(в "The Fall of Thessia, линия 1")

[Лиара пишет:]


— Фалере скоро приведет в действие бомбу. Слышите? — Рила склонила голову набок. Где-то близко послышались мерзкое шипение и скрежет, и металлический вой.
— Враги идут. Мы многих позвали сюда.
Внезапно глаза дочери Самары подернулись тьмой, она согнулась в три погибели, жестом призывая держаться подальше:
- Нет... Нет, уходите! Они... они приказывают... они в голове, так трудно... Мама! — Рила резко выпрямилась, помотав головой. — Останови Фалере! Они еще не поймали ее! Она - приманка! Богиня, как же болит... Как же болит!
Почти одновременно с ней другие ардат-якши бросились на троицу. Перед Самарой возникла биотическая сингулярность, заслонившая дочь, которая, воспользовавшись этим, опрокинула Т'Сони и убежала под своды храма. Оценив главную угрозу, четверо ардат-якши окружили мощным барьером Явика, еще три не давали проходу Самаре, а последние две держали Лиару, прижимая к земле: одна схватила за отростки, заставляя запрокинуть голову, другая приблизилась к лицу, вторгаясь гибельной тьмой в объятый паникой разум.
— Обними вечность, — прошептала ардат-якши, и в мозг Т'Сони словно вонзились тысячи игл.

Кхар'шан, Земля, Палавен, Декууна, Ируна. Дальше в списке Жатвы сразу Рахана, Кахье, Сур'Кеш и Тессия.
Жнецы охотятся на носителей кода запуска Горна.
Левиафаны и Протекторат отбивают Кхар'шан.
"Цербер" потерпел крах на Омеге и Цитадели.
Кроганы и турианцы вступают в военный союз.
Добро пожаловать на форумную ролевую игру по мотивам вселенной Mass Effect! В основе сюжета нашей ФРПГ лежит третья часть игры.


Форум для лиц старше 18 лет.
Обратите внимание на [правила].

В игре: 20 - 25 октября 2186 года. Все события игры плюс история галактики: Сюжет и хронология.

Заглядывайте в акции: каноны, неканоны, нужные!

Полный список ролей с перечнем эпизодов по
каждому персонажу.

Масс Эффект: Возрождение

Объявление



Пропал доступ к rebornme.ru? Воспользуйтесь адресом rebornme.rusff.ru.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Масс Эффект: Возрождение » Командный центр » [01.11.2186] Fuck the system!


[01.11.2186] Fuck the system!

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

Время действия:
1 ноября 2186 года
Место действия:
Цитадель, затем - космическое пространство
Описание эпизода:
"Запись от 12.10.2186 года. Зал суда Цитадели.
Слушается дело о покушении на убийство мистером Виджеем Беннетом. Жертва - его жена, миссис Аша Беннет. Улик против обвиняемого не предоставлено, обвиняемый сдался полиции без сопротивления. Свидетели утверждают, что слышали, как м-р Беннет стрелял в жену, но не видели этого"...

"Запись от 25.10.2186 года. Зал суда Цитадели.
Дело закрыто за недостатком улик, м-р Беннет оправдан и отпущен на свободу"...

"Запись в журнале больницы св. Гуэрта. Датировано 26.10.2186 годом.
М-р Беннет подает прошение на отключение своей супруги от аппарата жизнеобеспечения. Дата предполагаемого отключения - 1 ноября 2186 года. Прошение удовлетворено."

Так получилось, что благодаря несовершенству закона преступник имеет право официально лишить жизни свою жертву. Это дело вряд ли привлекло бы внимание, если бы в центре истории не была молодая талантливая ученая Аша Беннет, которая работала над улучшением энергосберегающей стеллс-системы для Горна. Оригинал чертежа (предположительно) уничтожен. Необходимо пресечь любые действия агента "Цербера" Виджея Беннета в отношение его жены, даже если придется выкрасть ученую, которая сейчас в коме.

Разумеется, Калисса Бинт Синан аль-Джилани не может пройти мимо такого скандального дела. Девушка смело кидается на борьбу с несправедливостью и пытается отстоять интересы человечества, как и всегда.

Виджей Беннет, сидя в СБЦ в следственном изоляторе, с самого начала знал, что его отпустят. Он вызывающе улыбался, не говорил ни слова о том, что не виноват. "О, мою вину еще надо доказать", - масляная улыбочка, смысл читается между строк, но к делу не пришьешь. Наглый, самоуверенный убийца.
Поэтому сотрудница СБЦ Нирит Эрлок решила вмешаться в это дело, понимая, что Беннет на свободе только из-за нелепой случайности.

А вот у Ка’хайрала Балака совсем другие намерения: он куда более заинтересован в улучшении для Горна, и потому сделает все, чтобы Аша не умерла до того, как нарисует еще один чертеж.

Анной Князевой движет желание сделать что-то стоящее: она присоединяется к группе авантюристов, готовых как следует нагнуть государственную систему!
ГМ:
сами с усами

Участники:
Калисса Бинт Синан аль-Джилани, Нирит Эрлок, Ка’хайрал Балак, Анна Князева

+2

2

Вычищенные до блеска белые полы, стены и потолки, выложенные идеально ровными плитами, отражали всё, подобно зеркалам, а потому, будь освещение хоть немного слабее, могло бы показаться, что в сторону палаты номер шесть реанимационного отделения мемориальной больницы Гуэрта шествует целая толпа, хотя на самом деле в коридоре было всего-то три человека, два саларианца и турианец. Последний был облачён в форму офицера службы безопасности Цитадели, другие два гуманоида – в белые халаты медицинского персонала, а беджи на их груди давали понять, что оба они являлись реаниматологами. Однако почти всё внимание привлекала к себе именно троица людей – двое мужчин – среднего роста блондин в чёрном деловом костюме, на лице которого застыла чуть заметно наигранная маска скорби, и стриженный под ноль громила в форме, отдалённо напоминавшей облачение турианского офицера СБЦ, но с меньшим числом защитных пластин, – и молодая смуглая темноволосая женщина в долгополом синем платье, над плечом которой левитировал видеодрон. Именно последняя и создавала почти весь шум.
- А я повторяю ещё раз: хоть вы и являетесь ближайшим родственником миссис Беннет, мистер Беннет, вы всё равно не имеете права убить её так быстро! – она встала перед блондином, уперев руки в бока, и смерила его испепеляющим взглядом. – Это преступление против человечности!
- Мисс аль-Джилани, – полным почти неподдельной горечи тихим голосом произнёс мужчина, тяжело вздыхая, – Моя жена никогда не хотела превращаться в растение, а сейчас она именно им и является! И мой долг как любящего мужа выполнить её последнюю волю и позволить ей уйти с достоинством! – он надвинулся на оппонентку, едва не столкнувшись с ней носами.
- Покажите мне письменное подтверждение её воли! – тут же парировала та. – И потом, разве она обречена на, как вы выражаетесь, растительное существование? – брюнетка приподнялась на цыпочках, заглядывая за плечо Беннета. – Вы же врачи! – обратилась она уже к саларианцам. – Скажите мне, каковы шансы того, что миссис Беннет не просто очнётся, но и вернётся к полноценной жизни?
- Около шестидесяти процентов. Плюс-минус два процента, – отозвался врач, на бедже которого красовалось имя доктор Вольтус Солар.
- Но мистер Беннет – ближайший родственник пациентки. Он имеет право распорядиться её жизнью, – мрачно добавил его коллега, доктор Веспид Морс.
- Вы слышали врачей, мисс аль-Джилани? – едва скрывая торжество, произнёс Беннет. – Я имею право подарить моей несчастной жене заслуженный покой. А ещё я имею право убрать с моих глаз долой навязчивую журналистку! – он обернулся к своему стриженному под ноль спутнику. – Феликс, разберись!
Амбал молча кивнул и ударом кулака отправил видеодрон женщины в неуправляемый полёт, закончившийся столкновением со стеной.
- Вы не имеете права! – возмутилась было его хозяйка, но Феликс, не проронив ни слова, оттолкнул её с пути своего начальника, прижав к стене коридора. Женщина наградила его полным ненависти и презрения взглядом, после чего неожиданно ударила каблуком туфли в голеностопный сустав, одновременно дёрнувшись назад. От неожиданности амбал едва не потерял равновесия, подпрыгнув на одной ноге, но почти сразу же опомнился и резко потянул наглую журналистку к себе, намереваясь преподать ей урок хороших манер, однако она как раз на это и рассчитывала, и тут же нанесла ему мощный удар коленом в пах. Феликс что-то пробормотал и выпустил противницу, хватаясь за пострадавшее место и сдвигая ноги. Аль-Джилани тут же вновь подлетела к блондину, успевшему пройти несколько метров вперёд по коридору, и схватила его за руку, но в этот момент ей на плечо легла тяжёлая ладонь офицера службы безопасности Цитадели.
- Мисс аль-Джилани, я вынужден попросить вас покинуть территорию больницы, – пальцы гуманоида сжались, заставив женщину приглушённо вскрикнуть. – Немедленно, – с едва ощутимой угрозой в голосе добавил турианец.
- Благодарю вас, офицер, – бросил, не оборачиваясь, Беннет, однако журналистка вовсе не спешила отпускать его рукав, а перед его лицом вдруг завис её слегка помятый видеодрон, тут же ослепив его прожектором.
- Итак, мистер Беннет, скажите в лицо всему человечеству, почему вы хотите убить так горячо любимую вами супругу и лишить Галактику надежды на победу в войне со Жнецами! – со всей возможной страстью произнесла аль-Джилани. – И вы, доктор Солар и доктор Морс, пожалуйста, повторите, каковы у неё шансы на полное излечение.
- Шестьдесят процентов. Плюс-минус два процента, – произнёс один из саларианцев. Второй предпочёл лишь подтвердить слова коллеги молчаливым кивком.
- Калисса Бинт Синан аль-Джилани, вы отдаёте себе отчёт, что сейчас вы нарушаете элементарную журналистскую этику? – холодно спросил Беннет, глядя в объектив камеры дрона. – Кто-то застрелил Ашу, а в этом обвинили меня! Преступник разгуливает на свободе, а вы, вместо того, чтобы требовать от службы безопасности Цитадели его поимки и справедливого суда над ним, обвиняете меня во всех смертных грехах, прикрываясь то правами моей несчастной жены, то интересами всего человечества! Кто дал вам такое право? Кто, я вас спрашиваю? Всё, что я могу сделать для Аши – позволить ей уйти с достоинством. И я сделаю это для неё! И никакие грязные сплетники вроде вас меня не остановят! – он грубо вырвал руку из пальцев Калиссы и зашагал вперёд по коридору. Она рванулась было за ним, но хватка офицера службы безопасности Цитадели заставила её остаться на месте, а вот её видеодрон продолжил полёт за блондином.
- Я не нарушила ни одного пункта этического кодекса журналиста! – крикнула аль-Джилани вслед Беннету. – А вот вы… – её речь прервал мощный удар, эхо которого разнеслось по коридору – оправившийся после её удара Феликс предпочёл не размениваться на слова и обрушил свой похожий на арбуз кулак на затылок злополучной журналистки. Мир перед глазами той вспыхнул всеми цветами радуги и тут же провалился во тьму. Женщина обмякла и рухнула бы на пол, если бы не рука турианца. Тот тут же обернулся к довольно ухмыльнувшемуся амбалу.
- Сэр, я вынужден попросить вас немедленно покинуть больницу, или мне придётся задержать вас за нарушение общественного порядка.
- Попробуй, – пробасил Феликс. – Рискни здоровьем!
- Феликс! – окликнул его было Беннет, но было поздно – амбал обрушил на турианца сокрушительный кросс. Вернее попытался – тот ловко ушёл от удара и разрядил в противника электрошокер. Феликс с глухим воем рухнул на пол.
- Прошу подкрепление в реанимационное отделение больницы Гуэрта! – произнёс офицер в рацию. – Необходимо организовать транспортировку задержанного в камеру – один я его просто не уволоку.
- Офицер, в этом нет необходимости! – тут же подбежал к нему Беннет. – Лучше заприте под замок эту женщину! Уверяю вас, это она довела Феликса до того, что он…
- Помолчите, мистер Беннет! – остановил его турианец. – Или мне придётся задержать и вас. За нарушение общественно порядка и создание препятствий сотруднику службы безопасности Цитадели во время исполнения им служебных обязанностей, – он смерил человека спокойным взглядом и обернулся к саларианцам. – Полагаю, мне стоит передать журналистку на ваше попечение. Если этот громила повредил ей череп или позвоночник, лицензия частного охранного предприятия не спасёт его от обвинения в покушении на убийство. Если нет, полагаю, ему можно будет вменить причинение тяжкого вреда здоровью.
- Придётся отложить отключение миссис Беннет от системы жизнеобеспечения, – произнёс вдруг доктор Морс.
- Пока мы не окажем помощь новой пациентке, – добавил доктор Солар.
Беннет хотел было возмутиться, но бросил быстрый взгляд на всё ещё блестевший в руке турианца электрошокер и молча развернулся.
- Я подожду вас в её палате! – с плохо скрываемым негодованием бросил он, удаляясь по коридору.
- Если система её жизнеобеспечения подаст тревожный сигнал до прихода кого-либо из её лечащих врачей, это будет расценено как убийство! – произнёс турианец и вновь обернулся к усадившим пострадавшую журналистку в кресло-каталку саларианцам. – Что с ней?
- Судя по предварительным данным, её череп и позвоночник целы, а вот сотрясение мозга исключить нельзя.
- В другой раз я пошутил бы о том, есть ли в её голове чему сотрясаться, но не сейчас. Постарайтесь побыстрее поставить её на ноги. Мне нужно будет взять у неё показания, хоть я и так всё видел.

+4

3

Не слишком большое и светлое помещение штаба СБЦ, имеющее в своём распоряжении несколько рабочих столов, практически пустовало в середине дня. Если бы кто-то решился зайти в него, то наткнулся бы взглядом на работника службы, склонившегося над планшетом и напряжённо что-то читающим. Являясь нетипичным представителем когорты тех, для кого закон и порядок не пустой звук на Цитадели, непосвящённого Нирит, скорее всего, очень бы удивила. Однако она уже давно перестала обращать внимание на такие мелочи как удивлённые вздохи и взгляды. Сейчас её крайне заботила совершенно иная проблема. Девушка сидела неподвижно, являя собою каменное изваяние, а не живое существо. Она читала данные относительно недавнего, вроде как успешно завершённого дела о покушении на молодого учёного. Точнее учёную. Женщина находилась в коме и никак не могла постоять за себя в таком состоянии. Не смотря на то, что муж её произвёл на Эрлок не самое приятное впечатление, да и вообще заставил её интуицию взбунтоваться, она всё же не могла как-то повлиять на ход дела, не имея достойных улик. Едва ли можно пришить к делу свою излишнюю, прогрессирующую подозрительность. Её попытки уговорить детективов позволить ей осмотреть место преступления привели лишь к насмешкам с их стороны. Нирит фыркнула: можно подумать, у них глаз-алмаз и память удивительная.
Она вздохнула, и очередной раз вчитывалась в записи судебного заседания. Ещё когда она первый раз столкнулась в управлении с этим скользким типом, то поняла – та ещё змеюка попалась. Змея оказалась хитрой и изворотливой, при этом умело прячущей концы в воду, а ядовитые зубы в пасти. Наверняка, не одна Эрлок видела этот полный насмешки взгляд и скрипела зубами – доказательств не было, а единственный свидетель-потерпевший в коме. Ей повезло присутствовать в суде, но исключительно в качестве присяжной. Всё это время девушка внимательно следила за Виджеем Беннетом и готова была придушить гада, когда в его взгляде сверкнуло торжество в момент вынесения оправдательного вердикта.
«Они наверняка что-то упустили, какую-то деталь», - вздыхала Эрлок в очередной раз. Людей в СБЦ не хватало. Прошёл месяц с нападения «Цербера», а станция до сих пор не могла прийти в себя до конца. Казалось, что система больше расшатывается, чем затягивает пояса и пытается каким-то образом влиять на происходящее. Прямое тому доказательство – покушение на женщину-учёную, которое осталось безнаказанным.
Что интересно: никаких чертежей и наработок Аши не было найдено, хотя над своим проектом она работала уже довольно-таки долго. Совпадение? Ой, вряд ли. Расспросы коллег тоже ничего не дали – те наперебой хвалили эту семейную пару и верили в непогрешимость супруга. Девушка со злостью отбросила в сторону планшет, который прокатился по столу и остановился на самом краю.
Она встала и решила немного пройтись, чтобы привести голову в порядок. Да так глубоко ушла в себя, что едва успела отпрыгнуть в сторону, когда мимо неё проскочил один из ребят спецназа.
- Вейл, ты куда это так несёшься? – удивлённо хлопнула глазами девушка на турианца.
- В больницу. Там нами всеми уважаемый Беннет и всеми любимая Калисса шум подняли.
- То есть Беннет сейчас там?
- Ага. Он же сегодня супругу того, - бросил через плечо приятель и скрылся за поворотом.
- Ты уж постарайся их задержать, - брякнула дрелла, не слишком надеясь, что прыткий Вейл её услышал.
«Супругу «того»?» - повторила про себя она, но тут же осознала, что конкретно товарищ имел в виду.
Эрлок нахмурилась и потёрла пальцами подбородок, будто прикидывая, успеет совершить вылазку или же существует вероятность, что её размажут по стене раньше, чем она успеет сказать «ой»? По всему выходило второе, но ведь и она не могла просто так оставить это дело и позволить скользкому ублюдку разгуливать на свободе. Поэтому, рискуя своей честью и задницей, доблестный страж порядка решил не много не мало, а проникнуть в квартиру, в которую её ранее не пустили.
«Он всяко не ожидает проникновения, поэтому есть вероятность найти что-то ценное. Только бы успеть. Не смотря на свой вздорный характер, Калисса всё-таки умеет приносить пользу», - думала Нирит буквально бегом припустив в строну интересующего её объекта. Она знала, что квартира убийцы была утыкана различными датчиками, но она же вполне может их взломать. Или попытаться. Дрелл она, в конце концов, или нет.
Попадать в квартиру девушка собиралась по вентиляции. Имея довольно миниатюрное телосложение, девушка уже не раз пользовалась им на практике, пролезая в у-у-узкие проходы и щели. А уж систему вентиляций, она худо-бедно изучила ещё когда «Цербер» хозяйски разгуливал по станции. Часть, где находилась квартира Беннетов – была ей знакома, хотя и не до конца.
Ловко и юрко проникнув в шахту, дрелла споро доползла до нужного места. Она просканировала пространство, оказавшееся кухней,  и обнаружила наличие датчиков движения в районе пола и пару камер. Эрлок бесшумно открутила винтики на решётке, чтобы после её убрать. Судя по всему, хозяева квартиры, не думали, что кто-то полезет через верх, а зря. Дрелла свесилась из образовавшегося узкого прохода вниз головой и довольно быстро расправилась с камерами, правда, довольно грубо – вызвав помехи. Но тут как уж умела!
«Как же тебе не стыдно Эрлок? Ты ступаешь по тонкому льду. Выкинут из службы, а никаких Севиров на станции больше нет. Даже Бейли не спасёт».
Затем она спрыгнула и с трудом попала на небольшой круглый столик, который натужно скрипнул, но устоял, позволив Нирит облегчённо выдохнуть. Ещё полминуты она потратила на то, чтобы отключить систему датчиков – здесь ей повезло больше, они сразу же выключились по всему дому. Вздохнув, Эрлок осторожно, но довольно быстро направилась на поиски улик, не забывая сканировать пространство и заглядывать в самые потаённые уголки пустой и подозрительно тихой квартиры.

+4

4

Обычным людям не нужно проявлять особую изобретательность, чтобы посетить больницу. Простая запись на анализ крови, или, если нужно лечь в больницу, достаточно падения со сравнительно небольшой высоты, пары переломов.
Переломы Анны затягивались за считанные минуты, а в ее крови наверняка содержались частицы серебряной пыли. Папа сказал, чтобы она не позволяла всем подряд брать свою кровь, что это опасно. Итак, чтобы попасть в больницу, приходилось хитрить: девушка просто записалась на МРТ.
Анна пыталась исследовать себя. Если изучить ее кровь, может, получится создать лекарство. Конечно, полностью воссоздать пыль не удастся - у существ света ушли годы на эволюцию пыли - но, по идее, можно немного улучшить панацелин. Или просто на будущее. Словом, наше дело - предложить материал, а остальное как-нибудь сами.
В этой же больнице работала знакомый доктор отца, которая обещала помочь ему в исследованиях. Однако по телефону вызванивать ее, как оказалось, небезопасно: Цитадель оказалась тем еще гадюшником. СБЦ до сих пор не могли выловить всех осведомителей Цербера. Интересно, что сделает Цербер, когда выяснит, что семнадцатилетняя гражданка Альянса имеет железный иммунитет к жнецеванию и жаждет поделиться своим гемоглобином с учеными?
Теперь Анна старательно тупила над японскими сканвордами в очереди, собираясь после процедуры пойти в кабинет к тому самому доктору.
И тут показалась та самая процессия, которая многих вынудила отложить свои сканворды, инструментроны с играми и прочее. Анна с искренним интересом наблюдала за тем, как Калисса прыгает вокруг процессии.
Калиссу она знала еще с тех самых славных времен, когда ее сунули в капсулу и отправили на арену к молотильщику. Словом, те еще были денечки. Судя по всему, журналистка, как всегда, в гуще событий: она мужественно спровоцировала скандал с собственным членовредительством, и упала на руки врачам, пока те агрились на некого Феликса. Словом, ушла красиво. Наверняка вечером Цитадель будет смотреть драку звезды телеэкранов. Калисса знала, как удивить зрителя.
Оставив японский сканворд, Анна по стеночке приблизилась к креслу, в котором восседала Калисса. Сама Князева выглядела как самая обычная девушка в своей ярко-зеленой юбке в складочку. Таких полно в любом населенном пункте: типичная папенькина-маменькина дочка с пятерками в табеле. Теперь приходилось носить юбку, которые Анна раньше терпеть не могла. А еще она выпрямила свои, как оказалось, длиннющие волосы, сделала их на тон темнее, распустив по плечам. Ярко-вишневая помада на губы завершала образ. Это было сделано ради маскировки: Жнецы знали ее в лицо как мертвого хаска, и они ой как удивятся, если ранее мертвая гражданка будет замечена ими в толпе.
- Калисса, что случилось? - вздохнула Анна, привалившись плечом к стене, - Теперь ты возглавляешь кампанию против отключения коматозников?
Рассказывать журналистке о том, что с ней произошло, было опасно: мало ли кому растреплет? Только объявления по телевизору Анне не хватало. Может, она и не такая, может, умеет молчать про особо важные вещи, но проверять на себе не хотелось. В целом Калисса произвела на Анну хорошее впечатление, когда они сражались с молотильщиком.
Князева покрутила в руках сигаретную пачку, вспоминая, что здесь не курят. Красноречивый взгляд врача говорил о том же, но Анна все-таки не убрала сигареты: они успокаивающе действовали даже в незажженном виде.
- Беннет - это тот человек, который недавно судился? - нахмурилась она, устало рассматривая Калиссу глазами, облаченными в тусклые линзы. Курить хотелось нестерпимо, преимущественно потому что Анна теперь постоянно нервничала. Цитадель действовала на нее как мышеловка.
Врачи суетились вокруг Калиссы: они растолкали очередь на МРТ, завезли журналистку внутрь. Князева ждала ее снаружи вместе с дроном, которого также изгнали в коридор. Когда Анна попробовала шутки ради поймать дрона, тот легко увернулся.
- Скажите, а доктор Приззл принимает? - наконец спросила она у медсестры, на что получила ответ отрицательный. Мол, доктор ушел в отпуск сразу после нападения на Цитадель. Проще говоря, слился.
В принципе, теперь здесь делать нечего. Пока ждала Калиссу, Анна забронировала билет с Цитадели на десятое ноября: ну ее к черту, эту Цитадель.
Она не знала, почему не ушла, пока ждала журналистку. Может, потому что кроме Калиссы здесь никого не знала - Солана и Зорбек далеко, семья еще дальше, Явик летает с капитаном "наше все". К тому же, поддерживать связь с влиятельной общественницей всегда полезно. Что у нее там стряслось на этот раз?
Аша Беннет, Аша Беннет - знакомое имя. Вроде как мама общалась с ней - мир ученого сообщества узок. Пару раз Анна видела ее, когда мама разговаривала с ней. Миловидное, даже красивое лицо со смуглой кожей и красной точкой поперек лба, красивая индийская прическа, никак не сочетавшаяся с белым халатом - вот и все, что запомнилось.
Это не первый раз, когда в ученых стреляют. Анна открыла Экстранет, лениво пробежалась по строчкам с информацией. Выстрел из мелкашки в голову, изуродовали лицо - вот о чем пестрели заголовки сайтов. К счастью, тот, кто стрелял, оказался знатным мазилой. Или до этого не стрелял в лицо человеку: рука дрогнула, пуля улетела не в глаз, а выше.
Анна вырвала из сканворда листок, на котором крупными буквами написала: "Калисса, я в палате Аши. А. К.", и после короткой схватки умудрилась-таки повесить листок на объектив дрона.
В палату, однако, ее не пустили, пока девушка не крикнула через стекло:
- Мистер Беннет, я дочь Розы Князевой!
Далее последовали взаимные приветствия, извинения. Взаимные расшаркивания, словом. Он пожаловался на Калиссу, и Анна заговорщицки произнесла:
- Она не отстанет. Лучше Вам съездить, отдохнуть куда-нибудь. Сегодня она точно не отлепится, - предвидев возмущения, произнесла Анна. - А я посижу с Ашей пока.
Больше он не колебался: забрав телоханителя, покинул клинику. Наверняка придет завтра, чтобы отключить Ашу.
Анна села на место Беннета, рассматривая побледневшее лицо Аши. Не верилось, что мистер Беннет действительно хочет отключения.

+4

5

Мало кто из работников космодрома Цитадели и сотрудников СБЦ обратили внимание на совершивший посадку в одном из доков конвертоплан, больше всего похожий на всем известный „Богомол“, передавший в ответ на автоматический запрос идентификации код доступа дипломатического уровня. А из тех, кто всё же удосужился удостоить штурмовик взглядом, лишь немногие задумались о том, откуда в космосе мог взяться аппарат, рассчитанный на полёты не выше орбит захоронения. И никто не догадался, что на самом деле это был „Вервольф“ – батарианская модификация „Богомола“. Сидевший за штурвалом батарианец в чёрном плаще щёлкнул клавишей рации.
- Говорит Ка’хайрал Балак. Посадка прошла успешно. Приказываю „Сюрпризу“ оставаться на орбите и сохранять маскировку под саларианский фрегат „Дух Сур’Кеша“ до получения дальнейших указаний. Как поняли меня? Приём!
- Вас поняли, главнокомандующий, – донёсся из динамиков приятный голос Син Штру’кер. – Готовы осуществить извлечение по вашему приказу. Приём.
Пальцы Балака забегали по голографической клавиатуре инстументрона.
- Держите защищённый канал открытым. Ожидайте дальнейших инструкций. Отбой! – он вышел из кабины штурмовика и, надев тёмные очки-визор с четырьмя линзами, быстро зашагал в сторону парковки аэрокаров. На дисплеях визора высветились последние новости, касавшиеся уголовного дела, которое парадоксальным образом успело всего за несколько дней сначала стать вызвавшим широкий общественный резонанс скандалом, а почти сразу после судебного заседания почти забыться публикой. Батарианец быстро промотал наиболее эмоциональные статьи и остановился на сухой заметке, сообщавшей, что дату отключения Аши Беннет от системы жизнеобеспечения и номер палаты в больнице Гуэрта, в которой её разместили. Уже сидя за штурвалом аэрокара, Ка’хайрал Балак вывел на монитор план больницы, оставшийся в памяти его инструментрона после его прошлого в неё визита, когда он почти смог избавиться сразу и от вездесущего капитана Шепарда, и от всех его соратников. Реанимационное отделение размещалось так, что добраться до него напрямую было невозможно – при планировке здания его расположили в самом её сердце, дабы максимально упростить и ускорить перевод в оное пациентов из всех остальных отделений при возникновении такой необходимости. Батарианец мрачно вздохнул – ему оставалось только положиться на дипломатические коды доступа Батарианской Гегемонии, некогда применявшиеся её посольством, и которые после ухода батарианцев с Цитадели никто так и не удосужился отключить. Ранее он уже неоднократно использовал их для свободного перемещения по станции, а потому решил положиться на них и в этот раз. Подлетая к больнице, Балак горько усмехнулся: если бы несколько месяцев назад кто-нибудь сказал ему, что он – верховный главнокомандующий Батарианской Гегемонии – явится в мемориальную больницу Гуэрта дабы спасти жизнь человеческому учёному, он рассмеялся бы ему в лицо. Однако он прибыл на Цитадель именно для того, чтобы забрать человеческую женщину. И хотя ему было нужно лишь получить от неё полные сведения о её последних разработках, ситуация всё равно казалась батарианцу полной горькой иронии. Припарковав аэрокар на стоянке напротив входа в больницу, Балак осмотрелся, подмечая возможные пути отступления и все имевшиеся помехи. В автоматические двери вбежало несколько гуманоидов в форме сотрудников Службы Безопасности Цитадели. Он чуть слышно выругался – хоть они и не смогли бы остановить его, избыток служителей закона грозил обернуться нежелательными задержками с целью дополнительной перестраховки. Батарианец вышел из аэрокара и быстрым шагом направился ко входу в больницу, но стоило автоматическим дверям распахнуться, как он внезапно растворился в воздухе – в дело вступил маскировочный модуль. Найти кратчайший путь в реанимационное отделение оказалось несложно, и вскоре незримый террорист номер два в Галактике после капитана Джона Шепарда прошествовал мимо опередивших его всего на пару минут сотрудников Службы Безопасности Цитадели, выводивших из отделения какого-то громилу человеческой расы, форма которого указывала на его принадлежность к одному из множества частных охранных предприятий. Батарианец беззвучно усмехнулся – помеха исчезла едва успев появиться. Он синхронизировал иструментрон с внутрибольничной с сетью, с чувством глубокого внутреннего удовлетворения отметив, что пароль с момента его последнего визита в это место так и не изменили. Короткая команда раскрыла двери в палату Аши Беннет, что заставило дежуривших перед ней медсестру и сотрудника Службы Безопасности Цитадели посмотреть по сторонам, однако того, кто в этот момент прошмыгнул мимо них, они так и не заметили. Термооптический камуфляж работал безупречно. Однако внутри батарианца ждал неприятный сюрприз – рядом с постелью застрявшей между жизнью и смертью пациентки обнаружилась человеческая девушка. Оставаясь невидимым, Балак снял с портупеи один из „Когтей“ и прицелился, однако нажимать на курок он не спешил – выстрел мог демаскировать его и гарантированно поднял бы тревогу.

+4

6

Сознание возвращалось к Калиссе невыносимо медленно. Сначала появилась тупая боль, не дававшая ей сосредоточиться. Она словно заполняла всё существо журналистки, но постепенно всё же как будто отступила, сосредоточившись в её затылке. И по мере того, как боль отступала к её голове, женщина начинала ощущать своё тело. Наконец, она осознала, что сидит на чём-то мягком и несмело открыла глаза. Стоило ей попытаться пошевелить шеей, и её затылок тут же отозвался невыносимой болью, от чего она вновь зажмурилась. Словно откуда-то издалека до неё донёсся чуть резонирующий мужской голос, в котором она после третьего обращения к ней, наконец, распознала турианский.
- Мисс аль-Джилани, вы помните, что произошло? – сумела она всё же разобрать слова.
- Меня ударили по затылку, да? – слова давались ей с трудом.
- Не шевелитесь, мисс, – услышала она голос одного из врачей-саларианцев. – Ваши кости целы. Но мы всё ещё не исключаем сотрясения мозга, – к её затылку прикоснулось что-то прохладное, и боль плавно уменьшилась. Журналистка несмело открыла глаза и осторожно пошевелила шеей.
- Вы же все видели, как он меня ударил? – тут же обратилась она сразу и к врачам, и к сотруднику службы безопасности Цитадели. – Уверена, мой видеодрон записал всё, что здесь произошло!
- Хорошо, – турианец активировал инструментрон. – Перешлите её мне. Но имейте в виду – это не избавит вас от необходимости давать показания.
Калисса осторожно кивнула и хотела было активировать собственный уни-инструмент, но в этот момент к ней кто-то обратился. Журналистка медленно обернулась и удивлённо прищурилась. Она не сразу вспомнила наклонившуюся над ней девушку, однако её голос всё же показался ей откуда-то знакомым.
- Право на жизнь имеют все! – почти с привычной горячностью произнесла она. – Особенно те, чья жизнь принадлежит не им одним! – она хотела было продолжить, но вдруг осеклась и осторожно провела рукой по виску. На почти риторический вопрос девушки, которую она, наконец, узнала, аль-Джилани ответила не сразу.
- Да, тот самый. И поверь моему опыту, любящие мужья никогда так не спешат избавиться от своих драгоценных жён! – она хотела было попытаться встать, но в этот момент саларианцы куда-то покатили. Поездка оказалась недолгой, и вскоре пострадавшая уже лежала в похожем на массивный гроб аппарате, который за век с лишним так и не претерпел каких-то кардинальных изменений за исключением, разве что, повышения его чувствительности. Калисса никогда особенно не боялась замкнутого пространства, но и не слишком-то любила в нём находиться, а потому в течение всего сеанса магнитно-резонансной томографии всё порывалась заявить, что не может дольше находиться в этом ящике, но всё же дотерпела до конца и к собственному неудовольствию узнала, что без сотрясения мозга, хоть и лёгкого, удар Феликса для неё всё же не обошёлся. Однако хотя врачи настоятельно рекомендовали ей немедленно отправиться домой и лечь в постель, прыткая журналистка первым делом, несмотря на не желавшее прекращаться головокружение, подлетела к своему видеодрону и с удивлением обнаружила на его объективе какую-то записку. Догадаться, кто её оставил, было несложно. Аль-Джилани внимательно посмотрела по сторонам и, убедившись, что Виджей Беннет куда-то подевался, быстро направилась в злополучную палату. Попасть внутрь, впрочем, оказалось не так уж и просто, однако даже с сотрясением мозга Калиссе хватило упорства, и после нескольких минут обещаний всех возможных неприятностей в прессе и размахиваний журналистским удостоверением её всё же впустили внутрь, а вот видеодрону так и пришлось остаться в больничном коридоре. Брюнетка медленно подошла к сидевшей у изголовья кровати девушке.
- И на чьей ты стороне? – с вызовом поинтересовалась она, пытаясь поймать взгляд старой знакомой.

+3

7

Нет ничего хуже, чем ощущать себя пыжаком в схроне крогана, пока тот отошёл по важному делу, а тебе, кровь из носа, как надо что-то стащить у него. Нирит не сомневалась, что господин Беннет, обнаружив у себя в доме гостью, ей не обрадуется, даже водички попить не предложит. Может утопить. Она старалась действовать осторожно и наиболее бесшумно: кто же знает, что может находиться в «спящем режиме» в доме учёной? На ум то и дело приходили наставления отца. «Клади всё на место», - гласило одно из них. Дрелла послушно клала на место любого рода бумаги и папки, которые наскоро перелистывала. Она старательно присматривалась к очертаниям предмета, которые оставались на пыльной поверхности, и укладывала просматриваемое точно по положенному контуру. Работница СБЦ то и дело кривила губы: не верила, что никакой информации учёная после себя не оставила. По всему выходило, что и проекта-то никакого не было, но не к чести известным учёным дурить власть имущим головы. Нирит успешно квартиру минут за десять, при этом лишь один раз встретившись с ленивой и меланхоличной кошкой, которая с лёгким нисхождением следила за чужаком. Так ничего и не найдя, девушка озадаченно покусала губы, продолжая сканировать пространство. Однако по воле случая, пушистого и хвостатого, что едва не напугал Эрлок до икоты своим прыжком, дрелла отшатнулась и налетела на стену возле большой картины, видимо, доводя ту до состояния шока таким непотребством. Панно послушно отъехало, открыв пред тёмные очи служащего закону новую локацию.
«Новичкам везёт», - мысленно буркнула Нирит, очень надеясь, что это всё-таки везение, а не скрывающаяся под ним ловушка.
Оказавшись на пороге небольшого кабинета, выглядящего весьма аскетично, Эрлок воспользовалась иным наставлением отца, что содержало в себе наказ – сканировать любую незнакомую местность. Помещение содействовать в следствии отказывалось наотрез, создавая странные помехи и при каждом сканировании показывая иные данные, отличные от предыдущих: то камера находилась на потолке, то в нижнем углу за корзиной с мусором, а то и вовсе у ножки металлического стола, - и это притом, что сама комнатка ранее вообще не отображалась. Дрелла потрясла руку с инструметроном и даже стукнула пару раз ногтем по маленькому устройству. Однако оно отказывалось помогать хозяйке в незаконной деятельности, хотя минуту назад самостоятельно извещало её об опасности.
«Какой смысл защищать от сканирования одну комнату во всём доме? – сама у себя спросила Нирит, придавая мысленному голосу тональность родителя. – Смысл в том, чтобы её не могли найти снаружи и обыскать внутри». Пришла просто к гениальному выводу Эрлок. Поэтому услышь кто-то из детективного отдела размышления дреллы, возможно, покрутил бы пальцем у виска. Но их не было, они струсили и опустили руки.
«Именно в такие моменты в детях Омеги просыпается дурное», - ворчала про себя она и, активно доводя своего электронного помощника до истерии, всё-таки обнаружила не меняющуюся энергетическую точку в небольшом помещении. От разнообразия схем, предоставляемых сканнером, рябило в глазах. Однако девушке всё-таки удалось закоротить систему, которая не позволяла пробиться через весь шум, наполняющий комнатку. Она осторожно вошла внутрь, прислушиваясь к каждому звуку. Сердце начинало колотиться в груди всё сильнее. Дрелла бесшумно подошла к столу и проверила все ящички на предмет необычных и интересных бумаг. К слову, одну из них она всё-таки нашла. Это было похоже на небольшой кусок схемы какого-то устройства. Внизу, мелко и убористо было написано «А. Беннет». Эрлок нахмурилась и продолжила поиски, но ничего более конкретного относительно учёной не нашла. Зато обнаружила несколько любопытных бумаг, связанных с коррупцией и контрабандой, которые вполне могли отравить жизнь мужчине на некоторое время, а саму учёную спасти от печальной участи. Всё это дрелла заботливо сложила во внутренний кармашек форменной куртки. Время стремительно уходило как песок сквозь пальцы. Внутри неясно закопошилась интуиция, сигнализируя о приближающейся опасности.
«Неужели зря сунулась, а Аша просто хранила проект где-то в ином месте, о котором не знали ни муж, ни родня?» - она в задумчивости провела рукой над столом, и на нём мигнул какой-то элемент. Удивлённо моргнув, Нирит проделала трюк ещё раз, на что откликнулось встроенное устройство. Приложив палец к неясному элементу, девушка обнаружила, что на столе зажглась панель. Она нажала на одну из кнопок, но те вспыхнули красным и обиженно погасли. Сощурившись, сотрудница службы безопасности прибегла к иной хитрости, которая позволила обнаружить отпечатки пальцев хозяина на столешнице. Она нажала на кнопки в правильном порядке, и на противоположной стене зажегся экран, на котором в правом нижнем углу завертелся до боли знакомый значок.
«Ах ты, крыса», - фыркнула про себя девушка и в тот же момент услышала далёкий шелест открывающейся двери и голос ВИ, который приветствовал хозяина. В этот самый момент дрелла резко сменила цвет с бирюзового на белый, а после наобум хлопнула рукой по столу, чтобы уже через секунду выскочить за пределы скрытого кабинета. В самом помещении что-то щёлкнуло и звякнуло, видимо, система блокировки всё-таки перезагрузилась. Эрлок чертыхнулась про себя, ведь она не успела сделать снимок экрана с обличающим значком организации, натворившей немало бед на Цитадели месяц назад. Панно встало на место. Затаившись за одним из диванов в компании осуждающе щурящейся кошки, Эрлок старалась дышать как можно реже, прислушиваясь к шагам мужчины и неясным ругательствам относительно «треклятой журналистки». Ничего конкретного мистер Беннет не говорил (всего-то строил кровожадные планы расправы над Калиссой), он тут же направился в свой скрытый кабинет и, судя по звуку, буквально рухнул в своё скрипучее кресло.
Немного пораскинув мозгами, девушка решила, что сейчас был самый лучший момент для побега, которым воспользовался бы даже самый последний идиот. Прошмыгнув на кухню, девушка бесшумной мышью юркнула в вентиляцию и была такова. Выбравшись на свет белый, дрелла не ожидала увидеть неподалёку от себя удивлённых жителей Цитадели, которые решили скрасить свой день небольшой прогулкой. Работница СБЦ хмыкнула, глядя на них, отряхнула штаны и протянула:
- Видимо, мальчишку всё-таки куда-то затянуло.
После этого она состроила очень напряжённую мину и бодрой рысью побежала в сторону штаба. Уже через полчаса по душу Беннета явились сослуживцы, которые брали мужчину под стражу до выяснения обстоятельств. Саму Нирит для приличия «прополоскал» Бейли, но было видно, что он доволен возможностью задержать мерзавца, который так и норовил выскользнуть из рук чистеньким и сухим.

+4

8

Когда дверь открылась и тут же закрылась, Анна презрительно фыркнула: в больнице отвратительная техника.
Аша по-прежнему лежала без движения с закрытыми глазами. Судя по всему, она больше никогда не встанет с кровати, и ей не суждено увидеть белого света. Даже если мистер Беннет виноват, по закону вроде как нельзя дважды по одному и тому же делу судить человека. В суде он был, процесс выиграл, и даже если Аша встанет и укажет на него пальцем, конкретно по этому обвинению его нельзя посадить.
В глаза бросилась увесистая резная шкатулка на тумбочке ученой. Анна от нечего делать закинула ноги в туфлях на кровать Аши, в подножье, и потянулась за шкатулкой.
Золота внутри, пожалуй, хватило бы на покупку целой исследовательской лаборатории со всеми наворотами: дорогие украшения с крупными каменьями были сложены аккуратной горкой. Анна потянула цепочку из горки золота, и хмыкнула: на каждом украшении стоял регистрационный штамп, даже украв украшение, его можно было только расплавить и сбыть за бесценок. Для индийских женщин хранить золото в семье - святая обязанность, неудивительно, что Аша при всей ее скромности обладала внушительным неприкосновенным капиталом. Впрочем, вряд ли Беннет женился на ней из-за одной шкатулки. Насколько Князева знала, муж равнодушно осыпал Ашу золотом и всеми благами цивилизации, не требуя ничего взамен.
Когда вошла Калисса, Анна равнодушно рассматривала золотые цацки, пытаясь сложить мозаику в голове. Ног она так и не убрала с кровати.
- Если он правда все это сделал, - вздохнула Князева, - То даже если ее не отключат, все равно Аша умрет.
Вокруг ученой долго плели невидимую сеть, которой она не замечала. Простой выстрел в грудь решит все проблемы мужа, передозировка снотворным, падение из окна - вариантов море, на любой вкус и цвет.
"На чьей стороне?"
Чуть раньше, узнав о такой беде, Анна бы кинулась помогать со всех ног. Исцеление после плена в Жнеце должно было преисполнить ее надеждой и энтузиазмом, но на деле все было иначе. Даже если у тебя суперспособность, это ничего не меняет. Более того, засветившись в этом деле, Анна может погибнуть: Жнецы с удовольствием прихлопнут носителя кода.
- Мне бы кто помог, - пробормотала Князева, задним умом понимая, что вдвоем против такого гиганта им не пойти. Она захлопнула шкатулку Аши, и чисто случайно посмотрела в сторону коридора. - Ты смотри, знакомые все лица!
Вскочив, Князева распахнула дверь в палату, чтобы услышать мистера Беннета по телевизору:
- Таким образом, я благодарен за то, что сотрудники СБЦ обнаружили этот тайник в моей недавно купленной квартире. Хорошо, что все обнаружилось сейчас, ведь по истечении срока давности сроком в два года я бы уже вряд ли смог доказать свою непричастность. Тем более, этот стол уже был у нас в квартире на момент переезда.
Все лицо его играло целую гамму эмоций: тут и облегчение, и понимание. Ах, какой у нас сознательный гражданин!
- В любом случае, моих отпечатков там не обнаружат, это не мой рабочий стол, в нем хранила документы моя жена, - голос дрогнул.
Биотичка хмыкнула и закрыла дверь. Ясно все: что-то нашли в доме, но они с женой недавно переехали, да и, судя по всему, его отпечатков там правда нет. Бред, но вполне может прокатить с юридической стороны. Два года - срок, когда можно оспорить жилищные вопросы - еще не истекли, так что опять СБЦ пролетают. Через пару дней его выпустят, не сумев предъявить доказательства.
- Этот козел сейчас все на Ашу спихнет, - хмуро повернулась девушка к Калиссе. - В крайнем случае, на прежнего жильца. Если бы ты могла выкрасть ее, Альянс мог бы забрать ее после вывоза с Цитадели.
Адмиралы - люди неглупые, и понимают, чем все запахло. А раз тут фигурирует Цербер, они тем более насторожились. Но сейчас им скандалы и ссоры с богатейшей прослойкой населения вообще без надобности, как и судебные иски в их сторону. Однако если бы Ашу кто-то передал им, они могли бы оформить ее как Джейн Доу, и спрятать где-нибудь, пролечить как следует.
- У меня вот нет собственного корабля, - передернула плечами адепт, - У тебя тоже вряд ли. Разве что ты свяжешься с Явиком, а тот - с Шепардом. Спектр мог бы помочь, будь он здесь.
Если бы Беннет вздумал убить Ашу до войны и ареста коммандера, тот имел бы больше возможностей помочь. Однако сейчас его буквально разрывают на части, и времени ждать капитана нет. Ну почему, почему она всегда попадает в тупик? Помощи ждать абсолютно неоткуда, они одни. Даже имея на руках кучу золота, нельзя помочь: оно на имя Аши, его не продашь, им за корабль не заплатишь.
- Я присоединюсь к этой операции, только если буду уверена, что могу помочь, - наконец сказала Анна, - Я тоже рискую жизнью, как и Аша. За последние дни я обзавелась могущественными врагами.
"Ага, вся армия Жнецов и Предвестник во главе", - с иронией подумала Князева, - "Теперь я в списке ТОПовых жертв, после шепардовской команды и адмиралов с советниками. Какая честь!"
Она зло вытряхнула из кармана сигаретную пачку, но, помня, что тут не курят, забарабанила пальцами по пластиковой обшивке кресла. С последней встречи с Калиссой она стала более нервной, и вообще, раньше была приятнее. Журналистка же оставалась прежней с виду: была готова с помощью своей камеры надрать зад кому угодно.

+3

9

Балак выжидал. К активным действиям он намеревался перейти только в том случае, если бы кто-то решил привести вынесенный раненой приговор в исполнение. Появление в палате ещё и уже знакомой ему по встрече в этой же больнице журналистки заставило батарианца вернуть пистолет на портупею. Конечно, он запросто мог избавиться от обеих женщин сразу, но прятать два трупа было бы сложнее, нежели один, да и поднимать шум без особого на то повода старому разведчику не хотелось, а потому ему оставалось лишь ждать, надеясь, что заряда батареи маскировочного модуля окажется достаточно, и слушать женский разговор. Всё указывало на то, что он и землянки по иронии судьбы оказались по одну сторону баррикад. Вопрос был лишь в том, как обсудить с ними возможное сотрудничество? Обнаруживать себя Балак не спешил, поскольку реакцией одной или обеих женщин могла оказаться паника, что привело бы к срыву всей операции. Невидимый военачальник прошёлся по палате, внимательно слушая новости. Известие о том, что Виджей Беннет в очередной раз остался чист перед законом, заставило его беззвучно усмехнуться. За последние несколько дней вокруг этого человека произошло слишком много странных событий, чтобы можно было посчитать все их всего лишь неудачными совпадениями, однако Служба Безопасности Цитадели, по всей видимости, готова была проглотить его объяснения. Работай она по образцу батарианской системы правосудия, и подозреваемый оказался бы в камере до конца следствия без права на телефонный или какой-либо иной звонок. Но не успел Балак мысленно разнести законы Пространства Цитадели в пух и прах, как человеческие женщины вновь заговорили. И с каждым словом той из них, что была моложе, на его лице расцветала довольная улыбка. Землянки хотели спасти учёную, но у них не было для этого средств, и батарианец мог предоставить им как минимум корабль. Но оставался прежний вопрос: как связаться с ними, не обнаружив себя раньше времени. Балак активировал инструментрон, и его пальцы быстро забегали по виртуальной клавиатуре. Создать закрытую локальную сеть и подключить к ней инструментроны обеих женщин без их ведома, оказалось несложно – установленные каждой из них системы безопасности не были рассчитаны на столкновение с полноценной боевой программой, написанной кодом, неиспользуемым в Пространстве Цитадели. Электронные письма пришли к обеим землянкам одновременно. Текст их был идентичен: „Если вы действительно хотите спасти Ашу Беннет, закройте дверь палаты и ждите. Ровно через пять минут её переведут из реанимации в блок интенсивной терапии. Ещё через пять минут после этого – в приёмное отделение. Через три минуты после этого выйдет из строя главный компьютер больницы, и у вас будет от пятнадцати до тридцати минут, чтобы забрать её. Направляйтесь к космодрому, там вас будут ждать“.

+4

10

Глядя на Анну, Калисса укоризненно покачала головой, но ничего не сказала, а потому понять, осуждает ли она то, как девушка расселась на постели умирающей, или её интерес к чужим драгоценностям, было невозможно. От комментариев журналистка воздержалась лишь потому, что у неё слишком кружилась голова, чтобы устраивать ещё один скандал. Кроме того, Анна, по всей видимости, тоже отнюдь не горела желанием беспомощно наблюдать, как Беннет будет отключать свою жену от системы жизнеобеспечения, а потому Калисса отнюдь не хотела с ней ссориться. Сенсации бы из этого не получилось, а судьба несчастной учёной оказалась бы решена. И свежие новости это только подтвердили. Журналистка привычно активировала инструментрон и проверила сводки новостных служб-конкурентов.
- А я, оказывается, пропустила сенсацию, – с мрачной усмешкой произнесла она. – Плакала моя квартальная премия! – женщина театрально схватилась за волосы, но вдруг резко успокоилась, а на её лице появилось подобие улыбки.
- Интересно, я одна заметила, что Виджил Беннет оправдывается в том, в чём его ещё даже не обвинили? – спросила она, обращаясь сразу и к себе и к Анне. – Хорошо бы заручиться поддержкой больничного психолога в анализе его речи, но обрати внимание – он как будто заранее знает, каких подозрений ожидать, а ведь если бы этот тайник был для него секретом, то вёл бы себя куда сумбурнее. Что-то здесь не то. Вот только на одном только анализе речи подозреваемого обвинения не выстроить! А вот статью – запросто! – журналистка, забыв, где находится, тут же набрала пару команд на инструментроне, пересылая самую полную запись интервью с Виджилом Беннетом в свой видеодрон, после чего скомандовала последнему подлететь к ней и включить камеру.
- В эфире „Westerland News“, и с вами я – Калисса Бинт Синан аль-Джилани. Я веду свой репортаж из палаты реанимационного отделения больницы Гуэрта, в которой из последних сил борется за жизнь Аша Беннет – жертва неудачного покушения со стороны собственного мужа! Вы спросите меня, как я смею разбрасываться подобными обвинениями, если Виджил Беннет был оправдан в зале суда? А вы просто посмотрите на этого „безутешного вдовца“! Он с трудом скрывает своей радости, что может довести своё чёрное дело до конца, а когда в его квартире вдруг обнаруживается тайник, ведущий не куда-нибудь, а к самому „Церберу“, он, вместо того, чтобы искренне удивиться этому, как и положено честному гражданину, тут же начинает оправдываться, словно уже давно готовил оправдательную речь, ожидая раскрытия своих тёмных секретов ежедневно, ежечасно, ежеминутно, ежесекундно! – Калисса говорила, а видеоредактор её инструментрона, под её чутким руководством, выбирал лучшие кадры из интервью Беннета и недавнего скандала с его охранником. Внезапно инструментрон журналистки запищал, уведомляя её о приходе электронного письма. В тот же момент аналогичный сигнал подал и уни-инструмент Анны.
- Вы спросите, а причём здесь Виджил Беннет? Он утверждает, что ни при чём, но подумайте над всем, что я вам сказала. С вами была Калисса Бинт Синан аль-Джилани! – она ободряюще улыбнулась в камеру, отправила репортаж в редакцию и тут же открыла сообщение с неизвестного адреса.
- Это что, шутка такая? Если да, то у кого-то совершенно отвратительно чувство юмора. Или это ловушка? – Калисса продемонстрировала Анне полученное письмо.

+4

11

Нирит мрачным изваянием стояла над душой своего командира.
- Ты же знаешь, я не могу повлиять на это дело, - несколько ворчливо отозвался Бейли, который уже как полчаса пытался выпроводить назойливую инопланетянку из своего кабинета. – А ты вообще должна быть благодарна, что я не вынес тебе выговор в личное дело и вообще не уволил из СБЦ.
Эрлок нахмурилась ещё больше, но не могла не признать правоту мужчины. Действовала она самовольно и незаконно, за что вполне может полететь голова самого командира.
- В общем, если я не могу сдержать твою неуёмную энергию, то пущу её в мирное русло, - уставшим голосом заключил Бейли. – Заступаешь на дежурство в больнице у палаты Аши. Если этот.. мистер Беннет всё сваливает на жену, то она временно будет находиться под наблюдением. Связь с «Цербером» даже тем, кто в коме, не может сойти с рук.
- Есть, сэр, - вздохнула девушка. – Вы же не думаете?
- Нет, - покачал головой мужчина. – Но это один из шансов попытаться сохранить ей жизнь. К тому же слишком многое связано в последнее время с Виджеем. И при этом он не хочет подать какой-либо иск или же заявить, что его имя пытаются очернить. Все совпадения больше похожи на закономерность. Несколько дней его будут держать в СБЦ, а что последует дальше – неизвестно. Можешь идти.

Нирит не посмела более задерживаться в кабинете Бейли, поспешив скрыться с его глаз, пока он не передумал. Настроение было весьма паршивым, а голова начинала неприятно гудеть. Наверное, уже самому глупому существу понятно – Беннет в чём-то да замешан. И только СБЦ продолжало с ним расшаркиваться, пытаясь подловить на какой-нибудь мелочи. Радовало, что для них было странным: найденный в своём доме тайник, мужчина не решился ранее раскрыть правоохранительным органам. Было бы более правдоподобно, если бы он и вовсе не знал о существовании кабинета, но это было не так. Его оправдательная речь разыгрывалась как спектакль, словно была придумана уже давным-давно. Эрлок очень надеялась, что время, на которое стражи порядка могли задержать потенциального преступника, они потратят с пользой. Можно же найти прежнего хозяина, тщательней разобраться в показаниях самого Беннета. Но пойди перехитри прожжённого интригана.
Девушка очередной раз вздохнула: сейчас ей самой нужно было вести себя тише воды и ниже травы, если она всё ещё хочет являться блюстителем порядка. А она не просто хотела, она жаждала этого всей душой. Проходя мимо допросной, где находился Виджей, дрелла ненадолго остановилась и поджала губы. Мужчина вёл себя так, будто являлся хозяином положения. Он был совершенно расслаблен. И это злило вдвойне. Ужасно хотелось стереть самодовольную улыбочку с холёного лица преступника, но сделать это в ближайшее время было невозможно. Уж поджидать его в тёмном проулке девушка точно не собиралась, хотя могла бы.
«О, Боги, это дело точно доведёт меня до греха», - мысленно ворчала на себя Эрлок, выходя за пределы штаба и направляясь в сторону больницы. Её немного порадовал тот факт, что Аша будет временно находиться под наблюдением в качестве подозреваемой, если уж её любимый муженёк решил свалить все шишки на голову жены. В конце концов, если женщина была действительно связана с террористами-всея-Галактики, то совершенно непонятно – с чего Беннет решил, что может распоряжаться её жизнью? Нападений на него не было, следовательно, Цербер одобряет его действия? Или мужчина всё-таки связан с организацией, а Аше не повезло найти этому какое-то подтверждение? Поднимаясь на лифте на нужный этаж, девушка усиленно растёрла лицо руками. Дело с течением времени становилось более запутанным.  Уже через пару минут, экипированная в лёгкую броню со значком Службы Безопасности Цитадели и во всеоружии, Нира вошла в больничный комплекс, внимательно оглядев светлое помещение приёмного покоя. Однако ничего подозрительного разглядеть не удалось, и она спокойно и уверенно направилась в сторону палаты Аши, где дожидался смены товарищ по оружию.

+4

12

Анна пожала плечами, слушая аргументы Калиссы:
- Все равно, доказательств как не было, так и нет. Весомых доказательств, - поправилась она.
Калисса, похоже, записывала еще один репортаж. Интересно, сколько она уже заработала за сегодня? За такие сенсации новостной канал много отваливает, ибо подобные репортажи собирают у экранов кучу народа.
"Мне бы такую работу", - полусонно моргала Анна, устраиваясь поудобнее, - "Делать что-то стоящее и богатеть, становиться весьма и весьма уважаемой весомой личностью".
Послушав немного Калиссу, она открыла в инструментроне "Монополию", чтобы немного отвлечься, пока подруга работает, но получила письмо.
"Опять спам?" - уныло подумала она, вспоминая, как в прошлый раз ей предлагали увеличить ханарские щупальца. Или нарастить с нуля. Или отрезать - что угодно, лишь бы клиент обратился. Фильтр против спама настроить не удавалось, и отдавать за нормальный фильтр большие деньги Анна не могла - денег и без того было не так уж и много.
- Я не понимаю, - пробормотала Анна, читая сообщение. Похоже, в игру включился кто-то еще. С тем же успехом это могли быть агента "Цербера", решившие похитить ученую для индокринации.
Но проблема была в том, что придется рискнуть, и сделать все как хочет автор письма. Нужно выманить его на свет сразу, чтобы разобраться, чего он хочет на самом деле: убить или спасти.
И оружия нет. Анна скрипнула зубами, вспоминая о своем дамском пистолетике и броне, которую пришлось оставить дома. Она не знала, как пройти контроль с оружием, попасть в обезьянник не хотелось, да и сначала она вовсе не ставила целью вооруженное столкновение с кем-то.
"Спокойно", - выдохнула она, поднимаясь, - "Я биотик, я сама по себе оружие".
Закрыв дверь по просьбе отправителя, девушка присела на краешек кровати.
- Судя по всему, бегать придется, - испуганно сказала биотичка, - Как же я на каблуках?
Она только-только училась ходить в неудобных туфлях, в рамках нового маскировочного стиля. Это было обязательно: родители говорили, что, по-хорошему, нужно менять вообще все, от цвета глаз до тона кожи, и сделать себя визуально выше - меньшее, что она может.
Конечно, все очень мило, но от обычных кроссовок она бы сейчас не отказалась.
- Он хочет перевезти ее поближе к выходу, чтобы мы могли укатить Ашу отсюда, - догадалась Анна, - Калисса, ты не вызовешь такси? Нам понадобится машина и, пожалуй, инвалидное кресло.
Все происходило как сказал незнакомец: женщину катали по всей больнице, пока Анна и журналистка поспевали следом. Анна чисто на автомате сгребла абсолютно все вещи Аши в узелок, который соорудила из вещей пациентки, лежащих тут же. Чисто на всякий случай, мало ли понадобятся. Узелок получился маленький, но увесистый из-за шкатулки с золотом Аши. Миссис Беннет наверняка оценит этот жест.
Пока Аша ездила туда-сюда, Анна спустилась в приемное отделение. Надо было поспешить: времени очень мало.
Она обнаружила несколько сложенных кресел, и поспешила к ним. Вытащив одно из кресел, девушка, зажав в зубах узелок - тяжелый, мать моя, чуть зубы не выскочили! - Анна разложила кресло и, положив узелок на сиденье, деловито покатила кресло к лифтам, дожидаясь Ашу и Калиссу в сторонке.
Ни дать ни взять примерная внучка в школьной юбке и блузке, ожидающая пожилую бабулю.
У них минут двадцать на то, чтобы украсть пациентку, перевезти ее в космодром, а потом она поступит в розыск. О Господи! Она же еще и больна! А как же аппарат жизнеобеспечения? Его придется везти следом за креслом, втискивать в аэрокар, причем аккуратно. А капельницы? А прописанные лекарства и уколы? Анна никогда не ухаживала за смертельно больным человеком, но подозревала, что это сложно.
Мимо прошла симпатичная девушка-дрелл с с выразительными зелеными глазами. Судя по форме и оружию, девушка при исполнении, работает в СБЦ.
Сейчас СБЦ - главный враг. Они могут отнять Ашу и водворить ее на место, а Калиссу и Анну посадят как сообщниц. Анна опустила голову и сделала вид, что ковыряется в свертке на сиденье инвалидного кресла. Темные длинные волосы полностью закрыли ее лицо, и теперь опознать можно только по одежде.
"Меня наверняка снимают камеры", - в ужасе подумала Анна, - "Сегодня же куплю новую одежду и наращу себе розовые пряди".
Как только Аша приедет на этаж, Анна подождет сигнала Калиссы и закатит коляску в палату, где они вдвоем посадят Ашу и вывезут наружу. План вроде неплох, только бы исполнение не подкачало. Анна все-таки впервые похищала человека.

Отредактировано Anna Knyazeva (2015-12-13 22:48:59)

+3

13

Коды доступа дипломатического уровня вкупе с военными алгоритмами компьютерного взлома позволили Балаку без особого труда войти во внутреннюю сеть больницы Гуэрта и внести необходимые коррективы в план лечения Аши Беннет, попутно оставив в ядре системы вирус, задачей которого и было вывести всю сеть из строя. Конечно, это ставило под удар всех находившихся в блоке интенсивной терапии и реанимационном отделении пациентов, но среди них не было ни одного батарианца, а потому старый разведчик счёл это приемлемым риском. Жизнь учёной, пусть и человеческой, стоила куда больше. Наблюдая за автоматическими отчётами компьютеров и мониторами видеокамер системы безопасности больницы, Балак обнаружил ещё одно вторжение в её внутреннюю сеть, менее профессиональное, нежели его собственное, но достаточно умелое, чтобы Служба Безопасности Цитадели не смогла ничего обнаружить. Кто-то ещё очень интересовался Ашей Беннет, а точнее – её электронной историей болезни. Вот только он не собирался манипулировать её перемещениями по больнице. Вместо этого неизвестный заменил лечащего врача-саларианца на некоего доктора Оскара Уайта, биометрические характеристики которого соответствовали потомку выходцев из Солнечной системы, после чего сотрудник с такими именем и биометрическими данными внезапно появился в списке реаниматологов больницы Гуэрта. Батарианец вышел из палаты и быстро зашагал в направлении выхода из отделения, на ходу сверяя время. У него оставалось около пяти минут до выхода серверов из строя. Тем временем на мониторах внешних камер возник аэрофургон, который вальяжно занял одно из мест на служебной парковке перед больницей. Из него вышли пятеро человек в медицинской форме и хирургических масках. Быстро переглянувшись они направились к служебному входу. Сверив бортовой номер аэрофургона, Балак убедился, что машина принадлежала пресловутому доктору Уайту. Всё указывало на то, что его конкурентами в схватке за жизнь злополучной учёной оказался уже успевший набить оскомину всей Галактике „Цербер“. Батаринец ускорил шаг, поглядывая на мониторы взломанных камер. Четверо из пяти вошедших в больницу человек остались в приёмном отделении, а один из них прошёл к служебному лифту. Догадаться, куда он направился, было несложно. Самозваный доктор решил, что в одиночку он привлечёт меньше внимания и спешил в реанимационное отделение, чтобы подвергнуть свою „пациентку“ эвтаназии. Старый разведчик хотел было отправиться на перехват, но передумал – слишком велик был риск того, что увидев тяжёлую пациентку в приёмном отделении, подручные убийцы что-нибудь заподозрят и решат начать устранение всех подряд. Балак вошёл в лифт и сверился с часами. По его расчётам, пациентку как раз должны были ввозить в приёмное отделение. Теперь всё зависело от расторопности её соплеменниц. Двери раскрылись, и всё ещё невидимый батарианец увидел, как из служебного лифта выкатили кушетку с Ашей Беннет. Громоздкая из-за встроенного аппарата жизнеобеспечения конструкция быстро ехала по коридору под управлением медсестры-турианки. Из одной из палат выскользнула журналистка, но почти в тот же момент к подозрительной кушетке направились и липовые медики, на ходу запуская руки под белые комбинезоны. Выбора не оставалось. Балак резко ускорил шаг. Его визоры ярко вспыхнули, привлекая всеобщее внимание, а мгновение спустя отключился маскировочный модуль. Замаскированные боевики „Цербера“ замерли, не решаясь достать оружие, зато сотрудники Службы Безопасности Цитадели тут же потянулись за своим.
- Забирайте её! Быстро! – крикнул старый разведчик, обращаясь к журналистке и искренне надеясь, что она это поймёт, после чего распахнул плащ и сорвал с портупеи оба M-358 „Коготь“. Церберовцы всё ещё не были уверены как в том, что внезапно появившийся батарианец пришёл за тем же, зачем и они, так и в том, что он собирался стрелять не по сотрудникам Службы Безопасности Цитадели, которые уже брали его на мушку. И это дало ему небольшое преимущество – первые два выстрела достигли своих целей, сразу сократив численность боевиков вполовину. Однако и стражи порядка тут же открыли огонь, заставив Балака перемахнуть стойку регистратуры, укрываясь от пуль. В следующий момент свет в больнице погас, и все двери распахнулись – автоматическая система управления вышла из строя вместе с компьютерной сетью.

+4

14

Тот факт, что Анне пришло такое же сообщение, как и ей, заставил Калиссу задуматься. Всё указывало на то, что кто-то и в самом деле решил прийти им на помощь. Или же, наоборот, убить Ашу Беннет их руками. Однако оба варианта давали им возможность хотя бы попытаться спасти несчастную женщину. Вопрос был лишь в том, как это сделать? В ответ на просьбу вынужденной напарницы вызвать такси, журналистка едва не покачала головой – для того, чтобы куда-то перевести такую тяжёлую пациентку, какой была Аша Беннет, потребовался бы, как минимум, фургон, так как в обычный аэрокар даже портативная система жизнеобеспечения могла и не влезть, но спорить она всё же не стала и быстро набрала номер службы внутреннего транспорта Цитадели.
- Добрый день, вас беспокоит Калисса Бинт Синан аль-Джилани. Пожалуйста, пришлите аэрокар к больнице Гуэрта. И побыстрее, пожалуйста, я очень спешу. Со мной будет моя тяжело раненая троюродная племянница, она в тяжёлом состоянии, но доктор разрешил перевезти её в медицинский центр в другой звёздной системе, поэтому мы едем на космодром, и её лучшая подруга, – Калисса поморщилась, чувствуя, что и сама не верит в то, что только что наплела, но виртуальный интеллект автоответчика оказался менее проницательным.
- В течение получаса? Хорошо. Большое спасибо! – она завершила вызов и обернулась к Анне. – Нас будет ожидать малиновый аэрокар. И лучше бы нам поспешить, чтобы успеть подготовить Ашу к выходу! – журналистка направилась было к лифту, однако стоило двум медбратьям войти в палату Аши, как она тут же активировала видеодрон и поспешила за ними, намереваясь сделать вид, словно снимает репортаж о том, как врачи сражаются за жизнь теперь уже не потерпевшей, а подозреваемой по делу об активности „Цербера“ на Цитадели, но почти сразу же сообразила, что рискует лишь привлечь к несчастной женщине лишнее внимание, а потому предпочла последовать за медиками на почтительном расстоянии. По счастью переезды миссис Беннет сперва в блок интенсивной терапии, а потом и в приёмное отделение прошли без приключений, а потому в самом конце последнего она опередила медсестру-саларианку и кушетку со встроенной системой жизнеобеспечения, на которую Ашу переложили в блоке интенсивной терапии, и помчалась заглядывать в палаты в поисках сообщницы. Краем глаза она заметила какое-то движение и машинально обернулась. Навстречу тяжёлой пациентке направились четыре человека в медицинской форме. На них Калисса толком и не обратила внимания, а вот то, как в пустоте вдруг сверкнули четыре глаза, заставило её вспомнить нечто, что она уже видела совсем недавно и в этой же больнице. И в подтверждение её худших опасений, в коридоре приёмного отделения внезапно возник облачённый в чёрный плащ батарианец – Ка’хайрал Балак – террорист номер один в Галактике. Журналистка в ужасе замерла, наблюдая, как сотрудники Службы Безопасности Цитадели почти синхронно потянулись к оружию. Она ожидал, когда они начнут орать, чтобы батарианец бросил оружие, но первым нарушил повисшее молчание как раз он. Сперва брюнетка не поверила своим ушам – террорист словно обращался не к кому-нибудь, а как раз к ней и Анне. А потом он открыл огонь. И то, что жертвами его пуль стали отнюдь не стражи порядка, а люди в медицинской униформе, заставило женщину поверить ему. Вот только последовать его совету оказалось куда сложнее, нежели могло показаться на первый взгляд – внезапно в больнице отключилась вся электроника, и холл приёмного отделения погрузился во тьму. Калисса активировала прожектор видеодрона. Уцелевшие лжемедики выхватили из-под белой униформы пистолеты M-358 „Коготь“ и синхронно прицелились в беспомощно лежавшую на кушетке Ашу Беннет. Сотрудники Службы Безопасности Цитадели, вместо того, чтобы заняться ими, расстреливали стойку регистратуры, за которой спрятался от их шквального огня батарианец. Счёт шёл на секунды. Журналистка подхватила из рук внезапно нашедшейся Анны инвалидное кресло и с размаху обрушила его на голову одного из убийц. Второй мгновенно отреагировал, взяв её на мушку, но видеодрон аль-Джилани тут же развернулся к нему, направляя свет прожектора мужчине в глаза. Тот попытался выстрелить вслепую, но пуля прошла над головой журналистки, та подхватила оружие оглушённого убийцы и выстрелила в оставшегося. Тот захрипел и рухнул на пол, зажимая пробитое навылет горло. Калисса тут же добила его подельника и посмотрела по сторонам. Рассчитывать на то, что теперь ей с вынужденной напарницей удастся незаметно выкатить Ашу из больницы, было глупо, а потому приходилось импровизировать. И для начала стоило помочь батарианцу, пусть тот и не заслуживал доверия. Всё указывало на то, что именно он спланировал похищение миссис Беннет, а потому оказывался той самой последней надеждой Калиссы и Анны. Журналистка резко подскочила к подельнице и схватила её, словно живой щит, приставляя пистолет к её виску. Переключив вывод микрофона на видеодрон и поставив громкость его динамиков на максимум, она рявкнула на всё отделение:
- У меня заложница! Всем бросить оружие, лечь на пол и положить руки на голову! – она быстро осмотрелась и перевела дуло трофейного пистолета на дреллу в форме сотрудницы Службы Безопасности Цитадели. – Ты! Да, вот ты! И ты, за стойкой! Батарианец! Я к тебе обращаюсь! Вы, двое! Немедленно покатили эту кушетку с больной к служебному выходу отсюда! Я реквизирую у больницы карету „скорой помощи“! Быстро! Делайте, как я сказала, или всеми богами клянусь, я пристрелю эту девчонку! – Калисса искренне надеялась на то, что к её требованиям действительно прислушаются, и что Анна, когда всё закончится, не примется швырять её биотикой обо все стены.

+4

15

Это задание могло бы стать рядовым, если не считать уровень важности человека, которого нужно было стеречь. Дрелла спокойно приближалась к сослуживцу, когда приметила его озадаченный взгляд, направленный на вход в больницу. Она резко обернулась, тут же фокусируя взгляд на пятерых непонятно откуда взявшихся врачей.
«С каких это пор они передвигаются подобными группами да ещё и без больного?» - несколько мрачно спросила у самой себя девушка и, повинуясь какому-то неясному чувствую, решила не двигаться дальше. К тому же она ничего не теряла, ведь Ашу вывезли в приёмный покой, чем немало озадачили дреллу. Она с удивлением смотрела на медсестру, а кинув взгляд на своего товарища пришла в ещё большее замешательство, ведь его удивление ничем не отличалось от её собственного. СБЦ не делало запроса о переводе больной куда-либо ещё. Да и кто так поступает? Она же в коме. Мысль об этом заставила её напрячься и насторожиться, отключившись от любых эмоций. Неподалёку маячила Калисса, которая давеча устроила шум в больнице. Выглядела она весьма озадаченно, обеспокоенно и особенно решительно.
«Опять будет кого-то бить?»
Неподалёку обнаружилась темноволосая девица с инвалидным креслом, которую Нирит не слишком рассматривала, сочтя недостаточно интересной ранее. Однако был один маленький нюанс – и незнакомка, и репортёрша интересовались Ашей, они то и дело сверлили её взглядом и явно заволновались по прибытии новых участников события. Когда один из странных врачей, на которых даже сама служительница больницы смотрела с немым недоумением, направился в сторону каталки; когда неожиданно из пустоты сверкнули две пары очков и явился тёмный силуэт батарианца, Нирит одним ловким движением отправила сигнал тревоги в СБЦ со своего инструметрона. Чутьё буквально трезвонило об опасности, и Эрлок схватила в руки пистолет, повинуясь отточенному инстинкту защитить.
- Балак, - с каким-то неясным шипящим звуком прохрипел со стороны сослуживец, так же выхватывая своё оружие и тут же наставляя его на батарианца. Нирит пока не слишком знала всех преступников Галактики в лицо, точнее, не была знакома с ними лично, а фотография не всегда позволяла достоверно рассмотреть объект. Поэтому сомневалась, что каждого незнакомого батарианца она может причислить к террористам. Товарищ по оружию, возможно, этим и промышлял. Однако имя, произнесённое им, было ей знакомо. Но одно то, что столпившиеся у выхода врачи, потянувшиеся за оружием, которое явно было спрятано под белыми халатами, заволновались при его появлении и не откликнулись на чёткий приказ, говорило о том, что он мог и не являться главным заказчиком. Восприимчивость и способность отключиться от эмоций, всё-таки неплохо позволяли сосредоточиться на главных деталях и не пришивать собаке пятую ногу. А вот её сослуживцы, далеко не всегда так поступали. Батарианец выстрелил и выстрелил не по СБЦ, чем его и наградили служители порядка в виде пулемётной очереди. Нирит выругалась и перекатилась в сторонку, за один из диванчиков, чтобы её ненароком не зацепило. В единый момент всё погасло и выключилось, но сослуживцы упорно палили в укрывшуюся цель.
- Ну не дураки? –  зло спрашивала себя сквозь зубы Эрлок, включая визор на режим ночного виденья и без зазрения совести стреляя в ногу одному из белохалатных палачей. В её интересах было оставить хотя бы одного преступника для последующего допроса. С пристрастием. И без доброго полицейского. Нира почти сразу приметила зажегшийся прожектор и не преминула выстрелить несколько раз по противнику в белом, у которого в запасе оказался кинетический щит. Когда он рассыпался, то мужчину хорошенько приложили стулом. Связываться с Калиссой было подобно самоубийству, что она наглядно доказывала в который раз.
«Атомная женщина», - думала дрелла, стреляя в руку целящемуся в журналистку «врачу», которого та успешно добила. На какое-то лёгкое и мимолётное мгновение в приёмном покое воцарилась тишина, которую разорвал громогласный крик журналистки. Нирит даже поморщилась от неприятного и громкого звука. Создавалось впечатление, что она старается докричаться до какой-то далёкой планеты. Её видеодрон неплохо справлялся с функцией осветительного прибора, в посему девушке пришлось отключить визор и скривить губы, но опустить оружие, которое выпускать из рук дрелла не планировала. Однако подумав с минуту, всё-таки опустила на пол. Безопасность невинных – была главным приоритетом любого служащего в СБЦ. По крайне мере, в это хотелось верить самой Эрлок. Девчонка в руках неадекватной журналистки не шевелилась, даже казалось, что она почти не дышит. Нирит с мрачным видом поднялась на ноги и кинула взгляд в сторону батарианца. После чего решила подчиниться требованию. По крайней мере, подкрепление уже было на подходе, а выследить угнанную «скорую помощь» труда не составит.
«Ну и зачем ей это? Она теперь взялась выпускать людей на свободу, как делают некоторые с животными?» - решительно не понимающая что происходит, дрелла подчинилась требованию и довольно сноровисто покатила каталку Аши в указанном направлении. Стоило выйти за пределы больницы, как немногочисленные служащие СБЦ осторожно и медленно направились следом, действуя на нервы и новоявленной преступнице и закоренелому борцу с оной. Нирит мысленно ворчала, упорно молча о подкреплении, а когда Аша была заботливо погружена в транспорт, мрачно и непримиримо сказала:
- Это слишком, даже для вас, Калисса, не находите? Придётся отвечать уже не перед судом, а кем-то посерьёзней, - можно сказать, что она таким образом решила немного потянуть время. К тому же, как правило, тех, кто исполнит волю преступника, обычно отпускают. Даже если она не возьмёт с собой ни её, ни незнакомку, ни батарианца, то по «скорой» всё равно не станут палить, по крайне мере, СБЦ точно. Аша была слишком ценна, хоть и не для всех.

Отредактировано Nirith Erlok (2015-12-21 09:23:45)

+4

16

Начиналось все хорошо, и Анна уже приготовилась к тому, что Ашу пересадят в кресло, даже узелочек убрала, когда начался самый настоящий ад.
Во-первых, неожиданно погас свет, и Анна осталась в полной темноте. Вокруг были люди, и она, опираясь на кресло, попыталась сориентироваться, куда идти. Похоже, все-таки двигаться придется вслепую.
Девушка хотела было направить немного биотической энергии в кончики пальцев, чтобы слегка подсветить дорогу, но тут же ухо ожег знакомый до тошноты звук выстрелов. В такой ситуации светиться просто опасно: в нее же первую и начнут стрелять.
Мужчина-батарианец, приказавший увезти Ашу, был где-то неподалеку, но Анна, шокированная происходящим, не могла сдвинуться с места. Она слишком давно не была на поле боя, после сцены со Жнецами прошло много времени, Анна отвыкла от таких вещей. Теперь кошмар вновь оживал уже здесь, на Цитадели. 
Даже факт того, что пуля не убьет ее, если только не попадет в голову, никоим образом не успокоил девушку. Больница была священным местом, куда прийти с оружием было равнозначно святотатству. Анна от души надеялась, что реанимационные аппараты перейдут на аварийные генераторы и никто не умрет сегодня из-за них.
Калисса, которая находилась тут же, решила проблему кардинально: она просто запустила в людей с оружием креслом. Анна почти чувствовала гордость и за себя, и за увесистое полуметаллическое кресло, быстро нашедшее цель: не зря старалась, ища этот агрегат.
Дрон журналистки тоже участвовал в перестрелке, как мог: этот маленький маньяк жестоко ослепил резким лучом бандита, и Калисса не только нейтрализовала его, но и обзавелась оружием. Анна про себя подумала, что если всех бандитов потом обобрать, можно на этом неплохо заработать - еврей внутри нее ликовал. Грабь награбленное, как говорится.
Вокруг творился хаос. Пациенты, посетители и доктора, которые не были замешаны в покушении, сейчас дико паниковали. Луч света на миг выхватил из толпы инвалида, который прыгал на одной ноге в сторону выхода. Как говорится, встань и иди.
Батарианец залег за стойкой, и Анна хотела было потихоньку толкать каталку к выходу, но Калисса повисла на ней клещом, объявив о том, что взяла заложницу.
Свою роль биотик сыграла на ура: сопли-слезы у нее начались, едва только открыли перестрелку. Резкая боль в боку заставила Анну вскрикнуть, но посмотреть вниз не было возможности. Она была заложником, начни Анна вольготно вертеть башкой, и никто из СБЦшников не купился бы на трюк.
Блузка с правой стороны тела нагрелась отчего-то и была влажной в том месте, которое ужасно болело. Правая рука испачкалась в теплой жидкости, и Князеву прошиб холодный пот.
Ее подстрелили!
Наверное, шальная пуля. Анна была очень близко к Аше, и в темноте кто-то вполне мог пальнуть в нее. Человеку в броньке один заряд что слону дробинка, но гражданскому этого вполне хватит.

"Вашу мать, я же сейчас регенерировать начну", - в ужасе подумала девушка, понимая, что момент выбран неподходящий. Калисса разболтает всем и вся об этом, она журналистка, ей нельзя доверять в этом вопросе. Главное сейчас - покинуть больницу так, чтобы никто не заметил крови.
Анна быстро подтянула узелок с вещами Аши к простреленному месту, надеясь, что никто не будет заниматься рассматриванием ее одежды. Потом она оторвет кусок блузки, снимет, да что угодно!
Та самая миниатюрная девушка-дрелл, которую Анна только что видела в приемном покое, грузила теперь тяжелобольную Ашу в скорую помощь. Биотичка все еще прижимала и свою сумку, и вещи Аши к боку, чтобы никто ничего не заметил. Кажется, все шло хорошо.
Сколько у них было времени? Анна старалась разыгрывать испуг, что отлично получалось из-за побледневшего в результате ранения лица, и потому очень шустро шевелилась, чтобы не задерживать Калиссу. Если дреллша поймет, что из Анны такой же заложник, как из Удины стриптизерша, все пойдет прахом. Батарианец все еще был с ними, и, судя по всему, явно намыливался ехать со всеми. Сама же Анна никак не могла понять, сквозное у нее или пуля застряла. Если сквозное, это хуже: значит, блузка с двух сторон уделана, труднее спрятать.

+4

17

O. O. C.

Написано в соавторстве с Калиссой Бинт Синан аль-Джилани, она пропускает следующий ход.

Балак довольно усмехнулся, возвращая пистолеты на магнитные держатели. Одна из человеческих женщин прекрасно поняла его идею и даже превзошла все его самые смелые ожидания. С деланым недовольством он поднялся из-за стойки регистратуры и молча подошёл к сотруднице Службы Безопасности Цитадели. Довезти злополучную учёную до аэрофургона „скорой помощи“ оказалось несложно, но в том, что просто так их не отпустят, старый разведчик был уверен, а потому как только полумёртвая учёная оказалась в салоне, он без лишних церемоний затолкал туда и остальных женщин, после чего запрыгнул в кабину.
- Беру командование операцией на себя! – бросил он новоиспечённым подельницам и рванул с места. Службу Безопасности Цитадели долго ждать не пришлось, причём бело-синие аэрокары, озарявшие всё вокруг красными и синими проблесковыми маячками и ревевшими резавшей слух сиреной, появились сразу с двух сторон.
- Держитесь крепче и убедитесь, что пациентка закреплена надёжно! – вновь крикнул Балак в салон, после чего активировал рацию.
- Говорит Ка’хайрал Балак. Захват цели прошёл успешно. Приказываю „Сюрпризу“ оставаться на орбите, сохраняя маскировку под саларианский фрегат „Дух Сур’Кеша“, приготовиться к стыковке в доке номер шесть космодрома Цитадели. Отсутствие вопросов я обеспечу. Всему экипажу готовиться принять на борт тяжело раненую пациентку. Пусть Шадель Рох’нан подготовит всё необходимое для реанимации. Ухожу от преследования Службой Безопасности Цитадели на машине „скорой помощи“. Как поняли меня? Приём!
- Вас поняли, командир! Готовы оказать всю необходимую поддержку! – тут же отозвалась Син. Балак чуть заметно улыбнулся, но тут же переключил всё внимание на управление аэрофургоном. Аэрокары Службы Безопасности Цитадели так и норовили зайти сразу со всех сторон, тем самым лишив его пространства для каких бы то ни было манёвров и заставив сбросить скорость.
- Аэрофургон „скорой помощи“ номер семь девять четыре пять два! Немедленно сбросьте скорость и идите на посадку! Повторяю, немедленно идите на посадку! – послышался усиленный динамиками громкоговорителей приказ одного из повисших на хвосте у батарианца офицеров. Балак лишь включил сирену и стробоскопы захваченной машины, после чего утопил педаль газа. Для своих размеров аэрофургон оказался неожиданно резвым. Батарианца даже вжало в кресло пилота, но это было скорее приятным сюрпризом. Вот только и аэрокары Службы Безопасности Цитадели тоже проектировались из расчёта на необходимость полётов на высоких скоростях. И всё же старый разведчик сумел выиграть несколько минут. Внезапно воздух расчертили пулемётные трассы – несколько аэрокаров открыли огонь без предупреждения, чем, по всей видимости, удивили даже экипажи остальных машин сил правопорядка. Догадаться, кто на самом деле скрывался под личиной сотрудников Службы Безопасности Цитадели, было несложно. „Цербер“ явно не собирался отказываться от своих планов. Внезапно Балак вновь обернулся к женщинам в салоне, на этот раз одновременно открыв перегородку, позволявшую при необходимости перебираться в кабину.
- Калисса Бинт Синан аль-Джилани? – он обвёл всех трёх девушек угрюмым взглядом. – Перебирайся ко мне! За руль, живо! – он резко перескочил в кресло, предназначенное для парамедика при движении к месту происшествия. Калисса было заколебалась, но активировавший инструментрон батарианец, уже не глядя, вновь окликнул её:
- За руль немедленно! Раз уж ты записалась в мои напарницы, выполняй мои приказы и дальше! Или мы все превратимся в горстку пепла!
Калисса, всё ещё так до конца и не пришедшая в себя от осознания того, что она уже успела натворить, и чему грозная отповедь дреллы отнюдь не способствовала, помотала было головой, но сообразив, что батарианец отнюдь не шутит, и если она не подчинится его приказу, то он вполне может позволить злополучному аэрофургону врезаться в стену какого-либо здания, что на такой скорости неизбежно закончилось бы для самозваных террористок и обеих их заложниц гибелью, покорно перебралась в кабину. Террорист номер один в Галактике тут же закрыл перегородку. Краем глаза взглянув на голографический экран его инструментрона, журналистка с удивлением поняла, что он быстро набирал какие-то команды. Однако ей тут же пришлось сосредоточиться на дороге, которую им предстояло прокладывать самостоятельно. Каким-то чудом она всё же сумела уклониться от церберовского огня, при этом и в самом деле едва не врезавшись в какое-то здание, вокруг которого суетились строительные машины, преимущественно управляемые виртуальным интеллектом. Внезапно один из башенных кранов резко развернул стрелу, от чего она оказалась точно на пути одного из бело-синих аэрокаров с чёрно-жёлто-белыми террористами. Их пилот среагировать на столь резко появившееся препятствие не успел. А в следующий момент огонь открыли и настоящие сотрудники Службы Безопасности Цитадели, по всей видимости, решившие, что террористы исчерпали их терпение. Калисса в ужасе завизжала, едва удержавшись от того, чтобы бросить руль и закрыть лицо руками, но крепкий тычок локтем под рёбра заставил её собраться с силами. Раньше она никогда не ездила на подобных скоростях, но перспектива получить пулю если не от стражей закона, то от батарианского террориста, сидевшего справа от неё, заставила злополучную брюнетку собраться с духом. Аэрофургон вылетел на одну из воздушных трасс, что заставило прекратить пальбу даже маскировавшихся под Службу Безопасности Цитадели церберовцев, всё же не желавших окончательно демаскировать себя. Впереди замаячил светофор, переключавшийся на зелёный. Балак набрал команду, и тот мгновенно стал красным. Один из бело-синих аэрокаров сел беглецам прямо на хвост, но стоило им пролететь на красный, как в него на полной скорости врезался массивный грузовик.
- Поворачивай налево! – рявкнул старый разведчик на мёртвой хваткой вцепившуюся в руль журналистку. Та не рискнула ему перечить и послушно вошла в поворот, почти положив аэрофургон на бок.
- Снижайся! – вновь скомандовал батарианец. „Скорая помощь“ вылетела на свалку. Бело-синие аэрокары преследователей не замедлили вновь появиться на горизонте. Пальцы террориста вновь забегали по голографической клавиатуре инструментрона. Внезапно один из автоматизированных уборщиков резко вывернул манипулятор, отправив контейнер с мусором точно в одну из машин стражей порядка. От удара она потеряла управление и врезалась в стену. Ещё один манипулятор вдруг ухватил пролетавший мимо него аэрокар за крыло, разворачивая его точно в ожидавшие погрузки мусорные контейнеры. Вновь заговорили пулемёты. Балак глухо выругался и, вывел вариант клавиатуры для двух рук, после чего вновь принялся набирать какие-то команды. Откуда-то сверху на уже заходившие на оптимальную огневую дистанцию аэрокары обрушился дождь из строительного мусора. Батарианец обернулся в салон.
- Офицер! – окликнул он дреллу. – Ты можешь связаться со своими коллегами и предупредить их о наличии в их рядах ряженные из „Цербера“? Я не знаю, как скоро служба компьютерной безопасности станции поймёт, что мне удалось взломать их алгоритмы, используя дипломатический уровень доступа, а как только меня лишат доступа к внутренней сети, оторваться от преследования будет куда сложнее!

+4

18

Сказать, что Нирит была в недоумении – не сказать ничего. Она откровенно потеряла разумную нить во всей этой истории. События завертелись с поразительной скоростью. Эрлок оказалась в одном пространстве с новоявленной террористкой и её жертвой, плавно перейдя в разряд заложницы батарианца. Она буквально вцепилась в каталку бессознательной Аши и даже подтянула её на себя, волком глядя на других женщин.
«Да что здесь происходит?!» - возмущался разум, пытаясь найти наиболее логичную мысль во всей суматохе. Служащая СБЦ оказалась почти  безоружной и, похоже, в меньшинстве. Дрелла кинула взволнованный взгляд на незнакомку, припомнив, что та была случайно ранена или ей показалось? Тогда чего так в сумку вцепилась? Погружаться в воспоминания не было времени, но Нира готова была поклясться, что видела красное пятно на блузке. Мельком, краем глаза. К слову, Калисса тоже вела себя весьма странно, словно весь её запал, что помог провернуть такую аферу, куда-то подевался. Действовали спонтанно, да ещё и под предводительством террориста номер один?
«Люди», - с каким-то неясным чувством досады подумала девушка, а после услышала сирену и первый приказ сослуживцев остановить аэрофургон. По мнению самой дреллы это требование не имело никакого смысла в данный момент. Пустое сотрясание воздуха, после которого раздались первые выстрелы.
- Они совсем спятили?! – зашипела Эрлок, даже машинально пригнувшись и старательно закрепив ложе леди Беннет, а после, внимательно следя за покачиваниями бессознательного тела, которое на некоторых особо резких поворотах так и норовило соскользнуть. Однако это был исключительно риторический вопрос, потому что она сама прекрасно знала: кому наступила на больную мозоль талантливая женщина. И если дотянуться до всего «Цербера» она не могла, то голову господину Беннету уже была готова открутить при первой же возможности. Пока Калисса на пару с Балаком проводили сложную операцию по краже подозреваемой и едва живой женщины, Нирит обратилась к иной девушке, судя по всему, не меньше замешанной в этом деле. Слишком много совпадений для одной ситуации и для одной группы разумных.
- Жить, как вижу, будешь, - сразу взяв быка за рога, начала она, - поэтому поведай мне хотя бы кратко: что вы задумали сделать с этой несчастной женщиной?
«Боги, я опять в обществе преступников, будто с астероида не улетала».
По правде говоря, Эрлок не очень-то верила в возможность того, что девушка расскажет ей правду. Но всё-таки внимательно посмотрела на неё, а после влезла в свой инструметрон, чертыхнувшись и не выдержав новой порции пулемётных выстрелов. Судя по всему, это уже братья по оружию, притом палили, как это и бывает, без разбора.
Всё-таки нападение «Цербера» изрядно проредило офицерский состав службы безопасности, на восстановление которого не было времени. Эрлок старалась связаться с патрульными службами и главным центром, чтобы хотя бы знать, какие отряды ведут преследование, но связь отказывалась работать, будто её блокировали. Дрелла от досады даже рыкнула, хлопнув по броне в том месте, где был закреплён инструментрон. Тот издал недовольный звук, будто возвестивший обращение батарианца. На его оклик девушка даже головы не подняла, шустро бегая пальцами по расширившейся голографической панели своего портативного помощника, который считал своим долгом устроить бойкот. На случай таких непредвиденных ситуаций всё-таки имелся иной канал связи, в который нужно было войти.
- Я хоть и из СБЦ, но не так глупа, - буркнула она, не считая своим долгом признавать командование особо опасного элемента. Дайте Боги, чтобы её потом в сообщники не записали и не выперли со службы, иначе батарианцу придётся искать место защитнику сирых и убогих в своих рядах, исключительно добропорядочное место.
- Говорит Нирит Эрлок, охрана порядка, - быстро заговорила девушка, склонив голову к голоэкранам, - в рядах преследующих отрядов враги. «Цербер» пытается уничтожить Ашу Беннет и блокирует основной канал связи. Они не откликаются на позывные и их немедленно нужно остановить. Учёная жива и под моей защитой, как поняли?
- Поняли хорошо, но ведь вы заложница, - послышался трескучий, напряжённый  и недоверчивый голос из динамиков.
- Преступники временно обезврежены мной при помощи второй заложницы, - не моргнув и глазом, соврала девушка, понимая, что в данной ситуации она не может диктовать свои условия или правила. Вот оторвутся, тогда и поговорят. – Не могу вернуться в больницу или штаб, есть вероятность гибели Аши, пока не уничтожат убийц. Прикройте «скорую»!
- Вас поняли, Эрлок, конец связи, - неохотно отозвался оператор на том конце, и девушка восхвалила Богов, что имеет практически незапятнанную репутацию на своём рабочем месте. Конечно, утверждение о том, что она смогла обезвредить опасного террориста – сомнительное, даже если ей помогали… но госпожа Беннет приобретала новый статус и теперь даже могла помочь найти последних «крыс», поэтому была крайне необходима.
Не успела дрелла отключить устройство, как часть выстрелов стихла, а через пару минут послышалось приближение новых аэрокаров СБЦ. Однако теперь они преследовали иные цели, и тем приходилось отбиваться от новой напасти.
- Скажите спасибо Аше, - фыркнула она, серьёзно взглянув на присутствующих. – Теперь она очень важный подозреваемый и сетевой отдел временно занят иной, более важной, задачей, - проинформировала она тёмных личностей, после чего решила добавить: - Не думаю, что они позволят кораблю улететь с Цитадели и увезти её, - девушка кивнула на бессознательную женщину, не сомневаясь, что собеседники поймут, о ком идёт речь.

Отредактировано Nirith Erlok (2015-12-27 00:21:16)

+3

19

Калисса и Балак устроили настоящие дикие гонки. Из соображений безопасности девушка села не пол скорой, пытаясь понять, что происходит снаружи. Шум, грохот, гудки. Князева прижалась к стене спиной, молясь о том, чтобы регенерировать как можно быстрей.
Женщина из СБЦ, оставшись с ней наедине, начала расспрашивать девушку несмотря на то, что Анна старательно имитировала ветошь на полу.
- Вроде как они не хотят, чтобы Аша умерла, - осторожно произнесла биотик, стараясь не давать лишней информации. Альянс с радостью заберет к себе ученую, но желательно, чтобы к ним следы не вели. Проклятье, если бы у них был Спектр в команде, ему хватило бы одного слова, чтобы запретить Беннету приближаться к Аше и вывезти ее с Цитадели. В принципе, в коме Аши даже есть плюсы: папа всегда говорил, что Цитадель - одна большая мышеловка. Не может быть, чтобы Жнецы в скором времени не обратили на нее внимания. Ежу понятно, они сгоняют всех сюда, чтобы расправиться одним махом. На месте Альянса Анна бы попросту вывезла все лучшие умы с Цитадели и спрятала где-нибудь рядом с Горном.
Вскоре Анна уже знала имя сотрудницы СБЦ. Она вела переговоры со своим отделом, и Князева воспользовалась моментом: с трудом разорвав блузку, оторвала окровавленный кусок и запихнула в свою сумочку. Мельком взглянув на рану, Анна увидела, что процесс регенерации идет полным ходом, ибо рана оказалась вовсе незначительной. Было очень неприятно и даже больно, однако отверстие от пули уже затягивалось. Единственное, что смущало - кровавые разводы на коже, у Анны элементарно не было возможности их оттереть, не привлекая внимание Нирит своей возней. Красная кайма на блузке - бог с ней, можно соврать, что это было частью узора.
- Пока ваши будут бить тех солдат, мы можем сбежать, - робко произнесла Анна, - Можно бросить скорую и перевезти каталку в какой-нибудь грузовой аэрокар. Таких полно возле супермаркетов.
Или...
Анна нахмурилась.
- Если надо, я могу сыграть коматозницу, - наконец сказала она, пытаясь прикинуть возможность. Если нанести много смуглой тоналки или пудры - у Калиссы должно быть что-то из этого - ее можно выдать за заложницу. Скорую бросят, Калисса и Балак утащат Ашу с оборудованием. А чтобы объяснить, почему коматозница дышит без оборудования...
- Вам придется меня пристрелить, - сказала Анна, - Смертельно. Даже если сотрудники поймут, что я не Аша, они провозятся чуть дольше, чтобы спасти меня. За это время вы успеете сменить транспорт и вывезти ученую.
Махнув рукой, она торопливо проползла к передней части скорой, и прокричала эту же идею Балаку. Террорист, судя по всему, излишними этическими соображениями не страдал, и, если план выгорит, он охотно исполнит трудную часть. Можно даже не объяснять, что она сама регенерирует: потом просто скажет, что - о чудо! - повезло, и Анна спаслась благодаря золотым рукам докторов.
План бредов, но это лучше, чем ничего: преследователи не ожидают такого поворота. Что одни, что другие. Главное, чтобы убийцы не добрались первыми с целью подарить контрольный целительный хедшот. Вряд ли за ними гонится большое количество СБЦшников: часть отвлекут убийцы, часть отвлечется на жертву, а от остальных можно оторваться.
Самое трудное потом - сбежать, ибо господи боже, какое же палево! Самый лучший вариант в этом случае - получить в рану железяку, дождаться экспертизы, и чтобы кто-то потом забрал тело, чтобы Анна спокойно регенерировала. Вот только у Анны такого человека, увы, не было.
Зачем вообще нужна способность, если ею нельзя нормально воспользоваться? Хотя если довериться Нирит... Она вроде как адекватная с виду. И ее допуск в СБЦ поможет забрать тело, когда придет время, да еще и, в отличие от Калиссы, Нирит не разболтает.
Анна оценивающе посмотрела на дрелшу, прикидывая риски, но очень уж манил приз: в случае успеха у девушки будет друг в СБЦ. Если Балак согласится на отвлекающий маневр,у Анны просто не будет выбора кроме как рассказать все Нирит. Иначе она либо спровоцирует охоту на себя со стороны Жнецов, либо не сможет передвигаться по Цитадели, будучи без документов.

Свернутый текст

Можно забраковать мой план, просто я не знаю, о чем еще писать моему персонажу в этом посте) Остается только обдумывать планы и болтать с Нирит

+2

20

O. O. C.

Написано в соавторстве с Калиссой Бинт Синан аль-Джилани и Син Штру’кер.

Расчёт старого разведчика оправдался – необходимость воевать на два фронта заставило Службу Безопасности Цитадели переключить внимание на более явную угрозу в лице боевиков „Цербера“, ненадолго забыв о похитителях, которым всё равно некуда было деться со станции. Во всяком случае – на первый взгляд. Балак бросил быстрый взгляд на Калиссу, всё ещё не рисковавшую сбросить скорость.
- Следуй загруженным в бортовой компьютер маршрутом и не задавай вопросов! – бросил он и обернулся ко второй землянке. Её готовность к самопожертвованию наводила на подозрения в неискренности, либо сумасшествии. Батарианец не удивился бы, если бы вдруг оказалось, что под человеческой оболочкой скрывался ведомый виртуальным, а то и искусственным интеллектом гиноид – он своими глазами видел, как её зацепила шальная пуля, однако сейчас она вела себя, как ни в чём не бывало. Единственным способом проверить эту версию, было и в самом деле подстрелить девчонку и посмотреть, как долго она пролежит хладным трупом на дне аэрофургона, вот только времени на подобные развлечения у них не было – на камерах заднего вида вновь появились аэрокары Службы Безопасности Цитадели. Балак вновь активировал рацию.
- Говорит Ка’хайрал Балак! Приказываю приступить к операции „Бесшумный шторм“! Передаю маршрут аэрофургона „Скорой помощи“. Готовьте встречу в пункте „Д“. Мне потребуется сменить транспорт. И обеспечьте поддержку с воздуха. Как поняли меня? Отбой! – пальцы батарианца вновь забегали по виртуальной клавиатуре.
- Приказ получен, командир! Приступаем к операции „Бесшумный шторм“! Отбой! – отозвалась Син. Мгновение спустя на навигационный компьютер „Сюрприза“ пришло подтверждение разрешения на стыковку, заверенное на дипломатическом уровне, а через пятнадцать минут отряд „Гешпенстер“, ведомый адъютантом Ка’хайрала Балака беспрепятственно миновал таможню. Коды доступа давно закрытого батарианского посольства всё ещё работали. Облачённые в безликие бронекостюмы, боевики террориста номер один в Галактике мало чем отличались от выходцев с планеты земля, а потому почти не привлекали чьего бы то ни было внимания.
- Ми’го, Шадель, Ло’мер, – произнесла искажённым вокодером голосом Син, теперь едва ли отличимая от мужчины. – Найдите какой-нибудь фургон и отправляйтесь в выбранную главнокомандующим точку встречи! А я займусь поддержкой с воздуха.
- Вас поняли, лейтенант Штру’кер! – троица тут же направилась в направлении парковки аэрокаров, а батарианка активировала инструментрон и вывела на экран пересланную Балаком карту.
- Аэрофургон „скорой помощи“ номер семь девять четыре пять два! Немедленно сбросьте скорость и идите на посадку! Повторяю, немедленно идите на посадку! – вновь прогремел искажённый мегафоном голос офицера Службы Безопасности Цитадели. – Эрлок, не валяйте дурака! Угроза под контролем! Если вы контролируете ситуацию, снижайте скорость и идите на посадку!
- Тормози! – внезапно рявкнул Балак на Калиссу. Боясь ослушаться, та и в самом деле схватилась за ручку экстренного тормоза. Аэрофургон завис на месте настолько резко, что преследовавший его аэрокар стражей порядка не успел среагировать и на полной скорости врезался в него. Батарианец тут же скомандовал журналистке стартовать, подкрепив свои слова резким ударом под рёбра. Помятая машина устремилась вперёд, а вот её преследователям повезло меньше – им так и не удалось справиться с управлением, и бело-голубой аэромобиль вошёл в штопор и рухнул на балкон одного из зданий. Оставшиеся два аэрокара тут же резко ускорились, сближаясь со „скорой помощью“, намереваясь опередить её и вынудить если не пойти на посадку, то хотя бы сбросить скорость настолько, чтобы стражи порядка смогли попытаться взять её на абордаж. Журналистка бросила на террориста мрачный взгляд.
- С меня хватит! – она демонстративно убрала руки от руля. Аэрофургон, чья аэродинамика серьёзно ухудшилась после столкновения с аэромобилем, тут же начал отклоняться от заданной траектории.
- Как пожелаешь! – Балак ударил аль-Джилани по виску. Та тут же обмякла. Не теряя времени, он поменялся с ней местами и тут же схватил руль, резко кабрируя, чтобы избежать столкновения с фасадом высотного здания. В лоб ему тут же вышел один из бело-синих аэрокаров. Сидевший за его рулём турианец жестом приказал батарианцу снижаться, но тот лишь склонил голову вправо и увеличил скорость. Ревя сиренами, машины устремились навстречу друг другу. В последний момент турианец всё же попытался уклониться от столкновения и скабрировал, подставив под удар днище аэрокара. Удар пришёлся в ядро эффекта массы. Лобовое стекло аэрофургона разлетелось вдребезги, осыпав террориста и оглушённую журналистку дождём осколков, а помятый аэрофургон едва не вошёл в штопор, но батарианцу всё же удалось избежать этого, уйдя в глубокое пике. Потерявший управление аэрокар Службы Безопасности Цитадели закувыркался в воздухе и едва не врезался в следовавшие за ним машины. Однако едва тем удалось избежать столкновения, как взорвалось повреждённое ядро эффекта массы, и ударная волна отправила оба аэромобиля в штопор, вынудив их совершить аварийную посадку. Балак бросил быстрый взгляд на бортовой компьютер и довольно улыбнулся – он почти достиг пункта „Д“. Издали вновь послышался рёв сирен аэрокаров Службы Безопасности Цитадели. Батарианец хотел было отключить спецсигналы „скорой помощи“, но обнаружилось, что они уже и так вышли из строя после второго столкновения. Приглушённо выругавшись, он приказал бортовому компьютеру провести диагностику состояния аэрофургона. Результат заставил старого разведчика выругаться ещё раз – ядро эффекта массы начало терять стабильность, а это означало, что ни длительной гонки, ни новых столкновений машине уже не суждено было пережить. Внезапно его рация ожила.
- Командир? Говорит Ми’го Кхат’Рашит! Ожидаем вас в пункте „Д“. Приём.
- Понял вас, Кхат’Рашит. Прибуду через пару минут. Отбой, – Балак начал снижение. На пустом складе его и в самом деле уже ожидал неброский аэрофургон службы доставки, перед которым выстроился отряд „Гешпенстер“. Сильно помятая „скорая помощь“ тяжело опустилась перед батарианцами. Старый разведчик грубо распахнул дверь кабины и вышел из машины, вытащив за собой всё ещё не очнувшуюся журналистку, после чего приставил пистолет к её виску.
- Рох’нан, Гатаноа, примите объект у моих напарниц, – скомандовал он своим подручным после чего крикнул, обращаясь к пассажиркам помятого аэрофургона: – Не пытайтесь играть в героев, девушки, или я пристрелю вашу подругу!
Батарианцы подошли к едва удержавшейся на месте после всех столкновений боковой двери, но прежде чем они успели её открыть, на склад влетели четыре бело-синих аэрокара Службы Безопасности Цитадели.
- Всем бросить оружие и лечь на землю лицом вниз! – прогремело из мегафонов. Мгновение спустя из-за горы контейнеров взмыл конвертоплан, больше всего похожий на А-61 „Богомол“. Прежде чем кто-либо успел среагировать, летун выпустил четыре ракеты.
- Поддержка с воздуха обеспечена, командир! – послышался в рации голос Син Штру’кер.

+3

21

Калиссу вновь начало мутить – давало знать о себе полученное ещё в больнице сотрясение головного мозга. Вести аэрофургон было куда сложнее, нежели аэрокар, но перспектива погибнуть если не в аварии, то от пули каким-то образом вторгшегося во внутреннюю компьютерную сеть Цитадели батарианца оказалась достаточным стимулом, чтобы журналистка проявила чудеса мастерства опасных полётов. Сосредоточившись на управлении машиной, она всё же сумела разобрать часть перехваченной универсальным переводчиком речи террориста. Всё указывало на то, что она и Анна с дреллой всего лишь пешки в его плане по похищению Аши Беннет. Вот только как-то помешать ему было не в её силах, а потому ей оставалось только продолжать вести аэрофургон, выжидая подходящего момента. Пролетавшие за окнами кабины высотные здания сливались в монолитную стену. Боясь повернуть голову, Калисса навострила уши, и отчаянный план недавней подельницы не прошёл мимо неё. От удивления журналистка едва не обернулась, чтобы взглянуть девушке в глаза. После всего, что им довелось пройти этим днём, а ещё раньше – на планете-арене, она была готова поверить в то, что Анна и в самом деле была готова пожертвовать собой за правое дело, но позволять ей это аль-Джилани не собиралась. В этой истории и так уже было слишком много жертв. Подчиняясь команде батарианца, она рванула ручной тормоз, и то, как содрогнулся от резкого удара в зад аэрофургон, недвусмысленно дало ей понять, что их будет ещё больше, вот только теперь под ударом оказались уже не безжалостные убийцы прочеловеческой террористической организации, а верные своему долгу стражи порядка. И Калисса заколебалась. С одной стороны, только оставаясь за рулём он могла хоть как-то повлиять на дальнейшую судьбу Аши Беннет и всех тех, кто столь отчаянно пытались её спасти, с другой – прямо или косвенно, теперь кровь сотрудников Службы Безопасности Цитадели оказывалась на её руках, а после того спектакля, который она устроила в больницы Гуэрта, это могло закончиться тем, что всех собак повесили бы на неё. Хитрый батарианец продумал все детали и подготовил пути отхода, а его невольные помощницы явно должны были стать козами отпущения. И мириться с этим журналистка не собиралась.
- С меня хватит! – аль-Джилани демонстративно бросила руль, ожидая, что Балак попытается её урезонить, однако он предпочёл более действенные методы. Женщина даже не успела понять, что произошло, когда свет вдруг вновь померк перед её глазами…
…В себя она пришла от того, что кто-то грубо схватил её за руку и куда-то потащил. Калисса хотела было возмутиться, но не успела даже толком пошевелиться, прежде чем на её горле сомкнулась железная хватка, а к её виску прислонилось неприятно холодившее кожу пистолетное дуло. Над её ухом пророкотал оглушительный бас батарианского лидера. Аль-Джилани едва сдержалась от истерического смешка – от силы полчаса назад она выступала как раз в той самой роли, какую теперь занял Балак. Всё было кончено – численный перевес был на стороне батарианцев, да и вряд ли Нирит и Анна стали бы рисковать сразу двумя жизнями, а это значило, что подручные террориста номер один в Млечном Пути забрали бы Ашу, а её незадачливых спасительниц бросили бы дожидаться сотрудников Службы Безопасности Цитадели, которые уж точно записали бы их в подельниц похитителей. Вой сирен пронёсся по складу настолько внезапно, что Калисса вздрогнула и почувствовала на своём бедре что-то твёрдое. Осторожно опустив ладонь на неожиданную находку, она почувствовала, как её захлёстывает почти опьяняющая радость – подобранный ею в больнице пистолет одного из церберовских боевиков всё ещё был при ней. Остались ли в нём термозаряды, она не знала, но это теперь не имело значения. Тем более что стражи порядка уже и так прибыли как раз тогда, когда они были так нужны. Но радоваться было рано – у Балака нашёлся ещё один туз в рукаве – невесть откуда вылетел конвертоплан, тут же подорвавший все четыре аэрокара Службы Безопасности Цитадели сразу. Батарианский лидер, по всей видимости и сам не ожидавший столь эффектного выхода кого-то из своих подручных, ослабил хватку, и журналистка не замедлила этим воспользоваться. Она с силой ударила своего мучителя каблуком в голеностопный сустав, понадеявшись, что батарианская анатомия не слишком сильно отличалась от человеческой, и тут же вывернулась из его захвата, после чего сорвала с пояса пистолет и приставила его к четырёхглазой голове, одновременно хватая её обладателя за шею точно так же, как проделала это в больнице с Анной, и как это сделал пару минут назад он сам.
- Никому не двигаться, или я не знаю, что я сделаю! – истерически взвизгнула женщина, стараясь не выпускать из поля зрения батарианца, оставшегося у ожидавшего их аэрофургона, при этом прикрываясь заложником от четырёхглазой парочки, стоявшей перед сильно помятой „скорой помощью“.

+3

22

Первые же слова так и не назвавшейся девушки намекали на то, что она что-то да знает по поводу сложившейся ситуации. Нирит при этом подумала о том, что тяжело находиться в толпе не слишком организованных, но всё-таки преступников. Ну подсобите вы охраной Аши исподтишка, помогите раскрыть дело.. Нет, все и всегда ударяются в самодеятельность, даже не гнушаясь принять помощь со стороны террориста. Последнее, если быть честным, поражало больше всего. Ей даже стало интересно: полагают ли женщины наивно, что тот ударился в большие добряки? Верилось с трудом, большим, размером со станцию.
Обстановка чем дальше, тем более накалялась. СБЦ были готовы уничтожить хвост «скорой помощи», но Нирит всё-таки сомневалась, что этим дело успокоиться. И пока она размышляла на подобные темы, незнакомка предложила буквально безумный, самоубийственный план. Вот так взять и отдать в лапы батарианца ценного свидетеля и выдающегося учёного? Ага, пусть держит карманы шире! Взгляд из напряжённого довольно быстро превратился в недоверчивый и несколько осуждающий, будто вопрошая: «Ты вообще на чьей стороне?». И вроде было ясно, что хочет помочь и спасти учёную от неадекватного мужа, от опасной прочеловеческой организации.. но план этой девушки был плох одновременно во многих вещах. Начиная от потенциальной будущей компании, которая и ныне не являлась безопасной и лучшей, коматозной женщины до допросов с пристрастиями в отделении родной организации. В последнем привлекала лишь возможность вновь увидеть знакомые лица, но не настолько, чтобы возжелать всем сердцем.
Когда послышался голос из динамиков преследующих фургон аэрокаров СБЦ, Нирит лишь мрачно пробурчала что-то на тему того, что она ничего здесь не решает, но резкий тормоз прервал все её недовольства. Она едва ли не стукнулась носом о каталку, итак вцепившись в оную железной хваткой и стараясь хоть как-то оберегать тело несчастной женщины. О каком контроле вообще может идти речь, когда уже массово стали погибать товарищи по оружию? Дрелла скрипнула зубами и сосредоточилась на том, чтобы предупредить своих о плачевности её положения в принципе и операции в целом. Балак вызвал подкрепление? Что же, сотрудники правопорядка об этом узнают. Она не доверяла этому инопланетянину ни на йоту. Эрлок лишь повернула голову в сторону передних сидений, когда Калисса вдруг решила воспротивиться, думая, что в данном случае её методы, что она чаще всего использовала, прокатят. Однако мужчина не был склонен бороться с инакомыслием иными, отличными от причинения физического вреда, методами. Чего-то такого стоило ожидать. Начавшийся после смены водителя кавардак не позволял мыслить о чём-то более серьёзном, кроме как желании хоть как-то удержаться на месте и не позволить добить Ашу. Хотя, тогда многие проблемы были бы решены, приведя в поводу ещё большие и в немалом количестве. Когда же «скорая» оказалась на твёрдой поверхности, Нирит едва могла отцепить пальцы от каталки. Балак вылез с сидения, бесцеремонно утаскивая за собой Калиссу. Нирит качнула головой в сторону дверей фургона, дабы незнакомка их открыла и опустила пандус.
- Зря вы ему поверили. Столько людей погибло, - довольно тихо и уверенно произнесла дрелла, отстёгивая крепления каталки и некоторых сопровождающих больную устройств. - Есть какие-то идеи, оружие, особые навыки? – прямо спросила она, пытаясь наскоро сообразить, что же делать дальше. Почему-то идей не было никаких. Разве что постараться попасть во вражеский стан, чтобы оберегать леди Беннет, но кто же её возьмёт? Снаружи послышался вой сирен и грозный голос, набирающий внушительности благодаря громкоговорителям, а после взрыв, заставивший втянуть  голову в плечи и прошипеть немало ругательств. Эрлок медленно поднялась на ноги, не ощутив даже боли в затёкших мышцах. Она же предупреждала! Наскоро и зло вытерев лицо тыльной стороной ладони, она принялась за дело. Глупцы. Можно было попробовать влезть в компьютер изрядно покорёженного аэрофургона и попробовать направить его в сторону летуна, чтобы отвлечь... но что тогда дальше? Дрелла вздохнула. Даже оружия, и того не было. Девушки постепенно начали выкатывать Ашу из фургона, когда Эрлок приметила, что судьба оказалась крайне ироничной, сделав из охотника жертву. Хотя Калисса, наверняка, всегда находится в состоянии аффекта, когда чудит. Её определённо стоило проверить психологам или очень опытным психиатрам. Девушка краем глаза приметила загоревшийся маячок уни-инструмента. Пришедшее послание требовало прочтения, что работница СБЦ не успела этого сделать. Журналистка вновь проявила свою решительность, заставив буквально всех онеметь от неожиданности. Нирит понимала, что не успеет предотвратить ответные действия батаринца, которые, конечно, последуют. Она кинула удивлённый взгляд на безымянную девушку, припомнив, что где-то был шокер и даже небольшая маска с фильтрами, но оставлять Ашу одну было почему-то страшней.
Нирит осторожно достала оставшееся оружие и взяла его в руку, заодно активировав небольшое окно инструметрона, который сообщил уровень заряда кинетического поля. Эрлок отступила немного назад, оказавшись возле самой головы Аши и в непосредственной близости от приборов, помогающих ей жить.
- Надо умыкнуть фургон, - на грани слышимости прошептала она безымянной девушке.
Из нескольких отверстий вентиляции, совершенно неожиданно, тяжелым, но быстрым клубом полился густой и довольно едкий дым. Нирит надела маску и оторвала у леди Беннет часть простыни, которую протянула недавней заложнице. Мокрая была бы эффективней, но и то хлеб. Уж пойди пойми: «Цербер» шалит или в СБЦ додумались? Однако долго размышлять над этим не хотелось ни капли, к тому же на импровизированном поле боя стали появляться иные фигуры не слишком похожие на друзей по оружию. Эрлок кивнула девушке, что, мол, надо постараться двигаться к цели, желательно не бросая самого главного виновника заварушки – учёную.

+3

23

Девушка совершенно забыла о том, что с ними опасный террорист, а не добрый дядя. Батарианец сначала с кем-то трепался, а затем заставил Калиссу спровоцировать аварию. Судя по взгляду женщины перед этим, план по умертвлению был совсем не хорош.
Анна в этот момент не держалась, а потому от резкого толчка рухнула. Несмотря на выставленные руки, довольно-таки сильно приложилась, но, кажется, нос не сломала. Кто-то врезался в их аэрокар и, судя по истерике журналистки, произошло что-то нехорошее. У Анны было дурное предчувствие насчет тех, кто в них влетел. Неужели кто-то погиб?
За секунду из лидера он превратился в похитителя, а женщины - в заложниц. Он ударил журналистку по голове, и Анна протестующе вскричала:
- Что за фигня? - в речь взрослого человека рыбкой проскользнул подростковый акцент, и тут они снова во что-то врезались. На этот раз девушка и не пыталась встать, а потому отделалась легким испугом.
Когда они остановились, Балак вытащил Калиссу наружу. Анна рывком поднялась, чувствуя, как мир закружился перед глазами, но почти сразу же остановился: никакой тошноты, ее состояние было идеально несмотря ни на что. Пыль заставляла организм работать без сбоев, и даже после таких американских горок биотичке не было плохо. От раны осталось лишь упоминание и порванная блузка.
Правильно истолковав жест Нирит, Анна медленно открыла дверцы одну за другой, оттягивая время.
Снаружи были друзья Балака. Наверняка такие же террористы, как и он: вот же охламоны! А на вид такие честные, и сам Балак был истинным лидером. Во всяком случае, его харизма делала из людей безвольных кукол. Какие же они дуры, что доверились, да еще и приказы беспрекословно выполняли! С другой стороны, в тот момент его помощь была как Богом посланная.
Анна спрыгнула вниз, осторожно раскладывая пандус. Калисса была на мушке, но даже если удастся остановить Балака, здесь еще куча народу. Их очень быстро изрешетят, и никакие щиты, никакие сверхспособности не помогут.
Анну как током прошибло: если бы она сказала про свой дар, ее могли бы похитить и продать тому же Церберу. Из всех существ на Цитадели она чуть было не раскрылась самому опасному и гнусному.
Зря поверили? Анна едва заметно кивнула, чувствуя, как внутри собирается горечь. Они сегодня кого-то убили. Чисто по глупости пошли как марионетки на поводу, и подвели Альянс. Анна как-то слышала, что иногда СБЦ заставляет преступников смотреть фотографии убитых ими людей, чтобы расколоть. Если с ней поступят также, Анна знала наверняка: до конца жизни не забудет. Ее тоже заставят часами глядеть в лица убитых ими?
Закончив с пандусом, Анна переместилась к Нирит, помогая ей.
- Я военный биотик, - доложила она, понимая, что выглядит скорее как пигалица, чем как специалист, - Деформация, притяжение, удар, Биотический щит.
Она перечислила свои способности очень-очень тихо, опустив с одной стороны длинные волосы на лицо. Прямая польза человеческих причесок: помимо эстетики на расстоянии не разглядеть, шевелятся твои губы или нет.
Когда они вытаскивали каталку наружу, Калисса извернулась и, кажется, взяла Балака в заложники. Анна выпучила на нее изумленные глаза, у нее отвисла челюсть: лихо, что и говорить. Вряд ли по Калиссе будут стрелять друзья Балака, ибо тогда женщина чисто инстинктивно надавит на курок. Ее попытаются обхитрить, улучшить момент.
- Д... - Анна хотела сказать "да", но, вспомнив речи альянсовцев, как можно профессиональней произнесла, - Принято!
Судя по всему, Нирит говорила о новеньком симпатичном фургоне, на котором будет так легко оторваться от всех преследователей. Пока СБЦ и террористы цапались, в помещение кто-то пустил газ, и Анна спешно обмотала лицо простыней наподобие маски, пригнувшись к полу, где воздуха было больше. Она осторожно потянула каталку за собой, молясь о том, чтобы в фургоне не было водителя. Ругаться с кем-то и выпихивать наружу - это минус еще время. А вдруг у него будет пистолет?.. В тесной кабине водителя нельзя применять биотику: велик шанс повредить что-то, к тому же, в очень тесных помещениях сильные потоки энергии могут быть попросту опасны.
- Калисса, - позвала девушку Анна, молясь о том, чтобы журналистка не вырубилась, - Тащи его с собой.
Расчет был прост: наверняка фургон напичкан и жучками, и взрывчаткой, и бог-весть-чем. Террористы любят всякие сюрпризы. К тому же, его будут искать друзья Балака, и найдут, но если тот будет на борту с ними, захват фургона осложнится. По нему точно не шмальнут ракетой. Словом, полезный этот человек - лидер террористов!
Анна старалась дышать как можно реже, пока помогала Нирит завозить каталку в фургон, но все равно слегка наглоталась. Воздух внутри, к счастью, был более-менее чист. Потом можно включить кондиционирование.
Что дальше? Анна водить не умела, к сожалению. Живя в академии Гриссома, Анна и не думала о правах: где она будет там кататься? По залу "Орион" на тележке? Нирит наверняка хоть как-то могла водить, ибо Калисса наверняка надышалась больше всех, да и ее недавно били. Ей самой нужна помощь, и как можно скорее.
Несмотря ни на что, биотик не расслаблялась и готова была в любом момент поставить "Биотический щит", мысленно рассчитав радиус купола так, чтобы не повредить кузова.

+3

24

Чувство триумфа опьяняло. Конечно, отряд „Гешпенстер“ выполнил лишь половину поставленной перед ним задачи, и всё же эвакуация с Цитадели явно не должна была создать для батарианцев серьёзных трудностей. Балак сам того не заметил, как позволил себе слегка расслабиться, а потому не успел среагировать на внезапную контратаку со стороны журналистки. Ни он сам, ни его бойцы понятия не имели, что в рейтинге бойцов знаменитой арены „Армакс“ мисс аль-Джилани занимала одну из верхних строчек. От того, насколько внезапно ей удалось поменяться с ним местами, старый разведчик утратил дар речи. Его боевики не спешили опускать оружие, однако и целиться в новоиспечённую террористку не рискнули.
- Неплохой трюк, – неожиданно спокойно для того, кто оказался в столь незавидном положении, произнёс опомнившийся батарианец. – Вот только как вы собираетесь уйти сразу и от моих оперативников, и от стражей закона, и от человеческих террористов? – он приготовился было обезоружить возомнившую себя героиней дня журналистку, хотя шансы на успех и были меньше пятидесяти процентов, но в этот момент ситуация вновь изменилась и теперь уже ни в чью пользу – кто-то ещё решительно не желал отказываться от своих планов на злополучную учёную. Боевые отравляющие вещества были вполне в духе как Службы Безопасности Цитадели, так и „Цербера“. Вот только батарианцам столь подлый приём мог помешать разве что ограничив видимость на злополучном складе – всем им пришлось надеть шлемы для маскировки ещё при сходе с борта „Сюрприза“, дабы на таможне Цитадели не смогли понять, какие именно гуманоиды прошли контроль в особом порядке благодаря распоряжению дипломатического уровня. Герметизация произошла автоматически, стоило во вдыхаемом воздухе появиться посторонним примесям, в то время как визоры переключились в инфракрасный режим. Впрочем, зловещие фигуры и без того уже появились в густых клубах ядовитого газа. В следующее мгновение заговорило оружие сразу с обеих сторон. Рох’нан выхватил сразу оба „Карателя“ и, то и дело меняя позиции, принялся поливать непрошеных гостей пулями. Гатаноа последовал его примеру, распластавшись на полу склада и припав к „Тайфуну“. Характерный треск пулемёта военных Альянса Систем на пару минут сбил нападавших с толку, что позволило Кхат’Рашиту запрыгнуть в кабину фургона, к которому отчаянно прорывались невольные подельницы террориста номер один в Галактике.
- Отряду „Гешпенстер“ приказываю отступать! – скомандовал вдруг Балак. – Прорывайтесь к выходу и возвращайтесь на „Сюрприз“! Далее ждите моих приказов! – он чуть обернулся к из последних сил пытавшейся задерживать дыхание аль-Джилани и негромко скомандовал: – Чего ты ждёшь? Давай, веди меня к своим подельницам, пока нас обоих не прикончили!
Вокруг же тем временем воцарился полнейший хаос. Отряд Балака в полном составе – Кхат’Рашит покинул кабину фургона сразу же после приказа командира – выдвинулся в направлении ближайшего выхода с превратившегося в поле боя склада под прикрытием „Вервольфа“. Им противостояли сразу два хорошо вооружённых отряда, которые, впрочем, тоже были отнюдь не на одной стороне – Служба Безопасности Цитадели, всё же, запоздало настигла беглецов. Стрекотали автоматы, грохотали пистолеты, сверкали мигалки, полыхала биотика, рвались гранаты и ракеты. Оказавшиеся между молотом и наковальней батарианцы сражались как звери, однако если бы не поддержка с воздуха, им пришлось бы туго. Во многом их спасло то, что ни стражи порядка, ни прочеловеческие террористы не были особенно заинтересованы в кучке прорывавшихся из баталии боевиков, а потому, их не стали преследовать. И всё же им удалось отвлечь на себя часть сил обоих противников, попутно весьма существенно проредив их. Наконец, они сумели вырваться из боя и скрыться в лабиринте складских помещений. Тем временем на покинутом ими складе стало совсем жарко. Злополучный фургон, приготовленный для перевозки Аши Беннет на космодром Цитадели не оказался повреждён лишь благодаря чуду, но было ясно, что долго так продолжаться не сможет.

+3

25

Калисса с трудом сдерживала нервную дрожь. Конечно, ей уже приходилось и целиться в гуманоидов, и даже стрелять в них, но этот день был даже более сумасшедшим, нежели её приключения на Маджи. Тогда хотя бы было ясно, кто свой, кто чужой, сейчас же, несмотря даже на отсутствие молотильщиков и убийственной космической радиации, шансы авантюристок на выживание и успешное завершение их аферы явно были близки к нулю, хоть они и находились в самом сердце галактической цивилизации. Батарианские террористы, впрочем, больше похожие на кадровых военных, показались аль-Джилани даже худшим сюрпризом за этот день, нежели боевики „Цербера“, замаскировавшиеся под сотрудников Службы Безопасности Цитадели. Единственное, что хоть немного радовало – эти гуманоиды точно не были на стороне прочеловеческой террористической организации – батарианцы слишком ненавидели людей, чтобы такой союз стал возможен.
- Пока у нас заложники, вряд ли стражи порядка и твои подручные станут стрелять по нам! – истерически взвизгнула Калисса в ответ на вопрос Балака. Он был прав – даже держа на мушке его и похищенную из больницы учёную, самозваные террористки в лучшем случае могли лишь так и оставаться на складе ещё несколько часов, после чего их бы неизбежно взяли штурмом если не Служба Безопасности Цитадели, то несвязанные необходимостью беспокоиться о чье-либо жизни кибернетические отморозки „Цербера“. Журналистку затрясло ещё сильнее, её палец опасно запрыгал на курке трофейного пистолета, грозя случайным выстрелом, после которого девушек уже точно убили бы на месте. В бедовой голове брюнетки внезапно возник вопрос – почему Балак не отдал приказа ликвидировать их, вместо этого всего лишь потребовав передать ему злополучную Ашу Беннет? Конечно, он мог попросту опасаться, что если за несчастную учёную придётся биться, пусть и со столь слабыми противницами, хоть одна из них и была биотиком, то шальная пуля могла докончить начатое Виджилом Беннетом, и всё же такого объяснения ей было мало. Вот только придумать более удачное она не успела – внезапно складскую площадку заволокло каким-то едким газом, от которого сразу и першило в горле, и болела голова, но при этом ещё и хотелось спать. Калисса глубоко вдохнула и задержала дыхание. Откуда-то издали до неё донёсся смутно знакомый голос, призывавший её куда-то кого-то вести. Осознание, кого именно ей велели тащить непонятно куда, пришло несколькими секундами позже. А ещё мгновение спустя заложник журналистки вдруг и сам скомандовал ей тащить его в аэрофургон. Журналистка предпочла послушаться, хоть и не могла взять толк, почему опытный разведчик, как его охарактеризовали в ориентировках, позволял ей держать его под прицелом, хотя в начавшемся хаосе имел все шансы не только освободиться, но и убить её. Разыгравшаяся на складе свистопляска заставляла её подумывать отпустить Балака, ибо по отдельности они перестали бы быть столь заметной мишенью, и лишь опасения, что подручные последнего после этого тут же решат упредить возможность новых угроз с её стороны, заставляла её и дальше тащить опасного заложника. Лишь чудом им удалось добраться до фургона, не поймав шальную пулю. Во многом Калисса была обязана этим батарианцу, который почему-то не только не сопротивлялся, но и по мере того, как коварный газ всё же проникал в лёгкие женщины, не сумевшей продержаться, задержав дыхание, дольше трёх минут, начиная медленно усыплять её, даже почти что тащил её на своих плечах. Наконец, новоявленная террористка и её заложник оказались в кузове злополучного фургона. Балак неожиданно поднял руки, демонстрируя второй человеческой девушке и дрелле, что он не представляет для них угрозы, а вот Калисса, вдруг выронила пистолет и медленно осела на пол машины. Её вновь начало мутить.
- Что ж меня сегодня все по голове-то бьют? – страдальческим голосом поинтересовалась женщина, обращаясь не то к вынужденным боевым подругам, не то сама к себе, не то к безразличному мирозданию. Она попыталась было встать, но головокружение не дало ей этого сделать.

+3

26

Времени было не так уж много. До разворачивающейся в полную силу перестрелки оставалось ещё меньше. Эрлок, мельком оценившая амуницию террористов, пришла к выводу, что, скорее всего, какой-то газ не станет причиной их дезориентации. Но пришедшие противники довольно быстро перетянули всё внимание к себе. Нирит осторожно, но споро двинулась по направлению к намеченной цели. Даже если внутри был подельник Балака – плевать. У неё был шокер, имелся хоть какой-то шанс на эффект неожиданности и чуть больше половины заряда кинетического щита. Успеет. Должна. В том, что она держит верное направление, Эрлок не сомневалась, ведь на память никогда не жаловалась. Самым любопытным был факт о черноволосой девушке. Та оказалась биотиком. И, судя по всему, являлась частью армии Альянса… или нет? В любом случае, было странным, что выучившийся в человеческой академии курсант, позволяет обводить себя вокруг пальца злодею всея Галактики. Однако появившийся в двух шагах враг, недвусмысленно кинувшийся к каталке, заставил дреллу прервать свои размышления, среагировать и метнуться к нему, поднырнуть под руку и выпустить заряд прямо в неподготовленного к такому повороту церберовца. Тот осел на пол.
«Что вам здесь, мёдом всем намазано?» - ворчала про себя девушка, припоминая словечки, услышанные когда-то от Ника. Вообще-то, стоило бы и о Калиссе побеспокоиться, но Нирит почему-то считала, что если ту не прибили в первые моменты её выходки или же ещё раньше, когда она воспротивилась вести аэрофургон, то вряд ли выпустят всю обойму в буйную головушку сейчас. В какой-то степени батарианец действовал весьма великодушно, а, может, наивно. Полагая, что три женщины не попрут против целой команды вооружённых до зубов ксеносов. Впрочем, стоило отдать журналистке должное, ведь возможность сопротивляться – отчасти её заслуга. Равно как и заварившаяся каша. Эту женщину вполне можно было использовать как оружие массового поражения, притом бьющее в обе стороны.
Но долго размышлять на данную тему дрелла не решилась. Парочка просвистевших над головой пуль, заставили втянуть хранитель мыслей в плечи, дабы его не лишиться раньше времени. Когда девушки добрались до фургона, то он оказался на удивление пуст. Направленность стрельбы несколько переменилась, будто бы сместившись в иную сторону. Кто-то уводит преследователей? Сотрудница службы безопасности предельно аккуратно вкатила бессознательную учёную внутрь фургона и старательно закрепила каталку, после взглянув вопросительно на девушку. Судя по тому как она не торопилась лезть к рулю, вести данный транспорт безымянный биотик не умела. Нирит вздохнула. Официально прав она сама пока не получила, но навык уже имелся. Эрлок наскоро соображала, каким бы образом можно было уйти от преследования. По-хорошему, им бы стоило сменить транспорт ещё разок, потому как девушка сомневалась в отсутствии каких-либо маячков в обшивке нового. Дрелла собиралась вылезти из машины, чтобы пересесть на переднее сиденье, но тут приметила приближающихся охотника и жертву. Притом, было уже не понятно, кто и кому в данной ситуации больше помогал. Эрлок потянулась за шокером, но батарианец на удивление покладисто поднял руки вверх в успокаивающем жесте. Как же.
«Что же ты задумал, старый лис?» - мысленно фыркнула девушка и сузила тёмные глаза, глядя на мужчину. Но всё-таки пропустила последних членов разношёрстной и непонятной команды на борт. Калисса тут же опустилась на пол, а Нирит осознала, что время утекает сквозь пальцы. Она достала складные наручники и быстро защёлкнула их на руках батарианца. Так ей будет чуточку спокойней. Подняла оброненное журналисткой оружие и вручила его боевому биотику.
- Следи за этими двоими, - буркнула она напоследок безымянной девушке, уже начиная думать, что в данной ситуации верить кому-либо из присутствующих – смерти подобно.  Оказавшись в кресле водителя, Нирит выдохнула и тронула фургон с места, чтобы после, петляя и держа в голове примерную карту данной области, направиться к одному из дальних и довольно-таки непримечательных районов.
- Кстати, Балак, поведайте нам, к чему такие сложности и столько доброты по отношению к какой-то человеческой женщине? – внимательно следя за трассой и тем, чтобы оторваться от начинающих вновь маячить преследователей, решила полюбопытствовать девушка. В благородство и искреннее желание помочь не верилось совсем. Куда он планировал утащить Ашу? Вообще увозить учёную куда-либо, Нирит считала дурной идеей. Нужно разоблачить Виджила, отловить остатки Цербера, но никак не способствовать медленной ликвидации несчастной женщины.
- Не проще ли было помочь устранить остатки заразы, если вы вдруг решили поиграть в добряка?

+2

27

Взять в заложники террориста, чтобы он мог брать нас в заложники, пока мы берем заложницу. Именно так Анна описывала происходящее в данный момент в кузове грузовика.
Нирит села за руль, и Анна лишь возрадовалась: если бы это сделала сама Князева, они наверняка бы врезались в кого-нибудь.
Террорист выглядел достаточно спокойно. Он как будто выжидал момента, когда можно будет переиграть происходящее по-своему, и Анна поспешила предостеречь его.
Девушка окуталась синим светом и ухмыльнулась, в упор глядя на Балака:
- Только дернись - и я сделаю с тобой то же, что делала с тренировочными манекенами в Академии, - мягко произнесла девица, вытянув руки по швам. Из этой позиции она легко могла как сотворить купол, так и запустить в памятный травмоопасный полет на притяжении.
Бегло оглядев свое отражение на металлической поверхности, Анна подметила и порванные колготки с каплями крови на тонкой ткани - и где только цепанулась? - и висящую "бахрому" блузы на животе, покрытую запекшейся кровью на кончиках. Выглядела биотичка как военная беженка, которую только-только извлекли из руин.
Калиссу, судя по виду, хорошенько отделали. Единственная, кто никак не пострадала - Аша Беннет. Как сопела себе спокойненько, так и сопит.
Анна проверила боеспособность пистолета, термоклипсу, вспомнив уроки в Академии, стараясь, чтобы это выглядело максимально профессионально. Незачем батару знать, что уроки в тире Князева очень любила прогуливать и сдавала на троечку. Впрочем, с двух шагов даже она не промахнется.
Наверняка он не планировал помогать Аше пробудиться прямо сейчас. Тогда ее будет труднее украсть, а помогать Альянсу террорист не планировал.
- Если бы он прямо сейчас не попытался нас кинуть, было бы хуже, - пожала плечами Анна, представив, что было бы, если бы Балак открыл перед ними шлюз в космосе и в своей галантной манере приказал выметаться.
Пока все было тихо, но расслабляться не стоило. Очень хотелось курить, но Балак только и ждет момента, когда биотичка потеряет бдительность.
- Готова поспорить, у тебя потом будет чумовой репортаж, - мрачновато усмехнулась девица, скосившись на Калиссу, - Готов мешки для денежек от гонорара.
Погоня, Цербер, СБЦ, заложники. Любой канал захочет получить этот материал, и отвалит кругленькую сумму. Похоже, Калисса нашла призвание себе по душе: она встревает в неприятности, а ей потом платят за то, чтобы люди могли посмотреть на это.
Сейчас они поменяют машину, и надо будет уже выдвигаться в доки. А что потом? Воспользоваться кораблем Балака - идея не очень хорошая. Чтобы взять в аренду корабль, нужны деньги, и время на оформление. Можно дать на лапу кому-нибудь из контрабандистов - Нирит должна знать, кто тут промышляет контрабандой - но их сольют как воду в туалете, наверняка.
- Калисса, ты вроде как брала интервью у многих людей, - пробормотала Анна, - У тебя наверняка есть друзья со своими кораблями.
Конечно, Калисса специалист по скандалам, но должны же у нее быть хоть какие-то связи. Инструментрон Анны подал сигнал о входящем от папы, но та его блокировала. Наверняка по телевизору уже есть информация о том, что произошло в больнице, и отец хочет узнать, успела ли Анна уйти оттуда прежде чем все началось.
Как жаль, что папа с мамой - ученые, а не капитаны грузовых кораблей. Из всей семьи только брат связал себя с перелетами, но он военный.
Единственный, кто мог бы помочь - Солана Вакариан, но она сейчас далеко. К тому же, Анна старалась как можно меньше "светить" их с Зорбеком: трое носителей кода в одном месте - слишком лакомый кусочек для Жнецов. Нет, воспользоваться их кораблем тоже не вариант.
- Нирит, может, твои друзья сумеют перевезти Ашу на одну из баз Альянса? - кашлянула девушка, вспомнив о знакомствах сбцшницы.
Неудобно, однако тут вообще без вариантов. Разве что террористам ее выдать.

+3

28

В чёрных с золотистой каймой глазах появилась неприкрытая насмешка. Угроза человеческой девушки, оказавшейся биотиком, нисколько не напугала старого разведчика. Даже будучи закованным в наручники он меньше чем за пять минут мог взять контроль над ситуацией, избавившись от загнанных в угол девиц, определённо ни малейшего понятия не имевших, куда им податься, вот только его план предполагал минимизирование жертв. Только поэтому он не прикончил излишне ретивую журналистку и её подруг ещё на складе, хотя уже тогда они перестали быть нужны ему как заложницы.
- Люди, – презрительно произнёс батарианец. – С вами слишком много хлопот. Даже перед лицом уничтожения вы продолжаете свои никчёмные переделы сфер влияния. Эта женщина, – он кивнул на Ашу Беннет, – не представляла бы для Батарианской Гегемонии, а, значит, и для меня никакой ценности, если бы не её разработки, которые высоко оценили инженеры проекта „Горн“. Не удивляйтесь тому, что мне о нём известно – на Цитадели совершенно не умеют хранить секреты, – Балак мрачно рассмеялся. Конечно, создание некоего супероружия отнюдь не было большой тайной для весьма большого круга лиц, не имевших непосредственного отношения ни к Совету Цитадели, ни к главам правительств космических держав, как входивших в Галактическое правительство, так и имевших посольства на космической станции, однако от лиц вроде него – террориста номер один в Галактике – подобная информация должна была быть закрыта.
- Совет Цитадели в обычной для себя популистской манере объявил, что объединённые армия и космический флот будут сражаться за всю жизнь в Галактике, однако на деле  это коснулось лишь тех, кого они сочли своими. И я собираюсь напомнить им о тех, кого они уже однажды предали. Батарианская Гегемония уже спасла Турианскую Иерархию, когда „Цербер“, используя некогда заброшенные в турианское космическое пространство разведывательные зонды, нёсшие на себе ядерные боеголовки, заминировал ретранслятор в системе Требия. И что же сделал Совет Цитадели? Ничего. Альянс Систем не понёс никакого наказания, а Батарианская Гегемония не получила даже устной благодарности! – Балак склонил голову вправо.
- Уверен, если бы сейчас отряд „Гешпенстер“ занялся именно истреблением боевиков „Цербера“, пришедших за человеческой учёной, единственной благодарностью нам стала бы попытка ареста моих бойцов за самосуд сотрудниками Службы Безопасности Цитадели. Нет! Больше мы не намерены оставаться в тени! Раз уж Батарианской Гегемонии пришлось самостоятельно изгнать Жнецов со своей территории, так как дожидаться помощи от объединённой „армии спасения“ было бы равносильно самоубийству, её верные сыны и дочери берут спасение Галактики под свой контроль! Полагаю, если мы доставим эту женщину, предварительно поставив её на ноги, на стройку „Горна“, то появится хотя бы минимальный шанс, что нас наконец-то заметят. Вы три нужны мне живыми, чтобы была хотя бы какая-то гарантия того, что мой звездолёт не уничтожат на выходе из ретранслятора, – он замолчал и смерил свою оппонентку долгим пронизывавшим взглядом. В том, что ни она, ни её хладнокровная подруга из Службы Безопасности Цитадели не станут прислушиваться к его словам, он почти не сомневался, но всё же решил дать им шанс. В повисшей в кузове аэрофургона тишине можно было услышать негромкий писк системы жизнеобеспечения многострадальной Аши Беннет. Внезапно что-то с громким скрежетом скользнуло по крыше летающей машины, а мгновение спустя на стене возвышавшегося прямо по курсу здания расцвёл огненно-красный цветок взрыва. Батарианец глухо выругался.
- Снимите с меня наручники, и я смогу обеспечить вам огневое прикрытие!
Словно предлагая прислушаться к этому предложению, послышался стрёкот тяжёлого пулемёта, а в воздух вокруг фургона прочертили пулевые трассы.

+3

29

Развалившаяся на полу аэрофургона женщина тяжело подняла голову и обратила взгляд мутных глаз на темноволосую девушку.
- Очень надеюсь, что эти мешки не окажутся в итоге у меня под глазами, – проворчала она и хотела было встать, но в этот момент машина поднялась в воздух, и то, как всё закачалось, заставило её не только вновь прижаться к полу, но и ухватиться рукой за похожую на передвижной саркофаг каталку со встроенной системой жизнеобеспечения, на которой покоилась Аша Беннет. Калисса хотела было закрыть глаза и хотя бы притвориться спящей, но тут заговорил батарианец.
- Да, в патриотизме вам не откажешь! – без тени сарказма отозвалась она, лёжа на полу аэрофургона и глядя в потолок. – Вот только проявляете вы его как-то очень странно! У вас была возможность юридически закрепить за собой право колонизации Скилианского Предела, а вы, как я поняла, чтобы сократить финансовые расходы на бюрократические вопросы, решили заняться освоением этой территории в тихую, и, когда люди предъявили законные права на то, что вы упустили прямо из-под носа, вам хватило наглости потребовать у Совета Цитадели, чтобы за вами закрепили право на то, что вам никогда не принадлежало. И как поступила Батарианская Гегемония? Вместо того, чтобы или развязать полноценную войну, или продолжать борьбу на дипломатическом фронте, она устраивает цирк с космическими пиратами, а когда её силы разбиваются о превосходящую мощь регулярной армии Альянса Систем, её военные превращаются в террористов, способных наносить лишь точечные удары, могущие быть весьма болезненными для отдельных колоний, но бесполезные в глобальной войне! – аль-Джилани ударила кулаком по полу фургона, но поднять голову или хотя бы перевести взгляд на обличаемого ею Балака всё же не рискнула.
- Вы сами обрекли себя на изоляцию от всего цивилизованного космоса, а теперь смеете даже не удивляться, а возмущаться, что вас никто не спешил спасать! С какой стати кому-то приходить на помощь тем, кто с удовольствием наблюдал бы их гибель, сложись ситуация иначе? Вы говорите, что вы спасли родную звёздную систему турианцев? Возможно. Но зачем тогда вы, если по вашему же мнению Галактика должна забыть о распрях и сплотиться перед лицом всеобщей угрозы, вносите в ряды тех, кто готов встать в этой борьбе плечом к плечу раскол, во всеуслышание объявляя о созданных ещё во время войны Первого Контакта бомбах, задачей которых было лишь недопущение попадания земных технологий в руки вероятного противника, вместо того, чтобы использовать их для дискредитации ещё одного общего врага – „Цербера“? – она покачала было головой, но тут же застонала и начала глубоко дышать, подавляя начавшуюся тошноту. Переведя дух, журналистка продолжила:
- Что же до всего этого плана по спасению, то даже не знаю, что и сказать. С одной стороны, его нельзя назвать разумным, с другой – он, всё же, сработал, пусть, похоже, и не так, как планировали мы все. Аша в руках сразу у нас у всех – чокнутого террориста с националистическими комплексами, армии Альянса Систем, представленной одним единственным выпускником военной академии, не имеющей никаких полномочий для проведения столь масштабной операции, сотрудницы Службы Безопасности Цитадели, которая, судя по её поведению, явно не знает, что ей делать со своим триумфом, и гениальной журналистки, благодаря которой всё это вообще стало возможным! – Калисса набралась смелости и села на полу аэрофургона, однако именно в этот момент заговорили пулемёты, заставляя машину резко закачаться в воздухе, уклоняясь от вражеского огня, а женщину вновь растянуться во весь рост, крепко вцепившись в каталку.
- О чём это я? – уже не столь смело спросила она не то себя, не то товарищей по несчастью. – Ах, да… У меня есть знакомые, которые могли бы помочь мне, то есть нам, с космическим кораблём, но как мы сможем погрузить на него миссис Беннет, не привлекая ничьего внимания? Кроме того, нам потребуется хоть чем-то, но вооружённый корабль, а вот его раздобыть будет сложнее, в отличие от какой-нибудь баржи…

+3

30

Нирит молчала и старательно следила за дорогой, запоминая всё в мельчайших деталях. Её невероятно выводила сама мысль о том, что СБЦ смогли позволить произойти тому, в чём она сейчас участвовала. Она не была лидером, командиром, а потому принимать решение, нести ответственность за такое количество людей не могла в принципе. Она же из охраны порядка. Дрелла, оборвавшая все связи с Омегой, не слишком хорошо заводящая новые на новом месте жительства… Чем она-то может помочь в такой ситуации? Не смотря на то, что Балак был в наручниках, Эрлок не ощущала себя в безопасности, но виной тому был не только он: преследователи быстро нагоняли свою цель. Батарианец весьма охотно ответил на поставленные вопросы и рассуждения его были в целом логичны, но оставалась маленькая загвоздочка: зачем стараться прыгнуть выше головы, если никто этого не замечает? Эрлок нахмурилась, перебирая в голове варианты развития событий. По всему выходило, что дельных мыслей не было ни у кого из присутствующих, потому как только террорист номер один являлся владельцем полубезумного плана, который хотел обратить в свою пользу, в пользу своего народа. Похвально. Но отпусти их мужчина, как, видимо, планировал сделать, и они бы поведали службам о том, кто на самом деле увёз Ашу с собой. Как бы тогда батарианцы вышли сухими из воды? Поведали бы, что отобрали учёную у своего собрата-террориста. Девушке хотелось скрежетать зубами.
- Нет, - неохотно призналась дрелла, когда брюнетка адресовала ей свой вопрос. Было стыдно признавать это, но в данном случае Эрлок была крайне бесполезным элементом. Она тоже увидела яркую вспышку разрушительного снаряда и выругалась, когда Балак решил уговорить их по-доброму в очередной раз довериться преступному элементу.
- Где гарантия, что вам можно доверять? – резко выкручивая руль и уводя машину из-под пулемётной очереди, практически прорычала она. Однако звуки стрельбы слышались снова и снова, а темп их лишь нарастал. Если бы у неё было время – Нирит бы обязательно закатила глаза, вопрошая у Богов, Духов и прочих существ: за какие же заслуги приходится во всём этом вариться? У неё столько проблем на астероиде не было, сколько здесь.
- Начинаю склоняться к тому, что Омега – самое безопасное место в Галактике, - фыркнула девушка себе под нос, понимая, что придётся рисковать. – Отпустите вы этого патриота!  Раз вызвался – пусть помогает, - крикнула она в салон, мысленно кусая себе локти за подобные решения. Если после подобного её пристрелят – это будет справедливо.
Оставалось лишь одно… вежливо попросить Калиссу не делать опрометчивых поступков, за которые она так чудесно себя восхваляет. Дрелла даже на мгновение согласилась с Балаком – люди те ещё существа. Непостижимые, заносчивые и грубые. Но чертовски находчивые и живучие, чего уж там.
- Если у нас нет корабля с оружием, значит, надо сделать так, чтобы противник не понял, на каком корабле увезли цель. Или.. – вздохнула Нирит, – идти до конца, увязавшись за вашим благодетелем.
Проблема была лишь в том, что отдать учёную батарианцу, означало перестать бороться за неё. Не знать, что там с ней будут делать и каким образом обращаться. Слова словами. То, что женщина ему так необходима, совершенно не значит, что можно слепо верить каждому слову. Океан поглоти мужа учёной и весь «Цербер» в придачу!

+1


Вы здесь » Масс Эффект: Возрождение » Командный центр » [01.11.2186] Fuck the system!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC