тварями звуков. Это всё смешивалось с металлическим вкусом крови во рту. Приняв стоячее положение, она издали увидела Харли, который, как она поняла, спас её. Убитая тварь лежала недалеко от места приземления девушки, и глаза адъютанта ещё продолжали приглушенно светиться. Эрин хотела крикнуть спасибо, но ей хватило ума этого не делать, и она лишь кивнула, смастерив что-то наподобие улыбки.
Вспомнив о том, что нужно спасать человека от лап страшилищ, Бемроуз кинулась за Уорреном, доверяя ему больше, чем себя. Возможно, до новой жертвы добежать было легко, если бы, во-первых, четверть этих тварей не отвлеклась на спасателей, а, во-вторых, Эдвард включил прожекторы. Эрин чувствовала себя изнуренной, оказавшись недалеко от искусственного Солнца, только не так жарило. Девушка не могла видеть. Отсчитывая 5 секунд, она на мгновение открывала свои карие глаза. Это позволяло ей вычислить местонахождение адъютантов и следить за перемещениями Харли. Выстреливая из пистолетов туда, где только что был монстр, Бемроуз слышала рёв, но продолжала стрелять. Борец Сопротивления прыгала то вправо, то влево, изредка открывая глаза. Когда ей показалось, что тварь мертва, девушка кинулась вперед, налегая всем телом. Неожиданно она врезалась во что-то мягкое. Закрыв глаза от прожекторов, находящихся справа и слева, Эрин смогла рассмотреть Харли, стоявшего перед ней, и вздохнуть спокойно. Она ещё сможет прожить несколько минут на этой адской станции. Молодой парень казался ей самым дорогим человеком в этой жизни, не считая Эдварда. Потеряв Эрин, они ничего не потеряют, но, лишившись его, они точно проиграют. Пока хотя бы кто-нибудь из двоих жив – надежда ещё есть.
[NIC]Erin Bemrose[/NIC][AVA]http://cs14113.vk.me/c619223/v619223279/2234/j6j6PP8xJLw.jpg[/AVA]

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Масс Эффект: Возрождение » Архивы данных » [16.10.2186] We are the resistance. Линия 4


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC