(в "The Fall of Thessia, линия 1")

[Лиара пишет:]


— Фалере скоро приведет в действие бомбу. Слышите? — Рила склонила голову набок. Где-то близко послышались мерзкое шипение и скрежет, и металлический вой.
— Враги идут. Мы многих позвали сюда.
Внезапно глаза дочери Самары подернулись тьмой, она согнулась в три погибели, жестом призывая держаться подальше:
- Нет... Нет, уходите! Они... они приказывают... они в голове, так трудно... Мама! — Рила резко выпрямилась, помотав головой. — Останови Фалере! Они еще не поймали ее! Она - приманка! Богиня, как же болит... Как же болит!
Почти одновременно с ней другие ардат-якши бросились на троицу. Перед Самарой возникла биотическая сингулярность, заслонившая дочь, которая, воспользовавшись этим, опрокинула Т'Сони и убежала под своды храма. Оценив главную угрозу, четверо ардат-якши окружили мощным барьером Явика, еще три не давали проходу Самаре, а последние две держали Лиару, прижимая к земле: одна схватила за отростки, заставляя запрокинуть голову, другая приблизилась к лицу, вторгаясь гибельной тьмой в объятый паникой разум.
— Обними вечность, — прошептала ардат-якши, и в мозг Т'Сони словно вонзились тысячи игл.

Кхар'шан, Земля, Палавен, Декууна, Ируна. Дальше в списке Жатвы сразу Рахана, Кахье, Сур'Кеш и Тессия.
Жнецы охотятся на носителей кода запуска Горна.
Левиафаны и Протекторат отбивают Кхар'шан.
"Цербер" потерпел крах на Омеге и Цитадели.
Кроганы и турианцы вступают в военный союз.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам вселенной Mass Effect! В основе сюжета нашей ФРПГ лежит третья часть игры.


Форум для лиц старше 18 лет.
Обратите внимание на [правила].

В игре: 20 - 25 октября 2186 года. Все события игры плюс история галактики: Сюжет и хронология.

Заглядывайте в акции: каноны, неканоны, нужные!

Полный список ролей с перечнем эпизодов по
каждому персонажу.

Масс Эффект: Возрождение

Объявление



Пропал доступ к rebornme.ru? Воспользуйтесь адресом rebornme.rusff.ru.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Масс Эффект: Возрождение » Командный центр » [17.10.2186] Bring me back to life


[17.10.2186] Bring me back to life

Сообщений 31 страница 48 из 48

1

Время действия: 17 октября 2186 года.

Место действия: Авентен, система Требия, Апийский крест. Позже планетоид Антарес, система Кносс, Тау Артемиды.

Описание эпизода: Уже больше недели прошло с тех пор, как во время передислокации с базы "Кондор" на Менае хаскам удалось захватить группу инженеров, обслуживавших защитный генератор, вместе с Соланой Вакариан. Схваченные, но не убитые, они были доставлены с помощью сборщиков-хасков в брюхо гигантского Жнеца. Там, помещенных в тесные камеры, их подвергли экспериментам с целью вытянуть ценные знания, воспоминания, тактико-стратегические планы, пароли-явки, ключевые лица - все, что поможет сломить сопротивление турианцев. Особенно Жнецам интересно, каким образом инженеры приспособили технологии разумных машин, создав "таниксы", "черную звезду" и другое вооружение. Так как личность, память и мышление пленников разрушается тем сильнее, чем дальше заходит порабощение, процесс одурманивания протекает медленно путем подчинения внедренными в тела нанитами все большей площади организма, что влияет на разум не напрямую, внедряя нужные установки исподволь, главным образом, через изменения в работе высшей нервной системы.
Помимо турианских инженеров в того же Жнеца доставили группу людей с захваченной неподалеку от территории Иерархии пограничной колонии Альянса. На этой колонии находилась Анна Князева, днем ранее доставленная туда судном Альянса, который подобрал ее вместе с напарницами по несчастью после успешного бегства с планеты-арены Маджи (сами напарницы избежали участи быть захваченными, а протеанин, возглавивший бегство, предпочел сдать их Альянсу и отбыть на трофейном судне в неизвестном направлении).
Об исчезновении Соланы стало известно Зорбеку, который после событий на Армени был отправлен обратно на Менае только сейчас. От сменившего уже третье убежище генерала Коринфуса он узнал, что доктора Вакариан уже как неделю похитили, однако ее маячок все еще подает сигнал, говорящий о том, что она жива и находится на Авентене подконтрольном Жнецам. У генерала нет бойцов, чтобы туда вылететь, а это значит, что с потерей инженеров придется смириться. Тем более, способов обратить одурманивание не существует. Возможно.

ГМ: сами.

Участники: Анна Князева, Зорбек, Солана Вакариан.

+1

31

До Сол и впрямь доходило медленно, но не потому, что разум не поспевал разбираться в происходящих чудесах, а потому, что память переполняли знания и ученая отчаянно пыталась не дать им выветриться. Лучший способ запомнить сон - прокручивать его в голове, повторяя раз за разом, пока не потеряет смысл, но на деле именно тогда наконец застрянет в голове. События последних часов казались Вакариан именно сном, который нет роскоши забыть, потому что содержавшиеся в нем знания слишком ценны.
Она даже сперва и не сообразила, что ее схватили в охапку и что-то настойчиво говорят. Помотав головой, она с помесью осмысленности и бездумности посмотрела на Зорбека и медленно кивнула - больше для того, чтобы с ним согласиться сама не зная на что, но лучше так, если это его успокоит.
Визг Анны подстегнул военные инстинкты, и Солана, резко дернувшись, чуть было не высвободилась, но, поняв, что паника человеческой девушки не вызвана ничем серьезным, осталась в объятиях.
Незнакомец в сером с любопытством наблюдал за ними, выражая свое отношение, излучая спокойствие и доброжелательное сдержанное удовлетворение, которое чувствовали турианцы и человек, тогда как на его лице не отражалось ровным счетом ничего - его раса отвыкла использовать мимику миллионы лет тому назад.
"Идите в пещеру, - оформилась в головах у каждого мысль, "прозвучавшая" приятным голосом, похожий Зорбек "слышал" на Армени, хотя тот был иным. - Слуги машин не должны знать, что вы живы".
И действительно - до сих пор вокруг них висела воздушная взвесь из серебристой пыли, словно завесой ограждая от чужих глаз. Справа и слева от зейофа из этого "снега" взметнулись тонкие шпили, выросшие из треноги, искры на концах шпилей засверкали вспышками, которые опустились, собрались в световые облака и приняли насекомоподобные формы.
У троицы органиков явственно возникла мысль, что встреча с подобными существами несет быструю, но мучительную смерть.
Инстинкт самосохранения полыхнул ужасом, но где-то в глубине возникло родственное отношение к существам беспощадного света. Они устремились за пределы завесы мимо троих, как будто не заметив.
Вдали на равном расстоянии друг от друга, гораздо ближе, чем прежде, возносились новые шпили.
От зейофа исходили чувства смирения, утраты и тихой надежды.
"Идите!" - поторопил он подопечных и не уходил, пока те не скрылись под сводами пещеры. Затем "снег" взметнулся, запечатывая вход, превращаясь в неотличимый от прочих стен "камень".
Солана наконец обрела дар речи.
- Мне нужно где-нибудь записать! Я столько узнала! Если мы модифицируем орудия, то Жнецов убить можно гораздо быстрее! Я знаю, как они устроены! Они сами открыли это, когда одурманили...
Она осеклась. До сих пор не укладывался тот факт, что она и Анна пять минут назад полностью утратили себя и превратились в бездушных рабов. Хаски! Как такое бывает? Как можно обратить необратимое вспять?
"Изменив течение времени. Не намного - я мог не успеть. Для беспокойства нет причины - память носителей кода крепка. Мне пришлось пойти на этот шаг, иначе вы бы стали потерянными навсегда".
- Ты что-нибудь помнишь? - спросила Вакариан у Князевой. Затем растерянно глянула на Зорбека. - Такое ощущение, будто я что-то пропустила перед тем, как вернуться. Помню, как растворилась в голосах Жнецов, они приказали напасть на тебя, а затем... Очнулись в "снегу". Почему кусок воспоминаний вырезан?
Солана не помнила расправу над хасками, хотя подозревала, что какие-то события в том промежутке времени должны быть. Ответы логично спрашивать у зейофа, но тот хранил молчание, давая иерихонцу самому решать, что сказать и сказать ли вообще.

Отредактировано Solana Vakarian (2014-10-29 10:01:02)

+2

32

Ах, любовь! Анна была в корне несогласна с утверждением "El amor es una enfermedad". Какая же это болезнь, если любовь Зорбека и Соланы вылечила от жнецевания? "Обязательно подарю им билеты на романтический спектакль, как выберемся. За то, что я тоже спаслась", - взяла себе на заметку девушка. Она опасливо рассмотрела руку с разных ракурсов, но кожа была здоровой. Более того: до этого Анна замечала, что у нее начинали проявляться прыщики на отдельных местах, были застарелые царапины, губы обветрились, потрескались и болели, волосы ломались. Ну да, не в санатории, на войне ведь. Теперь же кожа обрела здоровый жемчужный оттенок, буквально сияя изнутри. Царапины исчезли, прыщики с плеч пропали. Анна облизнула губы, но вместо легкой боли и потрескавшейся кожи обнаружила мягкую цельную кожицу. Ни трещинки, ничего. Волосы были грязными, так что проверить сразу их состояние не получилось, но в целом все было ясно.
Такие подарки просто так не делались. Тем более, глупо доверять полностью абсолютно незнакомым существам.
Белая консистенция сложилась в некое сооружение, в котором можно было укрыться, и Анна услышала странный голос у себя в мозгу. Даже если это была ловушка, деваться некуда: вокруг все кишит хасками, их скушают без майонеза, если сейчас троица решится куда-то идти.
Рядом из белой пыли сформировалось какое-то чудовище-насекомое, как показалось сначала, и Анна чуть было не ударила его вернувшейся биотикой, отступая в сторону пещеры. На миг она потеряла равновесие, буквально кубарем свалившись вниз, измазавшись в пыли, как свинья, и теперь волосы некогда роскошного шоколадного цвета приобрели грязевой оттенок, сверху посыпанные пылью, как сахарной пудрой.
- Везет, - вздохнула Анна, - А я в технике не секу, я в биотике спец.
Знания Анны в области техники ограничивались кнопками "вкл-выкл" на инструментроне. Ну еще могла батарейки в пультах менять. Технику девушка обходила стороной до такой степени, что в Академии Гриссома даже стрелять не научилась, хотя дисциплина такая была, это да. Смазать-почистить ствол - всегда пожалуйста, пустить пульку в неподвижные края мишени - ладно, кое-как. Но стрелять как надо - не, не слышала. Что уж тут про Жнецовские девайсы говорить.
Анна примерно знала, что с ними произошло. Она видела и помнила выражение глаз Соланы, металлический голос, и даже попыталась представить, что конкретно Жнец говорил устами самой Анны. Не получилось. И уж тем более не получилось представить, как она на тот момент выглядела: почерневшая рожа, лысый череп. О Боже, лучше не надо.
Значит, свежеиспеченных хасков можно превратить обратно.
- Я сообщу об этом папе, - внезапно осенило Анну, - Если использовать нас как образцы, можно вылечить хоть кого-то!
Отец был экологом, но в биологии сек, анализ сделает на раз плюнуть. Да и оброс полезными знакомствами за годы работы, найдет где-нибудь химиков и врачей толковых.
- Скажите, а что вы хотите взамен? Каковы последствия? - осторожно осведомилась Анна.
Ей хотелось знать, не установили ли эти чудесные щедрые существа в нее какой-нибудь чип в процессе лечения, или что-то еще. Лучше сразу знать, чем придется платить. За короткое время своих приключений в период войны Анна научилась осторожности. Теперь точно не будет ложиться спать в колонии без ножа: а ну как Жнецы снова украдут?
Проклятье. Солана ведь не знала, что сделала.
Сказать или не надо? Анне стало жалко Вакариан: как ей жить, зная, что ее руками Жнец чуть не убил ее любимого? Она будет мучиться, будет потрясена, расстроена. Зачем ей это говорить сейчас? Анна бы оставила все как есть: эта планета навевала ассоциации с Рождеством, с рождественскими чудесами. Было бы здорово оставить все как некое чудо, подарок влюбленным. Без историй о стрельбе в сердце Зорбека, без вынужденного предательства.
Однако решать было не Анне, хотя обратились к ней. Это не в нее стреляла Солана. Кто знает, может, Зорбек захочет преподнести все иначе? Его право, но если молчать, то выбора точно не останется: Сол поймет, что Анна скрывает нечто, ждет решения Зорбека.
- Я плохо помню, что случилось, - пожала плечами Анна, - Помню, как я упала с мотоцикла, и вроде ты упала в обморок.
Правда, но кусками: эпизод про стрельбу и драки пропущен, и в конце они действительно потеряли сознание, передали контроль Жнецам.
- Но Зорбек лучше все знает, - перевела на него стрелки Анна. У мужчины есть выбор, его право. Пусть сам решает, что говорить своей девушке.

+2

33

Так вот, как они выглядят… Зорбек проводил фантомов долгим взглядом. Поистине, никто в этой Галактике не смог бы создать более прекрасного оружия – неуязвимое и безжалостное, способное сокрушить всё на своём пути, но вместе с тем завораживающее одним своим видом. Чистая энергия. Впрочем, иерхионец почти сразу опомнился – перед ним стоял кое-кто несравненно более прекрасный и смертоносный. Хотя стрельба из ручного пулемёта одиночными далеко не лучший способ расходования своего таланта. Впрочем, задача учёных создавать оружие, а не испытывать его в полевых условиях. Пальцы турианца скользнули по щеке девушки.
- Можешь воспользоваться моим инструментроном или бортовым компьютером байка, – он поставил её на землю и поднял завалившийся на бок после падения мотоцикл. – Садитесь, нам стоит поспешить! – его рука слегка тронула ручку газа, и мотор отозвался довольным рёвом.
- Что было, пока тебя не было? – переспросил он и тут же понял, что проболтался, пускай и в завуалированной форме. Доктора Соланы Вакариан действительно не было ровно с того момента, когда она попыталась убить унтер-офицера Зорбека Моритуро и уничтожить мотоцикл. И будь налётчик, в которого её превратила неизбежная при кибернетизации по алгоритмам Жнецов унификация, хоть немного посообразительнее, то сейчас они бы не разговаривали. Всего-то требовалось выпустить из пулемёта пару длинных очередей или вместо него взять дробовик. Впрочем, это уже не имело значения.
- Тебя не было. И твоей земной подруги тоже, – теперь Зорбеку оставалось только честно рассказать, что произошло, опустив подробности. – Одурманивание завершилось полным преобразованием со стиранием личности. Если бы не он, – иерихонец кивнул на зейофа, – мы бы сейчас не разговаривали. Не знаю, как он это сделал. Но я знал, что он сможет спасти тебя. Спасти вас. Потому и летел именно сюда, хотя и рисковал добиться только того, что один из последних оплотов зейофов в нашей Галактике окажется под угрозой. Но теперь я могу сказать, что хотя этого мне и удалось избежать, я нисколько об этом не сожалею! – его рука резко повернула ручку газа, и мотоцикл, вздымая густые облака серебристой пыли, устремился в сторону спасительной пещеры.

+2

34

Солана перевела взгляд с Анны на Зорбека и обратно, помолчала, но молчание вышло растерянным, хотя в голову турианке закралась мысль, что эти двое что-то умалчивают. Не лгут, просто не договаривают. Она еще раз посмотрела на турианца, затем на аэроцикл и сказала:
- Я помню, что случайно выставила пушку не в тот режим. Хотела поправить, а затем... ничего не помню. Это самое последнее воспоминание, не уверена, было ли оно вообще. Ладно, что толку копаться. Все живы, и это главное. Хотя так же не бывает... Невозможно... - она подняла синие глаза на зейофа.
Тот терпеливо дождался, когда подопечные определятся с оценкой последних событий. Запечатанная пещера не выделялась снаружи, а внутри все тот же "снег", который туда "намело", мягко светился под ногами. По движению головы пришельца из другой галактики серебристая пыль заструилась сквозь плотную завесу тончайшим слоем по каменистому полу, а часть сыпалась сверху, с потолка и стен - ведь все на планетоиде, включая местные скалы, а не только деревья и "снег", состояло из сияющей пыли.
Внутри пещеры обступавший и нависавший "камень" оставался темным в то время, как крупинки пыли мягко светились бело-голубым.
- Какая красота... - вырвалось у Вакариан, вертевшей головой по сторонам.
"Покуда следуем вниз, я отвечу на заданный вопрос, - произнес все так же безмолвно зейоф, шагая первым в начале целого лабиринта. Когда-то здесь целых пять лет жило много народу - беженцы с разбившегося судна - но после схожих событий всех забрали и тишину ничто не нарушало. Серебристая пыль уже стерла все следы их пребывания, хотя еще не прошел даже месяц. - Ценой вашего спасения станет время. Ни один из моего народа не властен над пространством-временем настолько, чтобы суметь развернуть его более, чем на две-три ваших стандартных минуты. Минуй этот срок - и я не смог бы "собрать" вас. Наши способности применимы только для тех, чье преобразование не закончено либо случилось на наших глазах. Мне жаль, что лекарства для порабощенных Жнецами не существует".
Они углублялись дальше в недра подземного лабиринта, обстановка вокруг не менялась. Пришелец из галактики Андромеды продолжал рассказывать:
"Как было сказано, вашей ценой станет время. Один из вас знает, что носители кода оберегаемы пылью, настроенной всякий раз, как вы получите раны, возвращать вас в исходное здоровое состояние. Пыль проникла в ваши тела, в каждую клетку, в каждый ген. Она увеличит шансы выжить, а за счет постоянного обновления - вы все проживете долгую жизнь, сроком сопоставимую с веками азари и кроганов. Это необходимо для выполнения вашего предназначения: дожить до момента, когда понадобится активировать Горн. Достаточно любого из носителей - любого из восьми. Вы спрашиваете, почему вы двое тоже стали ими? Ответ прост: о вас не знают другие пятеро. В том числе - не знает тот, кто попался Жнецам. А значит, не знают сами Жнецы. Для них вы останетесь мертвыми".
Сол слушала повествование, едва ли понимая смысл до конца - хорошо если улавливала с пятого на десятое. Какой код? Причем тут Горн? Как вообще его активировать, зачем? Кто эти шестеро, хотя один из них, кажется, Зорбек - и это за счет непонятной пыли он умудрился не превратиться в хаска там, в Жнеце? Кто попался Жнецам?..
- Стоп, - в ватной тишине, нарушаемой лишь дыханием и шагами, голос турианки прозвучал глухо. - Я что-то помню. Какое-то большое подземелье с колоннами, я думала, что пещера, однако больше похоже на зал. Человек, азари, еще кто-то, не пойму какой расы. И ты был там, не такой как сейчас. Прежний, - серьезный взгляд Сол изучал иерихонца. - Меня там не было, скорее... Чужой сон, чужое... воспоминание? Четверо. А я смотрела глазами пятого. Точнее, пятой, это была женщина. Шестой... он нашелся потом, рядом с выходом. Вы не видели его, не знаете, кто это, так? Шестой - человек этой женщины, она велела ему никому не говорить, что с ним случилось то же, что с вами... С нами. Вот зачем они выкрали меня и всю группу - чтобы добраться до еще одного носителя. Жнецы... они смешали ее воспоминания с моими, узнали, что мы встречались на Менае. Вот как они поняли, кто ты теперь. Они открыли охоту на тебя. Из-за... меня. О, духи...
Солана перевела дыхание, остановившись и привалившись к округлому боку пещеры. Она не устала физически - сказывалось нервное напряжение. Картинка собралась в целое, все встало на свои места.

+3

35

Анна была из тех людей, которые твердо знали свое место в жизни. Они заранее настраивались на стабильную неинтересную работу, знали, что придется жить от зарплаты до зарплаты, и что в их жизнях ничегошеньки не произойдет. Даже если будут приключения, то закончатся они плачевно, Анна была из среднестатистических гражданских, эдакое пушечное мясо.
И вот теперь ей говорят, что она одна из десятка "избранных", получит вечную молодость, долгую жизнь и регенерацию в виде дополнительного бонуса. Обычно так начинаются второсортные старые комиксы про супергероев. Осталось только напялить черную маску на лицо и таинственно пробасить: "Этому городу нужен герой".
Про Горн она знала. Мама успела сказать, что всех из Академии эвакуировали строить оружие против Жнецов, и Анна пообещала никому не говорить про Горн, даже самым близким друзьям. И молчала, не заикнулась о Горне.
Было трудно понять, что именно надо сделать и как включить это оружие. Пролить каплю крови? Набрать на терминале определенную последовательность цифр и букв? В общих чертах девица поняла, чего от нее хотели. Существа решили усовершенствовать Горн по-своему, сделать мощнее.
И даже то, что другие не знали о них с Соланой, было большим плюсом: если на ту же Анну откроют охоту, как на Зорбека, то она в таком режиме недолго протянет. Придется купить себе нормальную броню и шлем, чтобы не палиться в опасных местах. И в мирное время желательно лица не демонстрировать всем подряд.
Капюшоны, солнечные очки, настало ваше время. Придется теперь подбирать наряды в стиле тех идиотов, которые носят в помещениях очки и кепки, может, как-то волосы по-новому забирать. Макияж сделать себе возрастной, выглядеть будет постарше, иначе, заодно люди будут к ней серьезней относиться.
"Надо же, а ведь я умерла сегодня", - неожиданно осознала Анна, - "Интересно, мама почувствовала это?"
Эта мысль напугала ее, она подумала о маме, которая была в миллионах километрах от нее, на Элизиуме, сражалась в центре города-мясорубки. Что чувствует женщина, ставшая матерью мертвого ребенка, пусть и на короткое время? Интуиция у матери Анны была на высоте, их связь была крепче, чем духовная связь Анны и отца.
- О чем ты говоришь? - удивленно спросила Анна у Соланы. Очевидно, Жнецы начали всю эту кампанию, чтобы выманить Зорбека, который был одним из десятка носителей кода. Однако сама Князева ничего не ощутила, никаких новых воспоминаний. - Не беспокойся об этом, все кончилось хорошо. Жнецы, можно сказать, сами же помогли тебе стать сильнее.
Анна в который раз прислушалась к себе, но не услышала внутри себя ничьего голоса, только свой. Ее тело снова было только ее домом, и уже только это наполняло уютом и надеждой. Анна стряхивала с ресниц пыль, неизвестно как там оказавшуюся. Она была всюду, и то, как она струилась по стенам, полу, потолку, напоминало русскую метелицу.
- Спасибо, - поблагодарила она зейофа, - Я обязательно выполню свою работу. Как Вас зовут? Я Анна Князева.
Она полагала, что могла узнать имя того, кто помог им. Это будет вежливо, и важно для нее. Как ни странно, но этот незнакомец сделал для нее больше любого другого разумного существа. Ну, почти... Анна снова вспомнила о матери, которая посадила ее в шаттл, а сама осталась. Можно сказать, купила билет для дочери ценой мучительных ночей на стремительно промерзающих руинах колонии.
- Как же мы уйдем отсюда? Снаружи могут быть еще враги, да и в мотоцикле кончается топливо... наверное, - наморщила лоб Анна. Девица не представляла, как она будет выполнять обещанное зейофу, как проживет, когда полетят все коммуникации, когда разрушат Цитадель, где укроется от Жнецов, как доберется до Горна.
"Иисусе, а ведь я теперь смогу помогать окружающим!" Биотика, совершенная регенерация... Еще бы немного опыта, нормальный костюм, пистолет, и получится боевая единица. Анна сможет эвакуировать тех, кому повезло чуть меньше. Такие же разумные, как она, страдали в колониях, нуждались в помощи, защите. Слабые, которые не успели вырасти и стать сильными, слабые, которые вложились в воспитание младших вместо того, чтобы делать сильнее себя самих. Анне дали шанс спастись и стать сильной, теперь ее очередь. Пора отдавать долг обществу.

+3

36

Музыкальное сопровождение

И как долго придётся спускаться теперь? Зорбек вёл мотоцикл за рога, помогая себе биотикой – непросто было катить самокатом машину весом в пять центнеров. Он внимательно слушал зейофа, хоть и понимал, что речь того предназначена больше для девушек, нежели для него. Восемь носителей? Турианец прокрутил в памяти события на Армени. Там были он, кибернетическая женщина, некогда бывшая человеком, азари, мужчина-человек и протеанин. Во всяком случае, он сам видел только их, а теперь выходило, что всё это время там присутствовал и некий неизвестный, бывший подельником киборга, что и раскрыло его тайну теперь. Выходит, что именно киборг попала в лапы Жнецов. И она тоже видела трансформацию иерихонца, а потому самообвинения Соланы не имели смысла, хотя реакция того Жнеца, который поймал её, на результат попытки его марионеток превратить Моритуро в хаска косвенно свидетельствовали в пользу её слов. Но лишь косвенно.
- Жнецы должны были открыть охоту на меня уже тогда, когда пятая выдала им информацию, так что вы всего лишь навели их на мой след, доктор Вакариан. Но им же хуже, – Зорбек усмехнулся. – Одного мы уже повергли и, если я правильно понял задачу того светового красавца, который прикрыл наш уход в эту пещеру, то примчавшимся за нами Жнецам остаётся только посочувствовать. Не так ли? – он вопросительно взглянул на зейофа, но тут же вновь посмотрел на турианку. – Поздно искать виноватых, теперь у нас есть необъятная Вселенная, а также мой мотоцикл и вечность, чтобы объехать её из конца в конец. Кто ещё в целой Галактике может похвастаться подобным?

+1

37

- Всего лишь? Всего лишь? - переспросила Солана, с нажимом выделяя оба слова. Горечь, сожаление и желание провалиться под землю слились в гремучую смесь. - Ты приехал, чтобы вытащить меня, и если бы не пыль, то мы трое уже сейчас стали бы хасками! То, что все так счастливо обернулось, не умаляет очевидного факта: ты мог погибнуть из-за меня. Уж не говоря о том, как важен каждый носитель - думаешь, я бы простила, если б кто-то пострадал по моей вине? Тем более ты!
Сол можно было понять, хотя по большей части в ней говорил стресс. Интуиция подсказывала, что она недалека от истины, события последнего десятка минут выбили почву из-под ее ног, так что чувствовала доктор Вакариан себя на редкость скверно. А семейное упрямство посылало здравый смысл, твердивший, что сейчас самое лучшее что можно сделать - это успокоиться, хотя турианка не смогла бы объяснить, зачем так делает. Она списывала это на боязнь послужить Жнецам независимо от того, подчинена нанитами или нет. Что в действительности же стояло за бурными переживаниями - одним духам известно. Поди пойми женщину.
Солана подняла взгляд и посмотрела на зейофа, ощутив успокаивающее ментальное касание. Захотелось извиниться, однако ее опередил безмолвный несловестный ответ: не нужно.
Анна очень кстати переменила тему, спросив, как зовут зейофа. Турианка благодарно глянула на девушку. Та держалась настоящим молодцом в отличие от Вакариан.
"Наши имена состоят не из слов, - в мысленном "голосе" светового существа чудилась все та же доброжелательная улыбка. - Наша речь не имеет звуков, лингвистических форм, написания. Ближе всего для вас будет понятие "общение при помощи образов" - визуальных, кинетических, интуитивных. Чтобы найти взаимопонимание с народами Млечного Пути, мы переводим наш способ общения в понятный для вас формат. Так как наши имена неназываемы, мы взяли имена планет ваших звездных систем. Мое дала планета, которую сейчас называют Фарингор. Такой выбор - подсказка. Каждая из них содержит нечто особенное".
- Фарингор, - задумчиво протянула Сол. - Это в Гамме Аида, в той же системе, что и Зайартер - так зовут главного зейофа, - объяснила она Анне. - Жаркий ледяной мир, где любят снимать фильмы ужасов. Чем он примечателен, кроме этого?
"Возможно, вам стоит слетать туда и посмотреть самим. Я назову еще несколько имен: Яртар, Замарри, Гремар, Юнтаума".
- Это неспроста, - заявила турианка, прищурившись. - Почему Гамма Аида?
"В наше время в системах области, называемой ныне Гаммой Аида, жила цивилизация, адаптировавшая малую долю наших технологий. Сейчас там обитает первая раса, собирающая вокруг себя сторонников".
- Первая?
"Самая первая. Невольные создатели Жнецов. Они знают, почему мой народ не разорвал Циклы, уничтожив их детища, имея на то все возможности пятьсот тысяч лет тому назад. Они непременно попытаются обернуть эти доводы, чтобы разрушить союз между народами Туманности Андромеды и Млечного Пути. Я должен опередить их".

Отредактировано Solana Vakarian (2014-12-02 10:20:58)

+2

38

Солана все еще переживала из-за данной ситуации, Анна же тем временем подумала о том, что теперь за ними всеми будут охотиться. В том числе и за Князевой, которая, как говорится, просто мимо проходила.
- Выходит, что моя семья тоже может оказаться наживкой, - пробормотала она, и взор затуманился. Девушка стремительно пыталась прикинуть, кого могут похитить, кто слабое звено. Брат в войсках, мама потерялась на Элизиуме, отец и тетя неизвестно где. В принципе, кто угодно может быть похищен. И выходить на контакт с ними тоже нельзя, лучше будет, если Анна будет пропавшей без вести.
Проблема заключалась еще и в документах. У Анны было удостоверение личности, и когда она его получала, то предварительно были сняты ее биометрические данные, как и данные любого гражданина Альянса. Как тут скроешься, если первая же проверка выявит, что гражданка Князева жива и здравствует.
С семьей Соланы и Зорбека, наверное, то же самое. Как долго они выдержат в таком режиме? Когда эмоции победят рассудок? Наверное, до первой опасности, нависшей над членами семьи.
Название планеты Фарингор не было знакомым, но это было очень удобно: хотя бы ясно, куда надо будет двигаться, когда все будет совсем плохо, понятно, откуда ноги растут.
- Значит, ваша компания облюбовала Гамму Аида, - уточнила Анна, в упор рассматривая главного зейофа. На соседних планетах сидят, кумушки-соседки.
Вот со "слетать и посмотреть" была проблема. У Зорбека был мотоцикл, Солана тоже могла как-то добраться до Гаммы Аида. У Анны, к сожалению, не было возможности отправиться в горящий тур. Горящий - буквально, так как пробираться через заслоны Жнецов теперь норма.
Похоже, в этом созвездии наклевывался некий конфликт между несколькими видами. Высшие существа нашли самое лучшее время для выяснения отношений. От осознания этого Анна сразу поскучнела: прямо как кварианцы и геты, ей-богу.
В любом случае, если придется, Анна поможет зейофу чем сможет. Учитывая, что он ее оживил, она будет неблагодарным созданием, если откажется сотрудничать.
- По-моему, нас только что завербовали в некую закрытую секту, - шепнула Анна Солане, не в силах избавиться от ассоциаций со свидетелями Иеговы.
Сейчас девушка хотела лишь помочь Альянсу бороться со Жнецами. Она лишь надеялась, что зейоф милостиво согласится дождаться итога войны, прежде чем просить об ответной помощи. Вряд ли во время войны получится разрушить сформировавшиеся союзы, когда Жнецы наступают уже везде, этот союз стал вопросом выживания. Анна знала, что мало что может сделать для солдат Альянса, она просто чувствовала сердцем, что должна встать с ними в одну линию, даже если все напрасно, и линия окажется расстрельной. Она подумала о заградительных кордонах, о баррикадах, на серых улицах, внутрь которых рвутся хаски, и о солдатах с усталыми взглядами, отбивающими одну атаку за другой. У них не хватает биотиков, недостаточно облученных нулевым элементом, кто бы закрыл их от огня и пуль надежным барьером. Анна постарается выжить, но оставить этих людей, трусливо спрятавшись, она вряд ли сможет.

+2

39

- Как будто я бы простил себе, если бы бросил тебя на растерзание этим пародиям на совершенные машины! – парировал Зорбек и приобнял Солану за плечи. Только женской истерики ему сейчас и не хватало. Впрочем, в центре внимания почти тут же вновь оказался зейоф. Эта игра в загадки постепенно начинала раздражать. Да, доверять нельзя никому, но существа света определённо довели конспирацию до абсурда, тем самым только осложнив жизнь и себе, и всем остальным, включая, как ни странно, и Жнецов. Впрочем, ещё одна деталь мозайки в этом откровении корпускулярно-волнового создания всё же промелькнула – некая „первая“ раса. Вряд ли оная на самом деле была самой первой в Галактике, но обозначить её так за столь сомнительный подарок последней, как Жнецы, было вполне допустимо. Вот только не слишком ли много сторон в этой войне?
- И что же собой представляет эта самая „первая раса“? – иерихонец перевёл взгляд на зейофа. – На чьей она стороне в этом конфликте, и кого выбрала себе в сторонники? – чтобы одолеть своего врага, необходимо узнать о нём как можно больше. Конечно, полноценная победа достигается посредством дипломатии, а не прямого или опосредованного столкновения, но если битва оказывается неизбежной, то только хорошая информированность как об особенностях врага, так и о своих собственных позволит минимизировать собственные потери и максимизировать вражеские. Потому-то сейчас Жнецы и имели преимущество перед видами этого цикла – они каким-то образом выведали о своих жертвах всё, а те почти ничего не знали о своих палачах. А тот, кто знает свои особенности, но не знает вражеских в каждой победе обречён терпеть потери, равносильные поражению.

+1

40

Солана на сей раз промолчала, не видя смысла и не желая спорить, что отнюдь не значило, что она переменила мнение. Чувство вины продолжало терзать турианку, хотя по здравому размышлению она вряд ли смогла бы сказать, в чем именно видит вину. Сол совершенно растерялась после всех перемен и решила, что сейчас самое лучшее - молчать в тряпочку. Поэтому она сдержалась и ничего не сказала, только тяжело вздохнула.
Зорбек задавал правильные вопросы. Турианка попыталась отвлечься на них, тем более что разговор касался очень и очень важных вещей.
Ментал полыхнул оттенком удивления и любопытства.
"Что такое "закрытая секта", о человеческое дитя?"
Вакариан тоже озадачилась, что имела в виду Князева, на которую воззрилась слегка рассеянно. Невольно мандибулы турианки раздвинулись в неуверенной улыбке.
Тем временем пришло время отвечать на "правильные вопросы".
"Около миллиарда лет тому назад появилась раса, благодаря способностям к внушению и подчинению образовавший взаимовыгодный симбиоз с младшими расами своего времени. С их помощью огромные неповоротливые создания, жившие на дне океана, развили интеллект, освоили естественные науки и со временем стали повелителями эволюции. Их знания помогли младшим расам вступить в космическую эру, а позже - преобразиться и "первым", приспособив к жизни в абсолютно любых условиях. "Первые" свободно бороздили космос, освоив сверхсветовые скорости.
Они захотели освоить всю галактику, для чего использовали вассальные расы. Звездные системы объединились сетью устройств, перебрасывающих любой объект на невообразимые прежде расстояния. На это требуется огромное, гигантское - синонимы вариативны - количество энергии, которую не мог обеспечить ни один самый вместительный корабль, но позволила конструкция ретрансляторов. Откуда они брали ее? Из самого мощного источника: ближайшей звезды.
Позже было выявлено, что ретрансляторы истощают звезды, заставляя стареть, что ведет к неминуемому взрыву. Тогда "первые" сконструировали Разум - искусственный интеллект, призванный решить одну задачу: не вмешиваясь в работу ретрансляторов, найти способ устранить угрозу взрывов. Решением стала Жатва. Первыми, кого уничтожила Жатва, стали сами создатели.
Выжить удалось немногим. Когда мы прибыли в вашу галактику, мы встретили их. Мы смогли стабилизировать несколько звезд, что подошли вплотную к критической черте, использовав почти все запасы привезенной с собой нашей пыли.
Мы поведали "первым" о том, что поняли суть их проблемы и в силах устранить Жнецов и Разум раз и навсегда за ненадобностью. "Первые" нам объяснили, что таковая помощь в конце концов причинила бы вред. Мы не учли, что народы галактики со временем порицали бы помощь - и избавители в их глазах обернутся захватчиками. Ту стадию развития общества, которую наш вид преодолел на родине давным-давно, здешние расы пройдут еще нескоро. Вспыхнут войны, грянет раскол, воцарится разрушение. Такой ли судьбы мы желали? Без сомнения, нет.
"Первые" предложили иное решение. Мы дали органикам чертежи Горна - устройства, основанного на наших технологиях, адаптированное под ваши условия существования. Левиафаны оберегали Горн от Жнецов так же, как и сейчас. Совместный проект объединил бы Млечный Путь, если бы тот располагал большим временем. Увы, Разум открыл охоту на нас и носителей кода. Жнецы выслеживались нас всюду, разрушая укрытие за укрытием. В конце концов, выжившие члены экспедиции создали убежище, где мы заснули на полмиллиарда лет согласно вашему времяисчислению.
Теперь мы знаем, что Горн много раз пытались собрать, безуспешно. "Первые" скрылись в пучинах водных миров. Из цикла в цикл Жатва всегда наступала. Сейчас левиафаны собирают вокруг себя народы, потерявшие дом".
К концу рассказа все четверо спустились под землей глубоко вниз и шли теперь по похожему на хрусталь подземелью, пока не остановились посреди круглой площадки, по краям которой тянулись вверх ни на что не похожие стебли, вырастая прямо из валявшихся то тут, то там продолговатых золотистых семян, каждый размером минимум в длину руки от запястья до локтя.

Отредактировано Solana Vakarian (2015-03-03 10:52:33)

+2

41

На вопрос о секте Анна предпочла промолчать, ибо неправильно сформулированный ответ мог вызвать недоумение и обиду. Девица слушала историю зейофа, мысленно переносясь далеко во времени - туда, где все начиналось.
Его история напоминала одну из теорий происхождения, написанных авторитетными учеными. Или же можно провести аналогию с историями о динозаврах и давно вымерших видах на Земле: сама ты их вживую не видела, но доказательства существования перед тобой, вот они, кости. Его рассказ был как человек, переживший нападение дикого медведя: ты не видела нападения, но видишь очевидца, видишь шрамы, слушаешь и веришь. Или не веришь, как до недавнего времени и делала Галактика. Кричишь, что это не медведь напал, а лиса, и шрамы оставила она же.
Она представила себе грозных "Первых", непоколебимых, сильных, которые получали все. На ум почему-то приходили ассоциации с Шепардом, грозным коммандером, совершающим невозможное и возвеличивающемся до небывалых для человека высот.
Сначала сердце сдавила тоска, когда представились потерянные для всех убитые Жнецами расы, но потом Анна даже порадовалась, потому что, судя по рассказанному, если бы не это, то сейчас все были бы рабами безжалостных "Первых". Или сейчас бы никого не было, потому что те, кого бы не "собрали" Жнецы, давным-давно взорвали бы звезды, чрезмерно используя звездное вещество. Но проблема была в том, что это все равно случится. Раз за разом расы все равно будут использовать ретрансляторы, Жатва будет их обрывать, но потом придут другие и так далее. Новые народы могут даже не понять, что существует проблема со старением звезд, не разработают свои решения проблемы: Жнецы просто пожнут самых лучших, сливки галактических народов, тех, у кого есть самые развитые технологии, которые могли бы пригодиться для решения задачи. Все равно ретрансляторы будут использовать, пусть и по чуть-чуть. Жнецы лишь отсрочат катастрофу, но, по идее, она все равно нагрянет.
И потом, Анне вот ничуть не нравилось, что в Галактике правят бал какие-то психи с замкнутыми синтетическими мозгами.
Этот цикл другой. Они другие. Можно даже сравнить с тараканами: живучие, расползаются по углам, и фиг ты их оттуда выковыряешь.
Ободренная таким сравнением, Анна резвенько шагала за зейофом, чувствуя, как все становится по местам. Никакие Жнецы не боги, призванные покарать их, их мотивы ясны, и пелена таинственности рассеялась. Обычные сильные машины. Устраняют симптомы, но не устраняют заболевание: никаких новых решений проблемы за эти годы они не придумали, следовательно, в кусты их, дорогу молодым.
Растения неизвестного происхождения вились вокруг. Она протянула руку,  но не тронула их - отец-эколог рассказывал, какие бывают последствия такого любопытства.

- Можно мне одно? - попросила она, указав на ближайшее семечко. Это было не просто так, сувенир. Попав сюда, девушка искала способ взять любые образцы, предоставить отцу либо матери пищу для изучений. Что-то, что может помочь сейчас либо в будущем. Все, что здесь есть, имеет ценность для молодых рас.
Может, зейоф и откажет, но попытка не пытка. Получив чудесный дар для себя, увидев столько всего уникального, Анна изо всех сил пыталась вынести что-то и для других, для науки, для человечества, что-то полезное.

+2

42

Чем дольше Зорбек внимал рассказу зейофа, тем больше мрачнело его лицо, несмотря на не слишком-то выразительную турианскую мимику. Он уже слышал о таинственных создателях Жнецов, хотя и мельком. Один из наиболее сомнительных, по его мнению, агентов „Иерихона“ незадолго до того, как стать ренегатом, упоминал в отчёте неких „глубоководных“, явившихся из тьмы веков. А вскоре после его исчезновения с турианской базы появились разрозненные сообщения о странном батарианском отряде, которые через некоторое время сменились слухами о межрасовой организации, выступающей от лица неких древних владык. Всё сходилось.
- Да, – кивнул турианец, – левиафаны, как многие их называют, действительно собирают вокруг себя целую армию, обещая своим последователям утопию. Полагаю, они представляют для Галактики даже большую угрозу, нежели их вышедшее из-под контроля детище, – он сделал паузу. – Странно, что они вдруг решили выступить в роли всеобщих спасителей и защитников, если пятьсот миллионов лет назад провозглашали в корне противоположный подход. Конечно, только глупцы и покойники никогда не меняют своих мнений, но есть у кроганов поговорка – „два молотильщика в одной норе не уживутся“. Сдаётся мне, что вы и эти так называемые „первые“ и есть эти самые молотильщики. Но это не объясняет, как Жнецам удалось вас найти, хотя, конечно, они вполне могли сделать это и самостоятельно. И всё равно, сдаётся мне, что-то в этой истории нечисто. Понять бы только, что? – он замолчал и бросил вопросительный взгляд поочерёдно на зейофа, человеческую девушку и Солану.

+1

43

"В ценности моего народа не входит стремление подчинить более слабые виды, - возразил Фарингор, оставшись нейтральным и дружелюбным, хотя в его ментальном "голосе" Солане и почудился отголосок протеста. - Мы преодолели конфликты цивилизации очень давно, сосредоточившись на научном познании и решении социальных проблем. Вашей галактике только предстоит пройти этот важный этап. Вы объединитесь внутренним, естественным образом, не воюя за свою уникальность, но сохраняя ее во взаимном союзе. Первые шаги вы делаете сейчас, сплачиваясь против Жнецов, но этого мало. С их устранением обострятся ваши собственные конфликты, подогреваемые застарелой враждой. Все это необходимо оставить в прошлом, иначе вы не сможете двигаться вперед".
Признаться, поначалу Сол не поняла, почему зейофы не стали помогать органикам, если могли. Ведь главное - выжить, а потом с остальным разберемся, не так ли? Причина отказа показалась ей незначительной, надуманной. Да и турианское общество с готовностью встретило бы таких союзников, да что там! Вместо этого зейоф отказывает им в спасении, прикрываясь... какой-то надуманной ерундой!
- Мне всегда казалось, что прекращение Жатвы стоит на первом месте, правда ведь? - турианка перевела взгляд с Зорбека на Анну и обратно, затем на Фарингора. - Я не понимаю. Глупо отказываться от помощи. А сколько народов сейчас могли бы жить, если бы вы помогли им! Я не верю, что у вас нет решения проблемы с темной энергией: сами-то летаете без ретрансляторов, значит, используете в корне отличную технологию. Почему бы не поделиться ею, если хотите помочь? Для чего надо было жертвовать членами вашей экспедиции и миллиардами, миллионами миллиардов жизней? Левиафаны тоже хороши - сидели себе тихо, а сейчас повылезли пожинать, тьфу ты, урожай своих трудов. Вы что думаете? - она остро глянула на соратников по несчастью. Фарингор тоже с вежливым любопытством повернул к ним голову.
Вакариан подошла к необычным семенам, присела и вгляделась получше. Она вздохнула и потянулась было к стеблю, но передумала.
- Это не растения. Здесь все создано из пыли, верно? Разве они в безопасности, ведь Жнецы теперь знают об Антаресе?
"Нет. Вы можете помочь их спасти. Каждое семя - это самая суть наших личностей. Умирая, мы не страшимся небытия, пока живы наши семена. В тиши и покое серебристой пыли они дают нам новое рождение. Но ее очень мало - и спящим еще долго ждать пробуждения", - зейоф наклонился, легко взял продолговатый овал и протянул его Анне. Светящейся стебелек погладил девушку по щеке. - Чтобы вынести их нам нужен корабль. Чтобы построить корабль..."
- Нам нужна пыль, - закончила Солана и склонила голову набок в задумчивом раздумии. - Где же столько возьмем?

Отредактировано Solana Vakarian (2015-04-22 09:16:40)

+2

44

- Одними технологиями здесь не обойтись, – произнёс вдруг Зорбек. – Уровень сознания рас этого цикла попросту не готов к такому. Да и в предыдущих вряд ли хоть кто-то достигал достаточного культурного развития. Если сейчас преобразовать всех в корпускулярно-волновую форму жизни, мы получим полную Галактику безумцев, способных летать на световой скорости, – он замолчал, позволяя собеседникам осмыслить его слова. Парадоксом ситуации было то, что призванная замедлить старение звёзд под влиянием ретрансляторов система циклов на деле делала невозможным развитие технологического и культурного уровня до того состояния, которое было необходимо для распространения опыта зейофов на обитателей Млечного Пути. Разработанная ущербным синтетическим интеллектом, более виртуальным, нежели искусственным, система медленно, но верно уничтожала сама себя.
- Галактика обречена, – мрачно добавил иерихонец. – Если Жнецы так и не смогут решить поставленную перед ними проблему, или если с ней не справятся представители очередного цикла, старение звёзд под влиянием ретрансляторов, которое и побудило левиафанов создать этот таинственный более виртуальный, нежели искусственный интеллект, неизбежно пройдёт все свои стадии, и всё, что останется от Млечного Пути – сверхмассивная чёрная дыра, делающая его спиральным, – турианец вновь замолчал, и тут Солана задалась вопросом об источнике пыли. Зорбек провёл рукой по гребню.
- Полагаю, на Армени должен быть достаточный запас.

+2

45

Анна всегда имела слабость к милым вещам: маленькие беззащитные хомячки, крохотные дамские декоративные пистолетики, семечки с душами зейофов. В данный момент на почве радости от полученной заново жизни,  от подаренных возможностей, она готова была их расцеловать.
Тем временем остальные обсуждали Жатву, политику, приоритеты. Анна на этом месте отключилась: все равно она никогда в таких вещах не разбиралась. Она больше была занята "щупиком" зейофа: чисто научный интерес в стиле "утебяжепапабиолог". Насколько они растения? Сколько в отростках органики?
Она осторожно потрогала его, взяв себе на заметку, что тактильные ощущения нормальные, как и у любого другого растения. Оценила цвет, диаметр стебля, внешний вид. С виду был весьма и весьма похож на некое инопланетное растение: защитный механизм? Ей также было любопытно, как они ведут себя в быту, как реагируют на разные раздражители, и что происходит в момент, когда оттуда выходят зейофы. Их вид впервые столкнулся с подобной формой жизни, и нужно было сделать как можно больше заметок. В идеале - записывать видео, скидывать их отцу, чтобы тот помог в исследовании.
- Я не знаю, как победить Жнецов, - честно призналась Анна Солане, - Не разбираюсь в таких делах. Может, построить большую пушку, собрать их в одном месте и взорвать? Или попробовать взломать их через компьютер?
Она всегда интересовалась, почему никто не собрал много хакеров и не провел массовую атаку хотя бы на одного Жнеца. Это были просто машины, почему нельзя было их также просто и взломать?
Хотя идея с кораблем в данный момент была актуальней. С другой стороны, действительно, на постройку уйдет много ресурсов.
- А если поступим иначе? - предложила она, и начала сбивчиво объяснять, - Можно сделать маленький истребитель, улететь, украсть корабль побольше, пригнать сюда, и "заразить" его пылью.
Она засопела, пытаясь выразить свою мысль. К месту вспомнился ювелирный в Новосибирске, где они с подругой рассматривали колечки на витрине, удивляясь разным ценникам. Наташка тогда, помнится, объяснила, что одно кольцо - полная выплавка из золота, а другое просто покрыто золотой пылью сверху, совсем чуть-чуть.
- Если мы покроем пылью корабль тонким слоем, это ведь будет то же самое, что вы задумали, но с меньшими тратами? - предложила Анна.
Правда, девушка понятия не имела, где они будут красть корабль. Тем более - на минуточку! - в военное время за кражу подобного ресурса могут расстрелять. Без вопросов. Показательно, чтобы не было дурного примера. К тому же, этот корабль еще посадить как-то надо, и время пройдет, но все же лучше, чем ничего. Солана и Зорбек были инженерами, и во вдохновленном взгляде биотика читалось: "Выжинженеры, все можете". Ей казалось, что они без проблем взломают любую систему. Хоть сейчас на Жнеца.
Может, однажды они и уничтожат Млечный путь. А может, найдут способ использовать другой ресурс. Каждый раз, убивая развитых, Жнецы словно отрезают путь к решению проблемы, сами себя лишая ценного ресурса. Потом снова кто-то развивается, начинают пользоваться ретрансляторами, и так далее. Этот круговорот не имел смысла. Однажды вышеописанное все равно произойдет: в таком случае, Жнецам надо уничтожать все развивающиеся виды, и себя заодно как активных пользователей энергии ретрансляторов.
Может, однажды они будут летать на энергии солнечного света. Энергия будет накапливаться в батарейках, продаваться как топливо. Может, научатся использовать отходы, или создадут вечный двигатель. Разумные всегда совершали, казалось, невозможное, особенно когда их жизни были под угрозой.
В любом случае, пока Жнецы тут, нет и речи ни о каком прогрессе. Пора убрать из формулы побочные составляющие.

+3

46

- Я все равно не понимаю, почему нельзя уничтожить Жнецов, имея заведомо эффективный способ, - махнула рукой Солана, нахмурив надбровные пластины. - Прекратить одним махом их в пыль, а потом всем вместе сесть и подумать, чем заменить технологию масс-ретрансляторов. Если будем думать вместе, то это же тоже всех объединит, разве не так?
"Левиафаны не допустят такого развития событий. Тайно, а затем и явно они обратят против несогласных своих сторонников. Для завоевателей не нужна галактика, не объединенная под их началом. Вы сочтете, что вас перемалывают меж двух жерновов старших рас, и не будет в вас силы отстоять право на выбор. Вспыхнет война, что заставит обратиться друг против друга - тех, кто примкнул к первой расе, тех, кого защищаем мы, и тех малочисленных, кто попытается остаться в стороне. Вместо объединения в общем стремлении развивать эволюцию. Вместо созидания - разрушение.
Но если расы этой галактики почувствуют собственную силу, - продолжал зейоф, - если объединятся до того, как их - вас - раздробят, то ваш голос будет определять будущее. Понимая это, полмиллиона лет тому назад мы дали чертежи Горна. Да, схемы разработаны нами - и усовершенствованы расами предыдущих циклов. Постройка Горна - не только воплощение отчаянной надежды на победу. Это манифест вашей самости, ваших умений, вашего превосходства".
- Замеча-а-ательно... - удрученно протянула Сол и вздохнула. - Может быть, левиафаны и попытаются поработить нас. Только вот пока строится Горн, Жнецы убивают и перерабатывают в разы больше несчастных, чем погибло в самой лютой войне. У нас-то нет чудесных семечек, из которых можно восстановить нашу личность.
Зорбек только добавил масла в огонь, нарисовав безрадостную картину всеобщего вырождения с эффектным финалом о черной дыре, который будет некому увидеть. Солана всего лишь хотела спасти как можно больше обитателей родного Млечного пути. Наверное, зейофы просто не понимают, почему это важно.
- Действительно, если Жнецы - машины, их же можно сломать? - Вакариан невольно повторила давние слова Шепарда почти в точности. - У всякого ВИ или ИИ есть сервер-носитель. Найти жнецовский и... А если серебристая пыль трансформирует одно в другое, - она посмотрела на Анну, подавшую здравую мысль, - то и громадных креветок можно превратить во что-то безобидное.
"Верно, Жнецами управляет интеллект, называемый Разум, - подтвердил Фарингор и чуть качнул головой, подсмотрев жест у органических собеседников. - Нам не удалось выяснить, где он находится, возможно, из-за малого времени прошлой миссии".
Зейоф помолчал, возвращаясь к другой теме.
"Поблизости нет чужих кораблей, чтобы подвергнуть какой-либо влиянию пыли. Но этого и не нужно. Из Туманности Андромеды мы прибыли на трех кораблях. Сейчас мы находимся в одном из них".
С последними словами пещера вокруг начала меняться. Всеобщее землетрясение охватило планетоид, почва уходила из-под ног. Пространство истончалось, словно расползалась ткань материи, принимая форму фотонно-барионной бинарности. Для мозга обычного органика казалось странным представить, что такое происходило одновременно повсюду на Антаресе, однако факт говорил о непреложном: все вокруг принимало истинную форму, включая семена, которые засияли маленькими неяркими солнцами. Турианцы  и человеческая девушка могли обнаружить, что и сами растворяются, причем Солану напугало до смерти - инстинкт самосохранения попросту заорал истошным внутренним голосом, паникуя от перспективы кануть в небытие.

+1

47

Перспективы преображения всей стремительно скатывавшейся в безумие Галактики Зорбека отнюдь не радовала. После всех пережитых им трансформаций его пугали новые изменения. Вдруг все действительно станут подобием бесплотных бесполых Зейофов, и зачем тогда будет нужна вечность среди звёзд, если эволюции сознания при этом не произойдёт, а вот возможности удовлетворять потребности в простых удовольствиях ни у кого не останется?
- Прозвучит цинично, но в данном случае Жатва является весьма существенным стимулом для создания Горна. Вот только раз за разом оказывается, что его существенность несколько чрезмерна, но убрать его – и слишком большое количество разумных видов не захочет ничего менять, так как гибель звёзд – слишком отдалённая для их поколения перспектива. Ещё один замкнутый круг, – он мрачно развёл руками. Вопрос Соланы о существовании какого-то координационного центра биомеханической армады имел смысл, но ответ на него был слишком предсказуем.
- И как же он тогда ими управляет? – турианец провёл рукой по подбородку. – Должна же быть какая-то электромагнитная частота, которую они используют для связи с этим „Разумом“! А что до войны в случае решения проблемы тёмной энергии, то не забывайте, что для обитателей Млечного Пути на их текущем уровне развития это естественное положение вещей. В Галактике может быть только два вида – завоеватели и завоёванные! – иерихонец сжал кулак, но стоило зейофу упомянуть корабли, и на его малоэмоциональном лице промелькнуло беспокойство.
- Ты что, хочешь сказать, что эта планета… – закончить он не успел – преображение оказалось слишком стремительным. Должно быть, к этому просто невозможно привыкнуть. Осознав, что он вновь дематериализуется, штурмовик выругался.
- Может быть, на этот раз соберёте меня обратно в монстра с механическим сердцем на спине? И только посмейте угробить мой мотоцикл – всю вашу пыль к духам по Галактике развею! – проворчал он, скорее мысленно, нежели вслух, но в изолированной ноосфере корпускулярно-фотонного корабля мысли были слышны лучше истерических воплей, а потому паника Соланы казалась оглушительным воем. Зорбек сосредоточился на девушке.
„Я здесь! Рядом! Не бойся, я с тобой! Сосредоточься на мне!“

+1

48

Анну весьма заинтересовала история о "Разуме" Жнецов. Ее тут неожиданно посетила мысль, что если сложить вместе знания, полученные существами света, и те знания, которые они добудут, то можно будет добраться до Разума. Подложить маленькую такую подлянку Жнецам, ага.
Можно будет даже написать какую-нибудь программу по контролю Жнецов: пусть сначала восстановят то, что разрушили, а уж потом самоуничтожаются. Оставлять Жнецов - гиблое дело, учитывая, что однажды Разум может попасть не в те руки. Итак, план прост: найти Разум, окатить пылью, надругаться новой программой.
- А Вы не скинете нам на инструментрон, что успели найти про Разум? - безо всякой задней мысли поинтересовалась Анна, параллельно осматривая ростки семечка. Любая информация могла бы помочь. Еще можно поискать среди протеанских архивов, среди архивов других мертвых народов - может, хоть кто-то из них пытался найти исток проблемы? Было бы неплохо найти грамотных специалистов-техников, чтобы те проанализировали информацию и сигналы Жнецов - может, что удастся выяснить. Зорбек был прав: Жнецы как-то связываются с Разумом. Анной двигал интерес скорее первооткрывателя: она верила в победу, просто подумала, что если найти Разум, то победа дастся малой кровью. Хотя перспектива войны между старыми расами понравилась еще меньше. Кажется, эти Левиафаны хотели сделать из младших рас марионеток. Один раз они уже накуролесили, создав Жнецов, и опять за старое?
Нет, с этими Левиафанами надо что-то делать. Совет должен быть проинформирован об угрозе: конечно, из-за простых слов они ничего не сделают, но хотя бы "возьмут на карандаш". Но вернемся к идее Разума, более реальной на данный момент.
- Вот если бы проникнуть на одного из Жнецов и порыться в механизмах, да с толковой группой инженеров... - мечтательно пробормотала Анна, посматривая краем глаза на Солану и Зорбека. У таких важных специалистов наверняка есть контакты и выходы на не менее важных специалистов-инженеров. Кварианцев бы еще подключить неплохо.
Горн - это, конечно, хорошо, однако нельзя же класть все яйца в одну корзину. Что, если на проект попадут индокринированные или Жнецы найдут Горн? Будь у Анны возможность, она бы занялась поисков Разума сама, но, увы, девушка была адептом, а не техником, и не историком.
"На корабле? Мы на..." - с удивлением подумала Анна, прежде чем ощутила, как растворяется. Это было словно ты теряешь сознание: она не чувствовала себя, своего тела, словно уплывала. "Я сияю", - с удивлением подумала Анна, понимая, что все вокруг превращается в свет. Она всю жизнь работала со своим внутренним светом - биотикой, и научилась чувствовать, когда свет вредит телу, а когда нет. Только биотика в сравнении с этим светом была чем-то вымученным, неестественным. Биотика зачастую отдавалась болью в нервах, свет же не нес в себе никаких страданий, перегрева импланта, лишь легкость. Пройдут сотни лет, прежде чем биотика станет такой же "легкой" для человечества, как растворение в свете. Анна, честно говоря, побаивалась, но паники не было: не может же она просто исчезнуть. Такого не бывает, чтобы человек взял и растворился в воздухе: любая энергия, любое тело должно во что-то преобразоваться.

+1


Вы здесь » Масс Эффект: Возрождение » Командный центр » [17.10.2186] Bring me back to life


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC